25 февраля вторник
СЕЙЧАС -4°С

Новые бедные (фоторепортаж)

Новосибирские семьи объявлены самыми бедными в Сибири — три нормальных семьи рассказали и показали НГС.НОВОСТИ, как они живут почти без денег

Поделиться

Олеся и Александр Гороховы вместе с двумя сыновьями строят свой дом в селе Морозово. Обоим мальчикам по наследству от дедушки передалось плохое зрение: у старшего Захара <nobr>–6</nobr> дпт, а у Назара <nobr>–14</nobr> дпт — четырёхлетний мальчик инвалид по зрению. Одни его очки стоят 19 тыс. руб. Мама Олеся работает культорганизатором за 9,5 тыс. руб., а отцу пришлось уйти с работы и оформить на себя уход за ребенком-инвалидом — за это ему платят 6 тыс. руб.

Олеся и Александр Гороховы вместе с двумя сыновьями строят свой дом в селе Морозово. Обоим мальчикам по наследству от дедушки передалось плохое зрение: у старшего Захара –6 дпт, а у Назара –14 дпт — четырёхлетний мальчик инвалид по зрению. Одни его очки стоят 19 тыс. руб. Мама Олеся работает культорганизатором за 9,5 тыс. руб., а отцу пришлось уйти с работы и оформить на себя уход за ребенком-инвалидом — за это ему платят 6 тыс. руб.

«Мы с мужем не воспринимаем это как трудность. Надо больницу — значит, надо! — продолжает женщина. — В год у него зрение было уже <nobr></nobr>–12 дпт, астигматизм 1 дпт. Надеть такие очки ребенку — это сразу перелом переносицы. Облегченные линзы стоят дорого. Их не производят массово, только под заказ в Италии. Одна линза 7,5 тыс. Первые очки обошлись нам почти в 8 тыс., а теперь это уже 19 тыс.».

«Мы с мужем не воспринимаем это как трудность. Надо больницу — значит, надо! — продолжает женщина. — В год у него зрение было уже –12 дпт, астигматизм 1 дпт. Надеть такие очки ребенку — это сразу перелом переносицы. Облегченные линзы стоят дорого. Их не производят массово, только под заказ в Италии. Одна линза 7,5 тыс. Первые очки обошлись нам почти в 8 тыс., а теперь это уже 19 тыс.».

Раньше супруги жили в Бердске, но вскоре вернулись на малую родину Олеси. «Прожили мы там 8 месяцев. Сначала на 6-м, а потом на 4-м этаже. Я на работе, а она дома одна с ребенком — попробуй спусти-подними коляску. Хотели квартиру побольше, взять ипотеку, кредит — но это такой хомут на шее. Подумали, а давай в деревню к маме!» — вспоминает Александр. Из городского жителя он превратился в крепкого деревенского мужика, который держит все хозяйство. Строить дом семья Гороховых начала по программе развития сельской местности. «Мы сначала получили 300 тыс. и потом успели еще 100 тыс. подъемных взять на благоустройство. На эти деньги мы провели газ», — добавляют супруги.

Раньше супруги жили в Бердске, но вскоре вернулись на малую родину Олеси. «Прожили мы там 8 месяцев. Сначала на 6-м, а потом на 4-м этаже. Я на работе, а она дома одна с ребенком — попробуй спусти-подними коляску. Хотели квартиру побольше, взять ипотеку, кредит — но это такой хомут на шее. Подумали, а давай в деревню к маме!» — вспоминает Александр. Из городского жителя он превратился в крепкого деревенского мужика, который держит все хозяйство. Строить дом семья Гороховых начала по программе развития сельской местности. «Мы сначала получили 300 тыс. и потом успели еще 100 тыс. подъемных взять на благоустройство. На эти деньги мы провели газ», — добавляют супруги.

Недавно Гороховы завели корову и теперь осваивают домашнее производство творога и масла. «За неделю где-то на 1,5 тыс. руб. продаем молока. Дети у нас любят молочку. Раньше тысяч 6 в магазине отдавали только за молочные продукты. Теперь эти деньги остаются в семье», — рассказывают о своем бюджете Гороховы. По специальности Олеся экономист-менеджер-антикризисник, раньше работала бухгалтером в досуговом центре. «Я там чуть ли не ночевала. Все же идет через казначейство, нужно все строго в срок сдавать, и не важно, что на часах уже 11 вечера», — вздыхает Олеся.

