Темный голос
Вероника Джиоева —
заслуженная артистка РФ, оперная дива, с 2006 года, практически сразу после окончания консерватории, стала солисткой Новосибирского академического театра оперы и балета.
Сейчас она приглашенная солистка Большого театра России, выступает на сценах ведущих театров и концертных залов мира.
В самом начале 75-го сезона на сцене НОВАТа пройдет Фестиваль Вероники Джиоевой.

Перед началом юбилейного сезона своего первого театра Вероника рассказала нам о том, почему этой осенью она споет Микаэлу в «Кармен» на сцене НОВАТа в последний раз, почему отказывается от партий меццо-сопрано, в каких постановках не участвует принципиально и почему певица обязана быть счастливой.

Слово папы — закон
Я родилась в Осетии, в Цхинвале, и музыкой я занималась всегда: сначала в цхинвальском училище, потом — во Владикавказе, потом — в Санкт-Петербурге, в консерватории.
Когда я поступала, конкурс был невероятный, самый большой конкурс за всю историю консерватории, больше 500 человек на место. Очень непросто было, конечно, — к тому же я была замужем, сын был совсем маленький. В Осетии же как обычно — раз вышла замуж, то сиди дома. Муж был категорически против того, чтобы я продолжала учебу, а вот родители были за. Папа сказал: «Или ты продолжаешь учебу, или говоришь ему "до свидания"». Такие у меня современные родители.
Вы можете посмотреть это видео без звука, но тогда не услышите музыку
И я сама не могла по-другому. Когда это сидит в тебе, то никто это не может остановить. Внутри тебя что-то говорит: надо петь. Невозможно без этого, совсем невозможно... Такая это профессия — если один раз попробовал, педагог похвалил, то остановиться уже невозможно.
Крупным голосам сложно
Голос у меня сам по себе лирический, просто он темный по тембру. Для Европы он считается уже, к сожалению, меццо-сопрано. Мой голос позволяет петь и лирические, и драматические партии, а мне, как артисту, все интересно, я обожаю исполнять кардинально разные роли.
Вот в опере «Кармен», например, я буду петь в НОВАТе 29 сентября Микаэлу в последний раз — дальше будет Кармен. Это огромный и очень серьезный материал. Кармен я исполняла один раз, очень давно и на русском языке, сейчас нужно будет все готовить заново. Сезон предстоит очень серьезный.
Мне многие говорят: «Ты же можешь петь партии меццо-сопрано, и работы будет больше». Но я по натуре не меццо, и потом, вся музыка, которую я люблю, написана для сопрано. Петь партии меццо мне легче, но мы не ищем легких путей — мне просто не интересно это ни по музыке, ни по внутренней наполненности.
Крупным голосам моего плана вообще непросто. Мне даже сказали недавно, что с большими голосами не любят сейчас возиться, потому что в этом случае у тебя есть свое я, к тебе нужно подстраиваться. А солисты с небольшим голосом готовы на все, что им диктует режиссер.

Вообще, оперу сейчас можно назвать режиссерской, на первом месте в подавляющем большинстве опер — не голоса солистов, а режиссерский замысел.

Недавно финны ставили «Леди Макбет Мценского уезда», мне предложили роль Катерины Измайловой, и я очень хотела бы ее спеть, это моя партия. Но когда я увидела идею постановки норвежского режиссера, то категорически отказалась — она все время была в ужасном неглиже, с какими-то огромными рыбами. Там музыка и так «темная», а тут еще и такая «черная» постановка. Не могу в этом участвовать, просто не могу. У меня это вызывало отвращение, а так не должно быть.

Вы можете посмотреть это видео без звука, но тогда не услышите музыку
Зритель должен уйти с ощущением волшебства, у нас и так полно грязи. Вообще, я хочу сделать Катерину с русским режиссером, это должно быть совсем по-другому. Это великая музыка, и я очень надеюсь, что мне удастся еще ее исполнить.

Конечно, есть спектакли, участие в которых — это наслаждение: сейчас в Берлине я исполняю «Аиду» — потрясающая постановка, «Дон Карлос» в Большом театре, наши постановки в НОВАТе мне очень нравятся.

Певица должна быть счастливой
Одновременно петь и играть драматические роли сложно, очень сложно. Я ж еще и очень эмоциональна по характеру. Некоторые коллеги даже не потеют во время исполнения, а я очень долго восстанавливаюсь после спектаклей.
При этом для меня спектакль легче, чем концерт. На концерте — ощущение, что я стою без одежды, во время спектакля можно спрятаться за игру, а на концерте ты одна, есть только твой голос.
Вы можете посмотреть это видео без звука, но тогда не услышите музыку
А для голоса очень важно эмоциональное состояние — я, когда начала всерьез петь, пересмотрела многие вещи в жизни, даже рассталась с некоторыми людьми, которые несут негатив.
Если ты певица — должна быть счастливой. Эмоциональный фон должен быть располагающим к прекрасному пению.
Как я восстанавливаюсь? Поспать — это во-первых, съесть что-то сладкое. Спорт — это совсем не мое. А вот 10 часов провести, примеряя наряды, парфюм, — это доставляет колоссальное удовольствие, я могу прилететь в Мадрид по важному делу и сперва побежать в бутик Carolina Herrera посмотреть, какие там новые сумки, потому что в других городах их нет.

Мне постоянно нужны новые постановки, новые страны, я не могу быть привязана к одному месту, хотя постоянные перелеты — это очень тяжело. Но и без этого уже не могу — я хочу петь много, очень много. Мне страшно, что наступит время, когда не нужно будет никуда лететь, нигде петь.

Фестиваль Вероники Джиоевой
«Кармен» 29.09
«Богема» 02.10
«Аида» 06.10
«ОНИ НЕ НАСТОЯЩИЕ!»
Экскурсия в бутафорские мастерские НОВАТа. Театральный художник — о Будде из пенопласта, «рубиновых» диадемах и сценическом оружии.
Экскурсия в бутафорские мастерские НОВАТа
«Что в Сибири, что в Египте: если артисту нужно выходить на сцену в шубе — он выйдет»
Как создают невообразимой красоты костюмы для оперы и балета,и зачем НОВАТу столько костюмеров.
ЦЕПНОЕ ДЫХАНИЕ
Самые маленькие артисты НОВАТа.
Дети-хористы — о работе, контрактах и ломке голоса.
МУЖЧИНА ВСЕГДА ВЕДЕТ
В НОВАТе танцуют аргентинское танго.
Лебеди НОВАТа улетели
Новосибирцы покорили сцену Большого.

Просмотров: 8743

Читайте также на НГС