истории

Федорук командовал танком, а Травникова наказывали селедкой. Известные сибиряки — о службе в армии

Они рассказали НГС, как их забрали служить прямо с пар, а они учили старшин вальсам

Будущий ректор НГУ Михаил Федорук служил в Монголии и командовал танком
Будущий ректор НГУ Михаил Федорук служил в Монголии и командовал танком


Спустя почти 100 лет 23 февраля превратилось из Дня Красной армии в праздник, когда поздравляют всех мужчин. Всё же для некоторых День защитника отечества — не просто гендерный праздник, а повод вспомнить настоящие армейские будни, когда они управляли танками и ракетными установками. Новосибирские политики, учёный и актёр вспомнили, как проходили службу в армии: их забирали с занятий в университете, отправляли на 2 года на дальние рубежи страны и доверяли им минные поля. А иногда отправляли в наряды вне очереди.

 

Армия подготовила Андрея Травникова к суровым испытаниям. Например, к 2 неделям на селёдке
Армия подготовила Андрея Травникова к суровым испытаниям. Например, к 2 неделям на селёдке


Андрей Травников, губернатор Новосибирской области:


«Службу проходил в 90–92-м годах. Призывался в Советскую Армию, а демобилизовался уже из Российской. В армию пошел сразу же после окончания техникума, в 19 лет. Служил в Подмосковье.


Воспоминания об армии положительные: служил я в интересной, в отборной части. С одной стороны — серьёзная боевая подготовка, хорошая физическая нагрузка, много стрельб, полевые сборы в летнем лагере. С другой — интересная инженерная составляющая, потому что служил в аварийно-спасательной роте. Её основное назначение — выполнение спасательных операций и спасение людей в условиях военного времени.


Расскажу одну из курьезных историй: когда две роты были наказаны нашим начальником продчасти и находились на селедочной диете две недели. Каждый день ели жареную селедку с перловкой и с картофельным пюре. 


Такое однообразное меню мы получили из-за того, что кто-то захотел первого свежего весеннего чая и стал щипать листья молодой смородины в палисаднике у начальника столовой. Понемногу кусты были ощипаны до веточек. Начпрод, конечно, не нашёл, кто же конкретно виноват. В итоге две недели все несли коллективное наказание».


Андрей Черных с партнёршей по спектаклю «Дети солнца» Ириной Кривонос
Андрей Черных с партнёршей по спектаклю «Дети солнца» Ириной Кривонос


Андрей Черных, заслуженный артист РФ, актёр театра «Красный факел»:


«Служил я где-то в 90–92-м году. Это был Алтайский край, город Алейск, ракетные войска стратегического назначения. Меня призвали после первого курса Новосибирского театрального училища и забрали с урока по фехтованию. Я не ходил на повестки, было самое такое время, перестройка. За мной пришли в училище на улице Ядринцевской и сказали: "Собирайтесь, поедемте". Меня не успели посадить на поезд в Кремлёвский полк, так я попал в ракетчики и ни о чём не жалею. 


Тогда армия ещё была многонациональная, было много ребят из разных республик. Хотя полк был в основном из сибиряков, был у нас парень Мэргэн. Парнишка был — пулемёт выше него. Однажды мы сидим в карауле, и приезжает сам генерал с проверкой. Проверяет, всё у нас нормально, генерал в настроении — я это всё со стороны наблюдал. У нас там комната отдыха, на стене висела гитара. Генерал его и спрашивает: "Играешь наверное?". Мэрген растерялся перед генералом, насколько знал русский, отвечает: "Немножко". Идут дальше, видит спортивные снаряды — гантели, гири. Генерал: "Спортом занимаешься?", — а тот: "Немножко, товарищ генерал". Дальше минные поля, генерал спрашивает его: "Умеешь с минными полями разбираться, включать, на дежурство ставить?" — "Немножко, товарищ генерал". Тут генерал напрягается и говорит: "А пищу вы как готовите, всё нормально?" — "Немножко, товарищ генерал". — "Как немножко? Ты по-русски-то хоть понимаешь, мать-перемать твою?!". А Мэргэна как заклинило: «Немножко, товарищ генерал".


Приходилось ползать вручную минные поля запускать, в то же время никакие провода не работали. Приходилось, если начальство не видит, делать вид, что у нас всё работает и провода наши на месте, молотком запускали большие дымовые шашки».


