Берегов не видят

Двух известных депутатов-строителей обвинили в захвате берега Оби — новосибирцы платят миллионы за участки с личным пляжем

Культурно-оздоровительный центр ООО «Энергомонтаж», у которого ФБК обнаружил огороженный пляж
Культурно-оздоровительный центр ООО «Энергомонтаж», у которого ФБК обнаружил огороженный пляж

Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) обвинил новосибирских депутатов Ивана Сидоренко и Андрея Каличенко в захвате берега Оби, что категорически запрещено природоохранным законодательством. После скандала забор пришлось спешно убрать, но подобные ограждения остаются на десятках километров береговой линии Оби в Новосибирске и пригородах. Где еще заборы мешают любоваться речными просторами, сколько стоит участок у кромки воды и как с самозахватом берегов борются власти, узнал корреспондент НГС.НОВОСТИ.

ФБК 27 июня опубликовал расследование, в котором обвинил в нарушении природоохранного законодательства депутата Заксобрания НСО Ивана Сидоренко и депутата горсовета Новосибирска Андрея Каличенко (оба работают на руководящих должностях в одной из крупнейших строительных компаний НСО — ООО «Энергомонтаж»). По данным борцов с коррупцией, вокруг 8 коттеджей на Лесном шоссе на севере Заельцовского района Новосибирска поперек береговой полосы стоит забор, уходящий от построек в реку и ограничивающий доступ к воде посторонним. Это подтвердил и начальник департамента Росприроднадзора по СФО Евгений Калинин, скан письма которого выложен на сайте ФБК. Инспекторы ведомства обнаружили этот забор 16 июня: он стоял по обе стороны участка с коттеджами и уходил в воду, «препятствуя свободному доступу граждан к водному объекту».

Водный кодекс РФ прямо запрещает ставить заборы на береговой полосе водоемов. Закон устанавливает ширину береговой полосы водных объектов (рек, морей, озер и др.) в 20 м, для рек и ручьев длиной менее 10 км — 5 м (п. 4 ст. 65).

Этой зоной вправе пользоваться любой гражданин «для передвижения и пребывания около них, в том числе для осуществления любительского и спортивного рыболовства и причаливания плавучих средств», говорится в законе.

5 июля Сидоренко и Каличенко фактически подтвердили нарушение закона. В их заявлении забор в реке назван «временным строительным ограждением, установленным подрядной организацией на период строительства, которое не было своевременно ликвидировано» (цитата по сайту Тайга.инфо, где опубликовано заявление депутатов). Депутаты обещали убрать этот забор «в кратчайшие сроки». По данным телепрограммы «Прецедент», уже 1 июля его не было.

Изобилие заборов и застройки на берегу реки можно найти в северной части Новосибирска и пригородах — в районе Заельцовского парка, поселка Мочище и Кудряшей и далее в сторону Мошковского района, подтверждают начальник отдела надзора за водными ресурсами департамента Росприроднадзора в СФО Татьяна Коновалова и руководитель направления загородной недвижимости АН «Квадротека» Игорь Зеленский. «Все привлекательные прибрежные места — Кудряши, Заельцовский парк, Мочище. В Бердске проблемные места есть. Зеленый мыс возле ВАСХНИЛа, внутри садоводческих товариществ», — говорит Коновалова. «На Ине, где дачки по 500 [тыс.] руб., — там такого нет», — согласен Зеленский. В первую очередь строят заборы владельцы индивидуальных жилых домов, это не касается организованных дачных или коттеджных поселков, отмечает чиновница.

Ведомство регулярно проводит рейды и выдает предписания тем, кто преграждает доступ к воде, рассказывает Татьяна Коновалова. «Нарушений было много всегда, но сейчас реагируют соседи и неравнодушные люди», — добавляет она. Татьяна Коновалова отмечает, что ответственность за ограничение доступа к береговой полосе установлена не так давно — в октябре 2013 года.

В КоАП РФ предусмотрены штрафы за это нарушение: 3–5 тыс. руб. для граждан, 40–50 тыс. руб. — для ИП, 200–300 тыс. руб. — для юрлиц.

Предприниматели и компании могут поплатиться за нарушение также административной приостановкой деятельности на различные сроки. Но это не останавливает домовладельцев, которые нередко игнорируют предписания, признает Коновалова: «Как правило, это не скромные коттеджи, вы же понимаете». Тогда Росприроднадзору приходится идти в суд, а потом добиваться сноса забора силами судебных приставов.

В пригородах на берегах есть целые дачные поселки прямо у воды, где никакой береговой линии не предусмотрено в принципе: Обь течет за забором. Тем не менее доступ к воде не ограничивается, между участками есть проходы к воде, рассказывает новосибирец Николай, семья которого получила дачу на острове Зелененький в поселке Мочище еще в конце 1970-х годов. На том же острове есть и роскошные коттеджи. Корреспондент НГС.НОВОСТИ осмотрел окрестности самого белоснежного из них: забора у воды нет, но есть пирс, с которого любого постороннего вежливо попросят уйти охранники. «С островами вообще отдельная песня — тоже проблема. Острова не такие большие, вся территория получается в пределах природоохранной зоны», — признает Татьяна Коновалова из Росприроднадзора.

Наличие собственного выхода к воде нелегально, но оно только повышает привлекательность участков у реки, отмечает Игорь Зеленский. По его оценке, сотка у берега на таком участке может стоить от 250 тыс. до 1 млн руб. Разбег цен на готовые дома на «вторичке» большой, поскольку объекты строятся по индивидуальным проектам, есть варианты по 35–45 млн руб., но есть и рекорды — до 120 млн руб. за особняк, рассказывает эксперт. Такие дома по умолчанию продаются с огражденным участком береговой линии, а при сделках с такими участками продавец еще даст консультацию, как сохранить ограду, говорит риэлтер. Есть и ухищрения: капитального забора может не быть, зато доступ на береговую линию можно ограничить искусственно созданными препятствиями. «Там перерыл, тут перерыл, вроде ничего не перегородил, но создал условия, которые затрудняют попадание», — поясняет Игорь Зеленский.

«С самозахватом бороться сложно. Службы, которая приехала бы по звонку и сломала чужой забор, нет — надо либо через суд, либо обращением в прокуратуру», — говорит координатор движения «Искалеченный Новосибирск» Олеся Вальгер. Она связывает желание оградить себе участок берега с «проблемой культуры и желанием безопасности». Впрочем, о безопасности надо думать и тем, кто забрел на огороженный пляж. Резонансный случай произошел в ноябре 2006 года, когда бизнесмен Вольдемар Басалаев дал жесткий отпор двум рыбакам на пляже, который подконтрольные ему компании арендовали у городских властей. Один мужчина был избит, другой лишился глаза от выстрела из травматического пистолета. Летом 2007 года Басалаев был приговорен к 5,5 годам заключения в колонии общего режима. Срок бизнесмен уже отбыл.


Михаил Руднев
Фото Александра Ощепкова
Читайте также
НГС.БИЗНЕС
АФИША
SHE
НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ
НГС.АВТО
НГС.РАБОТА