Рожай и богатей

За рождение ребенка семьям с ипотекой предложили освободить от процентов по кредиту — экономист, банкир, риэлтор и социолог обрисовали, стоит ли поторопиться с зачатием

Рожай и богатей

В конце марта в Госдуму РФ поступило предложение ввести «детский жилищный вычет». Предполагается, что при рождении детей молодым родителям государство поможет сократить долг по ипотеке. Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов высказал в своем микроблоге мнение, что можно уменьшить процент по ипотеке на 50 % тем, кто родил второго ребенка, и аж на 100 % — при рождении третьего. Пока депутаты не раскрывают, в какой стадии рассмотрения находится предложение и его тонкости. Корреспондент НГС.НОВОСТИ пообщалась с социологом, демографом, экономистом, банкиром и риэлтором, которые высказали свое мнение о том, кому и для чего это нужно, сможет ли работать система и будут ли результаты.

Владимир Клисторин, доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник Института экономики СО РАН: «Если под результатом подразумевается изменение демографической ситуации, то будет почти незаметный эффект. Это показывает весь мировой опыт. Сколько было программ ООН по сокращению рождаемости в развивающихся странах, но мало к чему все это привело. И наоборот, Европа занимается стимулированием рождаемости — первые примеры [были] уже, наверное, сто лет назад. Но в результате выяснилось, что

на рождаемость больше влияет национальный или религиозный фактор, чем всякого рода усилия государства по помощи.

Если рассматривать целью просто поддержку молодых семей и одновременное снижение риска для банковской системы, то результат, безусловно, будет. У нас довольно высокие проценты невозвратов по кредитам, возникают задержки при обслуживании кредитов. Когда нужно увеличивать резервы, это снижает прибыль. Поскольку государство — гораздо более надежный заемщик, чем семьи, особенно молодые, то, конечно, здесь банкам будет большое послабление. Я не знаю, как это все будет выглядеть, но не исключаю, что правительство может просто принять решение перепоручить регионам его реализовывать, чтобы они нашли в своих региональных бюджетах эти деньги. Тогда федеральный бюджет вообще не пострадает. Это такой хороший предвыборный шаг. Правительство очень сильно критикуют, вот будет за что их не критиковать, а наоборот поблагодарить».

Ольга Чудаева, научный сотрудник отдела социальных проблем Института экономики и организации промышленного производства СО РАН: «Что мешает семьям родить при желании иметь детей? Первое — это материальные трудности, второе — неуверенность в завтрашнем дне: уволят с работы, заболеет, т.е. потеряет доход. А третье — жилье. Жилье — это важнейший пункт. Но затраты на детей даже несопоставимы с этими ипотечными прощениями, не говоря уже о детских пособиях. Когда в 2006 году было впервые озвучено про материнский капитал, эффект был, т.е. людям был дан сигнал, что государство заинтересовано. Суммарный коэффициент рождаемости, который характеризует интенсивность процесса рождения, увеличился. Сейчас проблема в том, что многие не желают [заводить детей]. Я за меры активной демографической политики, в том числе в жилищной сфере. Вопрос еще в том, кто будет финансировать. Если скинуть на регионы, которые и так в долгах как в шелках, то это будет совершенно пустое занятие.

Для Сибири куда более эффективной мерой, на мой взгляд, было бы выделение больших участков земли под усадебное домостроение.

У нас полно земли, правда, ее не выделяют или выделяют со скрипом. Очень много заброшенных деревень, и много людей при существенной поддержке согласились бы переехать в село. Когда у человека есть крыша над головой, земля, которая прокормит его, — в любом случае уже не будет такого страха перед будущим».

Петр Докучаев, управляющий новосибирским филиалом Ланта-Банка: «Это не столько принципиальный вопрос для банков, сколько для государства. У банков останутся те же требования, какие есть: первоначальный взнос, работоспособность, доход [заемщика]. Если ипотека берется и в месяц нужно платить 20–30 тыс., а он получает 5 тыс., понятно, что перспектив получить [ипотеку] у такого заемщика нет, потому что не сможет рассчитаться. Требования [к заемщику] не перекликаются с этой инициативой. Это возможности государственных денег. Кризис будет очень длительный, мы это прекрасно понимаем. Для молодежи по-прежнему сложно и квартиру купить, и содержать ребенка. А когда уменьшаются проценты, эти деньги можно на ребенка использовать. С введением материнского капитала действительно охотнее брали ипотеку. Но в последнее время люди стали настороженнее, чаще думать о том, как сложится на работе.

Если в новых условиях будет уверенность — я взял ипотеку, знаю, что через 9 месяцев у меня родится ребенок и мне уберут проценты, — конечно, произойдет подъем ипотеки. Но рынок недвижимости только этим мы не оживим. Это происходит только тогда, когда у людей появляются доходы».

Олег Харченко, директор Центрального Агентства Недвижимости: «Цены на жилье (если примут постановление), я считаю, расти не будут. Я не вижу тут значимого спроса. Это не монетарные льготы. Вот в 2008–2009 годах, когда губернаторские субсидии были, это была монетарная льгота, т.е. определенная сумма. Тогда нарисовались продавцы и застройщики. Сейчас делить льготные проценты, вкладывать их в стоимость, я считаю, что не будут. А сказать, что увеличится спрос и за счет этого цена поднимется, — я считаю, что сильного большого спроса мы по этому направлению не увидим. 100%-ное субсидирование процентов, я считаю, что не пройдет, это будет слишком затратно. Это длинные деньги. Я вспоминаю 2004–2006 годы, у нас было достаточно много клиентов, которые через ипотеку хотели получить более интересные условия по займу для бизнеса. Фактически они имитировали сделку между собой, между партнерами по бизнесу. Таким способом выдергивали деньги под более интересные проценты, чем под кредиты для бизнеса. Вот в этой ситуации будет практически такой же эффект, и пользоваться будут для этого же».

Анна Михеева, доцент кафедры общей социологии экономического факультета НГУ: «В Германии — и в ГДР, и в ФРГ — эти меры по предоставлению жилья, по погашению кредита были еще в 70-х годах. Ну и что? У них сокращалось население в 80-х годах. Это не стимулирование рождаемости, это просто борьба с бедностью… В Германии, в Дании, в Финляндии есть пособия, какие только можно: и снижение налогов, и снижение ставок на кредит и т.д. В Японии тоже опыт снижения налогов, снижения ставок кредитных — никакого повышения рождаемости там нет. Там наоборот — чайлдфри.

Страну характеризует не уровень рождаемости, а уровень бедности. Уровень рождаемости вообще не входит в показатель развития общества. А у нас это не называется борьбой с бедностью. У нас это называется предвыборная агитация».


Анна Богданова
Фото Николая Федорова (РИА Новости)
Читайте также
НГС.БИЗНЕС
АФИША
SHE
НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ
НГС.АВТО
НГС.РАБОТА