Недавно Гороховы завели корову и теперь осваивают домашнее производство творога и масла. «За неделю где-то на 1,5 тыс. руб. продаем молока. Дети у нас любят молочку. Раньше тысяч 6 в магазине отдавали только за молочные продукты. Теперь эти деньги остаются в семье», — рассказывают о своем бюджете Гороховы. По специальности Олеся экономист-менеджер-антикризисник, раньше работала бухгалтером в досуговом центре. «Я там чуть ли не ночевала. Все же идет через казначейство, нужно все строго в срок сдавать, и не важно, что на часах уже 11 вечера», — вздыхает Олеся.

«До кризиса могли потратить 3 тыс. на продукты и что-то домой привезти, а сейчас на 3 тыс. ничего не купишь. Главное развлечение теперь — огород!». Супруги перечисляют прежние расходы: «Стали реже возить детей в кино. Старшего до кризиса возили дважды в неделю в бассейн. На коньках в ЛДС катались. Теперь это уже не можем себе позволить». Сами себя Гороховы, смеясь, называют невыездными из-за большого огорода и телят. Отец семейства в будущем планирует развивать и зарабатывать на домашнем производстве продуктов.

«До кризиса могли потратить 3 тыс. на продукты и что-то домой привезти, а сейчас на 3 тыс. ничего не купишь. Главное развлечение теперь — огород!». Супруги перечисляют прежние расходы: «Стали реже возить детей в кино. Старшего до кризиса возили дважды в неделю в бассейн. На коньках в ЛДС катались. Теперь это уже не можем себе позволить». Сами себя Гороховы, смеясь, называют невыездными из-за большого огорода и телят. Отец семейства в будущем планирует развивать и зарабатывать на домашнем производстве продуктов.

Денис Пчельников — младший научный сотрудник Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН. После реформы Академии наук и прихода ФАНО Денис стал получать чистый оклад — 15 тыс. руб., хотя еще несколько лет назад его средняя зарплата вместе со всеми грантами была около 35 тыс. руб. Супруга Татьяна сейчас получает 7 тыс. руб. декретных и иногда подрабатывает фотографом. В их семье подрастают две девочки — трехлетняя Ульяна и восьмимесячная Алиса. «У нас официально 22 тыс. на четверых!» — усмехается Денис.

Денис Пчельников — младший научный сотрудник Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН. После реформы Академии наук и прихода ФАНО Денис стал получать чистый оклад — 15 тыс. руб., хотя еще несколько лет назад его средняя зарплата вместе со всеми грантами была около 35 тыс. руб. Супруга Татьяна сейчас получает 7 тыс. руб. декретных и иногда подрабатывает фотографом. В их семье подрастают две девочки — трехлетняя Ульяна и восьмимесячная Алиса. «У нас официально 22 тыс. на четверых!» — усмехается Денис.

«Науку бросать не хочу, но в Академии наук очередная реформа. Приходится зарабатывать чем получится. Пробовали заняться IT-бизнесом, на полгода уезжали в Набережные Челны. Телевизор нам подарил президент республики Татарстан Рустам Минниханов. Мы были первыми поселенцами IT-дома, — рассказывает Денис, немного хвастаясь. — Но у нас была вторая дочь на подходе, а бабушки и дедушки здесь. С двумя детьми на чужбине тяжело».

«Науку бросать не хочу, но в Академии наук очередная реформа. Приходится зарабатывать чем получится. Пробовали заняться IT-бизнесом, на полгода уезжали в Набережные Челны. Телевизор нам подарил президент республики Татарстан Рустам Минниханов. Мы были первыми поселенцами IT-дома, — рассказывает Денис, немного хвастаясь. — Но у нас была вторая дочь на подходе, а бабушки и дедушки здесь. С двумя детьми на чужбине тяжело».

«С приходом ФАНО выживали за счет кредитной карты. В начале года платили оклады без премиальных, мы залазили в кредитную карту, а через пару месяцев гасили. Но когда перестали платить премии, закрывать долг стало нечем», — вспоминает Татьяна. Экономить приходится на покупках техники: старый чайник сломался, новый покупать не стали.

«С приходом ФАНО выживали за счет кредитной карты. В начале года платили оклады без премиальных, мы залазили в кредитную карту, а через пару месяцев гасили. Но когда перестали платить премии, закрывать долг стало нечем», — вспоминает Татьяна. Экономить приходится на покупках техники: старый чайник сломался, новый покупать не стали.