В юности будущий ректор НГУ был танкистом
В юности будущий ректор НГУ был танкистом


Михаил Федорук, ректор Новосибирского государственного университета:


«Я служил в армии с 1974 по 1976 год. Заочно окончил первый курс Новосибирского электротехнического института, и, поскольку заочники не имели отсрочки, в ноябре 1974 года меня призвали в армию. Тогда это была почетная обязанность каждого гражданина СССР, и, естественно, я отслужил два года срочной службы. До сих пор помню дату призыва — 13 ноября 1974 года. Полгода я провел в танковой учебной части в Чите, где учился на наводчика орудия. Следующие полтора года служил в самом отдаленном гарнизоне Монгольской Народной Республики (тогда это был Забайкальский военный округ). У меня не было никаких отпусков, домой я вернулся только 15 ноября 1976 года.


Михаил Федорук (в центре) вместе с товарищами
Михаил Федорук (в центре) вместе с товарищами


Закончил службу в звании старшего сержанта, был командиром танка и неплохо освоил эту профессию. Впоследствии, когда я учился в Новосибирском государственном университете, у нас была военная кафедра, и я был назначен командиром учебного взвода. В армии было много разных историй, курьезных и не очень. 


Помню, что в начале моей службы, во время ночных стрельб, когда мне пришлось командовать танком, я неправильно дал команды механику, в итоге танк заехал не туда, куда нужно, и мы не вернулись на исходную точку. 


Как помню, я получил большую взбучку от командира взвода. Потом, конечно, в процессе прохождения службы больше такого не повторялось. Или когда я впервые заступил в караул на самом отдаленном посту гарнизона, на складе боеприпасов. Там были смены по два часа. Когда первая смена подходила к концу, я крикнул, как и было положено: «Стой! Кто идет? Стрелять буду!», причем не только по-русски, но и по-монгольски. А мне в ответ начальник смены, который был уже дембелем, сказал, чтобы я так больше не кричал и не пугал "заслуженных" воинов. И вот в очередную смену я промолчал, а он в свою очередь спросил, почему я действую не по уставу. 


Однажды у меня от шинели оторвалась пуговица, и я придумал затянуть место отрыва ремнем. Ротный заметил и объявил мне несколько нарядов вне очереди. Самое важное, что мне дала армия, — это желание все доводить до конца. Несмотря на то что было много всего за два года службы, я с благодарностью и теплотой вспоминаю это время».


В молодости будущий депутат был ракетчиком
В молодости будущий депутат был ракетчиком


Ренат Сулейманов, заместитель председателя Совета депутатов Новосибирска:


«Служил в 1985–1987 годах в Красноярске, в ракетных войсках оперативно-тактического назначения. Попал со второго курса университета, отсрочки тогда отменили. Пришёл в военкомат, отправили на Холодильную, на призывной пункт приезжают "покупатели" — меня и забрали в ракетную бригаду. 


За два года много всякого было. Например, я участвовал в боевых пусках полигона Капустин Яр на границе Волгоградской и Астраханской областей. Сергей Павлович Королёв ещё там свои первые ракеты запускал. Нас был большой эшелон, ездили туда в феврале – в начале марта. Перед этим нас тренировали жить в 40-градусный мороз. У нас был учебный центр под Красноярском, деревня Таскино. 


Мы жили в 38-градусный мороз в палатках, внутри были сварены буржуйки, стояли двухъярусные кровати. Но как только дневальный засыпал, через 5 минут в палатке становилась так же, как и на улице.


В ходе одних учений у нас была боевая задача, мы её выполняли двое суток, — там были марши, развёртывания, снова марши, всё достаточно утомительно. В нашем отделении я был старший наводчик. По сценарию учений против нас действовала диверсионная группа — она должна была уничтожить пусковую установку. На второй день учений все устали. Несмотря на то что к нам был пригнан мотопехотный Севастопольский полк, который должен был охранять пусковые установки, мы всё равно выставляли свою внутреннюю охрану. Караул стоял, но ребята устали, и утром наш механик-водитель обнаружил под установкой белый крест. И взял его и стёр, а крест обозначал как раз, что диверсанты всё-таки подобралась и нарисовали крест.


Пришли проверять офицеры, диверсионная группа утверждает, что пусковая установка уничтожена. Как? Где? А креста не было! За находчивость наш механик был капитаном батареи поощрён».

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено