21 августа среда
СЕЙЧАС +15°С

Бизнес в декрете: сибирячка шьет коконы, в которых дети лучше засыпают

Она начала своё дело, потому что не могла выйти из дома больше, чем на полчаса, из-за больной мамы

Поделиться

До декрета Юлия работала продавцом и бухгалтером в магазине, а также консультантом в оптовой фирме канцелярии

Фото: Юлия Максимович

Для семьи 26-летней Юлии Максимович год назад наступили непростые времена. В этот период сибирячка находилась в декретном отпуске — мама помогала с дочкой, а они с мужем могли провести время вдвоем. Но тогда все изменилось — маме Юлии самой понадобилась помощь. Женщине пришлось переехать к родителям, забросив начатый в квартире ремонт, и посвятить себя большой семье. В этой непростой ситуации Юля нашла время на хобби, которое переросло в маленький бизнес. Корреспондент SHE узнала, как ей удалось не опустить руки и суметь немного заработать.

Все началось, когда сибирячка была в положении — тогда она впервые сшила балдахин на кровать для своей дочки на старой швейной машинке. Позже муж Юлии подарил ей на Новый год более современную технику — тогда она начала шить для себя и знакомых спальные комплекты. 

«Через пару лет, находясь в декрете, подруга родила, и я в подарок решила попробовать сшить гнездышко. Всё получилось. Так и пришла идея шить для детей», — вспоминает Юлия.

Но год назад в ее семье случилось несчастье. «6 августа моя мама пришла на работу и через 30 минут рухнула на пол. Скорая увезла ее в 34-ю больницу. Когда я пришла на беседу с врачом, меня ошарашили диагнозом, мы были в шоке: случился обширный ишемический инсульт. Была поражена часть головного мозга, парализована левая сторона тела, руки и ноги не шевелились. Неделю она провела в реанимации, врачи сказали: чудом осталась жива», — вспоминает сибирячка.

Через 20 дней маму Юлии выписали из больницы. Женщине с мужем и дочкой пришлось переехать к родителям, для того чтобы ухаживать за мамой. 

После инсульта у мамы началась эпилепсия и сильный болевой синдром

После инсульта у мамы началась эпилепсия и сильный болевой синдром

«9 месяцев она только лежала и не могла заниматься. После долгого лечения и многих процедур в больницах боль начала уменьшаться. 3 месяца назад мы нашли хороших специалистов, маму научили садиться, затем вставать и уже даже делать шаги с помощью трости и нашей поддержки. Сейчас она чувствует себя намного лучше», — делится Юля.

В июле прошлого года как раз подходил к концу Юлин декрет — ее дочери исполнилось 3 года, и нужно было выходить на работу. 

«Мамина болезнь и необходимость постоянно находиться с ней рядом подвела меня к заработку на дому. Я вспомнила про свой маленький опыт шитья. Решила попробовать. Разместила объявления, бралась за всё, что заказывают», — вспоминает девушка.

По словам Юли, у нее много раз опускались руки, например в декабре того года — когда не было ни одного заказа. 

«Были мысли бросить всё. Были моменты и наоборот, когда было много заказов и у меня не хватало времени совмещать всё. Шитье меня отвлекает от домашних забот и даёт мне силы. Много раз себя жалела. Мы никогда не можем быть готовы к болезням родителей и резкой смене привычного образа жизни, в 25 лет морально тяжело смириться с происходящим. Высокая ответственность за лечение и семейные дела легли на мои плечи», — рассказывает сибирячка.

В основном Юля шьет бортики, подушки, одеяла, балдахины, гнездышки и вигвамы для новорождённых

В основном Юля шьет бортики, подушки, одеяла, балдахины, гнездышки и вигвамы для новорождённых

Гнездышко-кокон используют для малышей, чтобы им было уютно. В нем, по замыслу создателей, дети должны засыпать быстрее и спать дольше.

«Конверты на выписку шью разные, но самое популярное — это одеяло 100*100 с бантом на резинке, легко трансформируется в конверт, после выписки им можно пользоваться в кровати, на прогулке, в сани, даже в виде игрового коврика. В расцветках современные мамы чаще предпочитают минимализм: однотон, звёздочки, сердечки», — рассказывает Юлия.

Сибирячка шьет из бязи, поплина, сатина, для наполнителя использует гипоаллергенный холлофайбер. По наблюдением швеи, сейчас пользуются спросом ткани с единорогами, как среди девочек, так и среди мальчиков.

По словам Юлии, за последний год ее жизнь сильно изменилась.

«Тяжело, когда себе не принадлежишь, а нужно жить по потребностям других людей; помимо мамы и дочери, есть и другие члены семьи — папа, муж, дедушка. На всех приготовить и убрать квартиру. Со временем научилась распределять правильно свое время. Стала все планировать и записывать, увеличила сроки пошива до 14 дней, за это время всегда все успеваю», — рассказывает Юля.

Сибирячка распределяет дела, которые занимают больше 1 часа, по разным дням. 

«В плане готовки чередую дни, через день готовлю супы и вторые блюда. Вторник, среда, пятница — между завтраком, обедом и ужином я всегда шью. В понедельник и четверг у мамы занятия с реабилитологом, перед ними я меняю спальное белье, стираю, убираю, мою полы в квартире. Среда — всегда у мамы банный день, сейчас уже стало полегче, с моей помощью ходит в ванную, и там помогаю помыться. В течение недели принимаю заказы, рассчитываю всё и езжу всегда по субботам за необходимыми тканями и расходными материалами. В воскресенье посвящаю время семье, отдыху и личным делам», — рассказывает Юлия свое расписание. 

Сибирячка считает, что в таком бизнесе можно немало заработать, но сама она пока находится в начале этого пути, и заработок нестабильный. В самый прибыльный месяц Юле удавалось заработать около 16 тысяч рублей, а в самый провальный не было ни одного заказа. Это сравнимо с ее заработком до ухода в декрет. Цены на изделия состоят из двух частей — 50 на 50%, одна часть — затраты на материалы для изделия, вторая часть — доход за работу. 

«На самом деле нам денег не хватает на продукты даже, муж зарабатывает немного, и у нас есть кредиты, взятые до всех жизненных изменений. Деньги, которые я зарабатываю для нас, — копейки, их едва хватает на жизнь, ничего не могу с них себе позволить, на платное лечение мамы нам даже знакомые собирали небольшие суммы. В первую очередь для меня шитье — это любимое дело, но в нашей ситуации это и ради заработка: если бы не умела шить, пошла бы по ночам лепить пельмени или мыть посуду в кафешки», — признается женщина.

Юлия вспоминает, что до событий последних нескольких лет ее жизнь была спокойной и размеренной. По выходным они часто проводили время с мужем на даче, ездили летом на берег и смотрели фильмы

Юлия вспоминает, что до событий последних нескольких лет ее жизнь была спокойной и размеренной. По выходным они часто проводили время с мужем на даче, ездили летом на берег и смотрели фильмы

«Сейчас я живу в бешеном ритме. Помимо ведения страницы, фото, текстов, расчетов затрат и прибыли, очень много уходит времени на общение и обсуждение деталей заказов. Часто дела делаю ночью», — рассказывает начинающий предприниматель. 

Юлии пришлось отказаться от встреч с подругами, развлечений в торговых центрах, походов с мужем в кино. Уход за собой, по ее словам, тоже стал минимальным, сейчас Юля редко пользуется косметикой. 

«Раньше мама помогала с дочкой, сейчас ребенок со мной находится 24/7. И маму одну не оставить дольше, чем на полчаса. Пришлось бросить начатый ремонт в своей квартире, и нет времени заниматься дачным участком. Нет возможности доучиться в институте, я была на 5-м курсе. Возможно, позже смогу защитить диплом», — планирует Юлия. 

По словам сибирячки, начать несложно, главное — удержаться в своей сфере. Для этого, по ее мнению, нужно хорошо изучить рынок того, что вы собираетесь предложить людям, и загореться идеей.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Ира
2 авг 2019 в 00:56

Юлия, мама может вами гордиться, она вырастила достойного человека

Непонятливая Я
2 авг 2019 в 07:24

Есть муж, папа, дедушка- почему все проблемы взвалила на себя? В таком темпе долго не выдержать.Папа и дедушка о маме, вероятно, тоже могут позаботиться.Вид деятельности, который выбрала Юлия больших доходов не приносит, особенно, если всё оформить по правилам и платить налоги.

не хватает на продукты
2 авг 2019 в 01:16

Муж работает, жена работает и нищета. Средний заработок,вероятно, не 40 тысяч, а 15 по Новосибирску. Пенсия по инвалидности 10 тысяч, на эти деньги можно нанять сиделку, прокормиться, заплатить ЖКХ и купить лекарства. А если нет, то это называется геноцид.