Денис и Татьяна решили подработать на декоративных подарках к праздникам — варить шишковое варенье и продавать его в красивых баночках. Свой бренд они назвали просто — «Озорная шишка». Собирают шишки в Усть-Коксе. На 200 мл варенья нужно 200 г сырья. Пока что партии небольшие — всего 500 баночек. «Мы нашли хорошего технолога и дальнюю деревню, где жители готовы заниматься таким производством, в кризис желающих поработать много», — объясняет Денис.

Денис и Татьяна решили подработать на декоративных подарках к праздникам — варить шишковое варенье и продавать его в красивых баночках. Свой бренд они назвали просто — «Озорная шишка». Собирают шишки в Усть-Коксе. На 200 мл варенья нужно 200 г сырья. Пока что партии небольшие — всего 500 баночек. «Мы нашли хорошего технолога и дальнюю деревню, где жители готовы заниматься таким производством, в кризис желающих поработать много», — объясняет Денис.

Баночка шишкового варенья от Дениса и Татьяны стоит около 500 руб. «Если делаешь дежурный подарок кому-нибудь — коробку конфет и бутылку чего-нибудь, — то выходит 1 тыс. руб. Наш подарок вдвое дешевле, и он необычный. Люди берут, но пока что это приработок, а не заработок. Оборот по варенью составил 100 тыс., но чистого заработка гораздо меньше. Сейчас у нас будет свое контрактное производство. Планируем заработать несколько сотен тысяч», — супруги делятся планами развития семейного бизнеса.

Баночка шишкового варенья от Дениса и Татьяны стоит около 500 руб. «Если делаешь дежурный подарок кому-нибудь — коробку конфет и бутылку чего-нибудь, — то выходит 1 тыс. руб. Наш подарок вдвое дешевле, и он необычный. Люди берут, но пока что это приработок, а не заработок. Оборот по варенью составил 100 тыс., но чистого заработка гораздо меньше. Сейчас у нас будет свое контрактное производство. Планируем заработать несколько сотен тысяч», — супруги делятся планами развития семейного бизнеса.

Родители с улыбкой вздыхают, что дети быстро растут. «В кризис все знакомые стали друг другу помогать, меняться детскими вещами. Вот сандалики дали попользоваться — у той семьи второй ребёнок на подходе», — объясняет Денис.

Родители с улыбкой вздыхают, что дети быстро растут. «В кризис все знакомые стали друг другу помогать, меняться детскими вещами. Вот сандалики дали попользоваться — у той семьи второй ребёнок на подходе», — объясняет Денис.

Три недели назад Елена Дубовцева вместе с двумя дочерьми переехала в село Быково к будущему супругу Артему. Раньше они жили с мамой неподалеку, в Барышево. Купить собственное жилье у Елены нет средств — на материнский капитал можно взять только комнату, считает женщина. На новом месте семья еще не успела обустроиться, но уже планируют сделать дополнительную спальню. Автобус отсюда до Барышево, рассказывают местные, ходит раз в два часа. «Машина у меня "девятка" старенькая, отвожу на ней детей в школу, сама на работу еду. Здесь, в Быково, у всех есть какая-нибудь старенькая машинка. Здесь без машины никуда!» — поясняет Елена.

Три недели назад Елена Дубовцева вместе с двумя дочерьми переехала в село Быково к будущему супругу Артему. Раньше они жили с мамой неподалеку, в Барышево. Купить собственное жилье у Елены нет средств — на материнский капитал можно взять только комнату, считает женщина. На новом месте семья еще не успела обустроиться, но уже планируют сделать дополнительную спальню. Автобус отсюда до Барышево, рассказывают местные, ходит раз в два часа. «Машина у меня "девятка" старенькая, отвожу на ней детей в школу, сама на работу еду. Здесь, в Быково, у всех есть какая-нибудь старенькая машинка. Здесь без машины никуда!» — поясняет Елена.

На себе Елена испытала все трудности поиска работы в селе. «В Барышево был телеграф. Я пошла туда работать, когда младшей дочери было 1,5 года. Спустя три года телеграф закрыли. Куда идти? В селе ведь работы нет. Встала на биржу. Там я простояла 11 месяцев, ничего стоящего не предложили. В городе мне предлагали работу с зарплатой 10 тыс. на тот момент. А маршрутка до Речного вокзала только 40 руб., а по городу надо еще передвигаться. Это в день только на дорогу 200 руб. уходит, — рассказывает Елена. — Потом я устроилась в нашу администрацию, в военно-учетный стол. Там зарплата 8,5 тыс. Целый день бегаешь-бегаешь, 4 тыс. получишь авансом и ещё 4,5 получкой».

На себе Елена испытала все трудности поиска работы в селе. «В Барышево был телеграф. Я пошла туда работать, когда младшей дочери было 1,5 года. Спустя три года телеграф закрыли. Куда идти? В селе ведь работы нет. Встала на биржу. Там я простояла 11 месяцев, ничего стоящего не предложили. В городе мне предлагали работу с зарплатой 10 тыс. на тот момент. А маршрутка до Речного вокзала только 40 руб., а по городу надо еще передвигаться. Это в день только на дорогу 200 руб. уходит, — рассказывает Елена. — Потом я устроилась в нашу администрацию, в военно-учетный стол. Там зарплата 8,5 тыс. Целый день бегаешь-бегаешь, 4 тыс. получишь авансом и ещё 4,5 получкой».

Год назад Елена открыла магазин «Мастерица», где продает самовязаные вещи — пинетки, шали, кофты и шапки. «Магазинчик маленький, прибыль 5–7 тыс. руб. всего. Конечно, этого недостаточно. Я сама вяжу на заказ, — рассказывает она. — Сейчас, в кризис, люди отказываются от частной продукции и ручной работы, потому что это дорого. И еще появилось много магазинов распродаж. Государство выделило мне на открытие бизнеса всего 1,5 тыс. руб., чтобы я документы оформила».

Год назад Елена открыла магазин «Мастерица», где продает самовязаные вещи — пинетки, шали, кофты и шапки. «Магазинчик маленький, прибыль 5–7 тыс. руб. всего. Конечно, этого недостаточно. Я сама вяжу на заказ, — рассказывает она. — Сейчас, в кризис, люди отказываются от частной продукции и ручной работы, потому что это дорого. И еще появилось много магазинов распродаж. Государство выделило мне на открытие бизнеса всего 1,5 тыс. руб., чтобы я документы оформила».

В зале постоянно стоит громкий писк — здесь цыплята живут в коробках. Елена первый год засаживает собственный огород и надеется, что у нее получится экономить на картошке, свекле и моркови, — все будет свое. В огороде уже цветет виктория и взошёл лук. Соцзащита помогает семье дважды в год: к школе — в этом году, говорят, это будет 1000 руб., прошлые года давали по 2000, теперь денег нет; а летом — путевки в санатории. «Пособие смешное — 456 руб. в месяц на ребенка. Захожу в магазин, покупаю килограмм мяса, литр молока, хлеба и конфет детям к чаю — вот и вся тысяча», — с грустью отмечает Елена.

В зале постоянно стоит громкий писк — здесь цыплята живут в коробках. Елена первый год засаживает собственный огород и надеется, что у нее получится экономить на картошке, свекле и моркови, — все будет свое. В огороде уже цветет виктория и взошёл лук. Соцзащита помогает семье дважды в год: к школе — в этом году, говорят, это будет 1000 руб., прошлые года давали по 2000, теперь денег нет; а летом — путевки в санатории. «Пособие смешное — 456 руб. в месяц на ребенка. Захожу в магазин, покупаю килограмм мяса, литр молока, хлеба и конфет детям к чаю — вот и вся тысяча», — с грустью отмечает Елена.

Семья хотела завести поросенка, но содержать его до зимы — это еще 7 тыс. руб., такие затраты сильно бьют по бюджету. Пока что они взяли пять курочек и брамовского петуха. Елена хвастается, что курицы уже несут по яйцу в день. Семье помогают соседи. «У нас машинка стиральная "Малютка". Соседка предложила крупные вещи у неё постирать, другие соседи давали рассаду огурцов нам. Село мне очень нравится, еще ни разу не пожалела о переезде», — улыбается Елена.

Семья хотела завести поросенка, но содержать его до зимы — это еще 7 тыс. руб., такие затраты сильно бьют по бюджету. Пока что они взяли пять курочек и брамовского петуха. Елена хвастается, что курицы уже несут по яйцу в день. Семье помогают соседи. «У нас машинка стиральная "Малютка". Соседка предложила крупные вещи у неё постирать, другие соседи давали рассаду огурцов нам. Село мне очень нравится, еще ни разу не пожалела о переезде», — улыбается Елена.

Олеся и Александр Гороховы вместе с двумя сыновьями строят свой дом в селе Морозово. Обоим мальчикам по наследству от дедушки передалось плохое зрение: у старшего Захара <nobr>–6</nobr> дпт, а у Назара <nobr>–14</nobr> дпт — четырёхлетний мальчик инвалид по зрению. Одни его очки стоят 19 тыс. руб. Мама Олеся работает культорганизатором за 9,5 тыс. руб., а отцу пришлось уйти с работы и оформить на себя уход за ребенком-инвалидом — за это ему платят 6 тыс. руб.

Олеся и Александр Гороховы вместе с двумя сыновьями строят свой дом в селе Морозово. Обоим мальчикам по наследству от дедушки передалось плохое зрение: у старшего Захара –6 дпт, а у Назара –14 дпт — четырёхлетний мальчик инвалид по зрению. Одни его очки стоят 19 тыс. руб. Мама Олеся работает культорганизатором за 9,5 тыс. руб., а отцу пришлось уйти с работы и оформить на себя уход за ребенком-инвалидом — за это ему платят 6 тыс. руб.

«Мы с мужем не воспринимаем это как трудность. Надо больницу — значит, надо! — продолжает женщина. — В год у него зрение было уже <nobr></nobr>–12 дпт, астигматизм 1 дпт. Надеть такие очки ребенку — это сразу перелом переносицы. Облегченные линзы стоят дорого. Их не производят массово, только под заказ в Италии. Одна линза 7,5 тыс. Первые очки обошлись нам почти в 8 тыс., а теперь это уже 19 тыс.».

«Мы с мужем не воспринимаем это как трудность. Надо больницу — значит, надо! — продолжает женщина. — В год у него зрение было уже –12 дпт, астигматизм 1 дпт. Надеть такие очки ребенку — это сразу перелом переносицы. Облегченные линзы стоят дорого. Их не производят массово, только под заказ в Италии. Одна линза 7,5 тыс. Первые очки обошлись нам почти в 8 тыс., а теперь это уже 19 тыс.».

Раньше супруги жили в Бердске, но вскоре вернулись на малую родину Олеси. «Прожили мы там 8 месяцев. Сначала на 6-м, а потом на 4-м этаже. Я на работе, а она дома одна с ребенком — попробуй спусти-подними коляску. Хотели квартиру побольше, взять ипотеку, кредит — но это такой хомут на шее. Подумали, а давай в деревню к маме!» — вспоминает Александр. Из городского жителя он превратился в крепкого деревенского мужика, который держит все хозяйство. Строить дом семья Гороховых начала по программе развития сельской местности. «Мы сначала получили 300 тыс. и потом успели еще 100 тыс. подъемных взять на благоустройство. На эти деньги мы провели газ», — добавляют супруги.

Раньше супруги жили в Бердске, но вскоре вернулись на малую родину Олеси. «Прожили мы там 8 месяцев. Сначала на 6-м, а потом на 4-м этаже. Я на работе, а она дома одна с ребенком — попробуй спусти-подними коляску. Хотели квартиру побольше, взять ипотеку, кредит — но это такой хомут на шее. Подумали, а давай в деревню к маме!» — вспоминает Александр. Из городского жителя он превратился в крепкого деревенского мужика, который держит все хозяйство. Строить дом семья Гороховых начала по программе развития сельской местности. «Мы сначала получили 300 тыс. и потом успели еще 100 тыс. подъемных взять на благоустройство. На эти деньги мы провели газ», — добавляют супруги.

Недавно Гороховы завели корову и теперь осваивают домашнее производство творога и масла. «За неделю где-то на 1,5 тыс. руб. продаем молока. Дети у нас любят молочку. Раньше тысяч 6 в магазине отдавали только за молочные продукты. Теперь эти деньги остаются в семье», — рассказывают о своем бюджете Гороховы. По специальности Олеся экономист-менеджер-антикризисник, раньше работала бухгалтером в досуговом центре. «Я там чуть ли не ночевала. Все же идет через казначейство, нужно все строго в срок сдавать, и не важно, что на часах уже 11 вечера», — вздыхает Олеся.

Недавно Гороховы завели корову и теперь осваивают домашнее производство творога и масла. «За неделю где-то на 1,5 тыс. руб. продаем молока. Дети у нас любят молочку. Раньше тысяч 6 в магазине отдавали только за молочные продукты. Теперь эти деньги остаются в семье», — рассказывают о своем бюджете Гороховы. По специальности Олеся экономист-менеджер-антикризисник, раньше работала бухгалтером в досуговом центре. «Я там чуть ли не ночевала. Все же идет через казначейство, нужно все строго в срок сдавать, и не важно, что на часах уже 11 вечера», — вздыхает Олеся.

«До кризиса могли потратить 3 тыс. на продукты и что-то домой привезти, а сейчас на 3 тыс. ничего не купишь. Главное развлечение теперь — огород!». Супруги перечисляют прежние расходы: «Стали реже возить детей в кино. Старшего до кризиса возили дважды в неделю в бассейн. На коньках в ЛДС катались. Теперь это уже не можем себе позволить». Сами себя Гороховы, смеясь, называют невыездными из-за большого огорода и телят. Отец семейства в будущем планирует развивать и зарабатывать на домашнем производстве продуктов.

«До кризиса могли потратить 3 тыс. на продукты и что-то домой привезти, а сейчас на 3 тыс. ничего не купишь. Главное развлечение теперь — огород!». Супруги перечисляют прежние расходы: «Стали реже возить детей в кино. Старшего до кризиса возили дважды в неделю в бассейн. На коньках в ЛДС катались. Теперь это уже не можем себе позволить». Сами себя Гороховы, смеясь, называют невыездными из-за большого огорода и телят. Отец семейства в будущем планирует развивать и зарабатывать на домашнем производстве продуктов.

Денис Пчельников — младший научный сотрудник Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН. После реформы Академии наук и прихода ФАНО Денис стал получать чистый оклад — 15 тыс. руб., хотя еще несколько лет назад его средняя зарплата вместе со всеми грантами была около 35 тыс. руб. Супруга Татьяна сейчас получает 7 тыс. руб. декретных и иногда подрабатывает фотографом. В их семье подрастают две девочки — трехлетняя Ульяна и восьмимесячная Алиса. «У нас официально 22 тыс. на четверых!» — усмехается Денис.

Денис Пчельников — младший научный сотрудник Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН. После реформы Академии наук и прихода ФАНО Денис стал получать чистый оклад — 15 тыс. руб., хотя еще несколько лет назад его средняя зарплата вместе со всеми грантами была около 35 тыс. руб. Супруга Татьяна сейчас получает 7 тыс. руб. декретных и иногда подрабатывает фотографом. В их семье подрастают две девочки — трехлетняя Ульяна и восьмимесячная Алиса. «У нас официально 22 тыс. на четверых!» — усмехается Денис.

«Науку бросать не хочу, но в Академии наук очередная реформа. Приходится зарабатывать чем получится. Пробовали заняться IT-бизнесом, на полгода уезжали в Набережные Челны. Телевизор нам подарил президент республики Татарстан Рустам Минниханов. Мы были первыми поселенцами IT-дома, — рассказывает Денис, немного хвастаясь. — Но у нас была вторая дочь на подходе, а бабушки и дедушки здесь. С двумя детьми на чужбине тяжело».

«Науку бросать не хочу, но в Академии наук очередная реформа. Приходится зарабатывать чем получится. Пробовали заняться IT-бизнесом, на полгода уезжали в Набережные Челны. Телевизор нам подарил президент республики Татарстан Рустам Минниханов. Мы были первыми поселенцами IT-дома, — рассказывает Денис, немного хвастаясь. — Но у нас была вторая дочь на подходе, а бабушки и дедушки здесь. С двумя детьми на чужбине тяжело».

«С приходом ФАНО выживали за счет кредитной карты. В начале года платили оклады без премиальных, мы залазили в кредитную карту, а через пару месяцев гасили. Но когда перестали платить премии, закрывать долг стало нечем», — вспоминает Татьяна. Экономить приходится на покупках техники: старый чайник сломался, новый покупать не стали.

«С приходом ФАНО выживали за счет кредитной карты. В начале года платили оклады без премиальных, мы залазили в кредитную карту, а через пару месяцев гасили. Но когда перестали платить премии, закрывать долг стало нечем», — вспоминает Татьяна. Экономить приходится на покупках техники: старый чайник сломался, новый покупать не стали.

Денис и Татьяна решили подработать на декоративных подарках к праздникам — варить шишковое варенье и продавать его в красивых баночках. Свой бренд они назвали просто — «Озорная шишка». Собирают шишки в Усть-Коксе. На 200 мл варенья нужно 200 г сырья. Пока что партии небольшие — всего 500 баночек. «Мы нашли хорошего технолога и дальнюю деревню, где жители готовы заниматься таким производством, в кризис желающих поработать много», — объясняет Денис.

Денис и Татьяна решили подработать на декоративных подарках к праздникам — варить шишковое варенье и продавать его в красивых баночках. Свой бренд они назвали просто — «Озорная шишка». Собирают шишки в Усть-Коксе. На 200 мл варенья нужно 200 г сырья. Пока что партии небольшие — всего 500 баночек. «Мы нашли хорошего технолога и дальнюю деревню, где жители готовы заниматься таким производством, в кризис желающих поработать много», — объясняет Денис.

Баночка шишкового варенья от Дениса и Татьяны стоит около 500 руб. «Если делаешь дежурный подарок кому-нибудь — коробку конфет и бутылку чего-нибудь, — то выходит 1 тыс. руб. Наш подарок вдвое дешевле, и он необычный. Люди берут, но пока что это приработок, а не заработок. Оборот по варенью составил 100 тыс., но чистого заработка гораздо меньше. Сейчас у нас будет свое контрактное производство. Планируем заработать несколько сотен тысяч», — супруги делятся планами развития семейного бизнеса.

Баночка шишкового варенья от Дениса и Татьяны стоит около 500 руб. «Если делаешь дежурный подарок кому-нибудь — коробку конфет и бутылку чего-нибудь, — то выходит 1 тыс. руб. Наш подарок вдвое дешевле, и он необычный. Люди берут, но пока что это приработок, а не заработок. Оборот по варенью составил 100 тыс., но чистого заработка гораздо меньше. Сейчас у нас будет свое контрактное производство. Планируем заработать несколько сотен тысяч», — супруги делятся планами развития семейного бизнеса.

Родители с улыбкой вздыхают, что дети быстро растут. «В кризис все знакомые стали друг другу помогать, меняться детскими вещами. Вот сандалики дали попользоваться — у той семьи второй ребёнок на подходе», — объясняет Денис.

Родители с улыбкой вздыхают, что дети быстро растут. «В кризис все знакомые стали друг другу помогать, меняться детскими вещами. Вот сандалики дали попользоваться — у той семьи второй ребёнок на подходе», — объясняет Денис.

Три недели назад Елена Дубовцева вместе с двумя дочерьми переехала в село Быково к будущему супругу Артему. Раньше они жили с мамой неподалеку, в Барышево. Купить собственное жилье у Елены нет средств — на материнский капитал можно взять только комнату, считает женщина. На новом месте семья еще не успела обустроиться, но уже планируют сделать дополнительную спальню. Автобус отсюда до Барышево, рассказывают местные, ходит раз в два часа. «Машина у меня "девятка" старенькая, отвожу на ней детей в школу, сама на работу еду. Здесь, в Быково, у всех есть какая-нибудь старенькая машинка. Здесь без машины никуда!» — поясняет Елена.

Три недели назад Елена Дубовцева вместе с двумя дочерьми переехала в село Быково к будущему супругу Артему. Раньше они жили с мамой неподалеку, в Барышево. Купить собственное жилье у Елены нет средств — на материнский капитал можно взять только комнату, считает женщина. На новом месте семья еще не успела обустроиться, но уже планируют сделать дополнительную спальню. Автобус отсюда до Барышево, рассказывают местные, ходит раз в два часа. «Машина у меня "девятка" старенькая, отвожу на ней детей в школу, сама на работу еду. Здесь, в Быково, у всех есть какая-нибудь старенькая машинка. Здесь без машины никуда!» — поясняет Елена.

На себе Елена испытала все трудности поиска работы в селе. «В Барышево был телеграф. Я пошла туда работать, когда младшей дочери было 1,5 года. Спустя три года телеграф закрыли. Куда идти? В селе ведь работы нет. Встала на биржу. Там я простояла 11 месяцев, ничего стоящего не предложили. В городе мне предлагали работу с зарплатой 10 тыс. на тот момент. А маршрутка до Речного вокзала только 40 руб., а по городу надо еще передвигаться. Это в день только на дорогу 200 руб. уходит, — рассказывает Елена. — Потом я устроилась в нашу администрацию, в военно-учетный стол. Там зарплата 8,5 тыс. Целый день бегаешь-бегаешь, 4 тыс. получишь авансом и ещё 4,5 получкой».

На себе Елена испытала все трудности поиска работы в селе. «В Барышево был телеграф. Я пошла туда работать, когда младшей дочери было 1,5 года. Спустя три года телеграф закрыли. Куда идти? В селе ведь работы нет. Встала на биржу. Там я простояла 11 месяцев, ничего стоящего не предложили. В городе мне предлагали работу с зарплатой 10 тыс. на тот момент. А маршрутка до Речного вокзала только 40 руб., а по городу надо еще передвигаться. Это в день только на дорогу 200 руб. уходит, — рассказывает Елена. — Потом я устроилась в нашу администрацию, в военно-учетный стол. Там зарплата 8,5 тыс. Целый день бегаешь-бегаешь, 4 тыс. получишь авансом и ещё 4,5 получкой».

Год назад Елена открыла магазин «Мастерица», где продает самовязаные вещи — пинетки, шали, кофты и шапки. «Магазинчик маленький, прибыль 5–7 тыс. руб. всего. Конечно, этого недостаточно. Я сама вяжу на заказ, — рассказывает она. — Сейчас, в кризис, люди отказываются от частной продукции и ручной работы, потому что это дорого. И еще появилось много магазинов распродаж. Государство выделило мне на открытие бизнеса всего 1,5 тыс. руб., чтобы я документы оформила».

Год назад Елена открыла магазин «Мастерица», где продает самовязаные вещи — пинетки, шали, кофты и шапки. «Магазинчик маленький, прибыль 5–7 тыс. руб. всего. Конечно, этого недостаточно. Я сама вяжу на заказ, — рассказывает она. — Сейчас, в кризис, люди отказываются от частной продукции и ручной работы, потому что это дорого. И еще появилось много магазинов распродаж. Государство выделило мне на открытие бизнеса всего 1,5 тыс. руб., чтобы я документы оформила».

В зале постоянно стоит громкий писк — здесь цыплята живут в коробках. Елена первый год засаживает собственный огород и надеется, что у нее получится экономить на картошке, свекле и моркови, — все будет свое. В огороде уже цветет виктория и взошёл лук. Соцзащита помогает семье дважды в год: к школе — в этом году, говорят, это будет 1000 руб., прошлые года давали по 2000, теперь денег нет; а летом — путевки в санатории. «Пособие смешное — 456 руб. в месяц на ребенка. Захожу в магазин, покупаю килограмм мяса, литр молока, хлеба и конфет детям к чаю — вот и вся тысяча», — с грустью отмечает Елена.

В зале постоянно стоит громкий писк — здесь цыплята живут в коробках. Елена первый год засаживает собственный огород и надеется, что у нее получится экономить на картошке, свекле и моркови, — все будет свое. В огороде уже цветет виктория и взошёл лук. Соцзащита помогает семье дважды в год: к школе — в этом году, говорят, это будет 1000 руб., прошлые года давали по 2000, теперь денег нет; а летом — путевки в санатории. «Пособие смешное — 456 руб. в месяц на ребенка. Захожу в магазин, покупаю килограмм мяса, литр молока, хлеба и конфет детям к чаю — вот и вся тысяча», — с грустью отмечает Елена.

Семья хотела завести поросенка, но содержать его до зимы — это еще 7 тыс. руб., такие затраты сильно бьют по бюджету. Пока что они взяли пять курочек и брамовского петуха. Елена хвастается, что курицы уже несут по яйцу в день. Семье помогают соседи. «У нас машинка стиральная "Малютка". Соседка предложила крупные вещи у неё постирать, другие соседи давали рассаду огурцов нам. Село мне очень нравится, еще ни разу не пожалела о переезде», — улыбается Елена.

Семья хотела завести поросенка, но содержать его до зимы — это еще 7 тыс. руб., такие затраты сильно бьют по бюджету. Пока что они взяли пять курочек и брамовского петуха. Елена хвастается, что курицы уже несут по яйцу в день. Семье помогают соседи. «У нас машинка стиральная "Малютка". Соседка предложила крупные вещи у неё постирать, другие соседи давали рассаду огурцов нам. Село мне очень нравится, еще ни разу не пожалела о переезде», — улыбается Елена.

Дарья Януш
Фото Ольги Бурлаковой

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Фото пользователя
9 июн 2016 в 00:22

Всем трём семьям: вы там держитесь! Главное - здоровья вам, хорошего настроения и всего доброго!
Всем остальным: скоро будет полегче.

Жонатый Холостяк
9 июн 2016 в 00:27

вот она, расейская реальность. люди молодцы, что хоть духа не теряют..
А в москве все чемпионаты мира по футболу проводят...

Карамбурум
9 июн 2016 в 00:22

А зачем люди работают за такие деньги? Их, что на веревке держат !?