3 апреля пятница
СЕЙЧАС +6°С

Николай Красников: «Меня не удастся напугать»

Суд разрешил прослушивать телефоны мэра Кольцово по подозрению в шпионаже в пользу Америки

Поделиться

Справка: Следственным управлением СК РФ по Новосибирской области Николаю Красникову предъявлены обвинения по двум эпизодам злоупотребления должностными полномочиями (ч. 2 ст. 285 УК РФ), двум эпизодам служебного подлога (ч. 2 ст. 292), а также в превышении должностных полномочий (ч. 2 ст. 286). Речь в деле идет, во-первых, о поставке кабеля для высоковольтной сети — по данным следствия, ООО «Проспект» получило 8 млн 200 тыс. рублей, а кабель в срок не поставило. Во-вторых, обвинение касается долгостроя — дома по адресу Кольцово, 20. Красников выдал разрешение на строительство дома без получения согласия федерального центра. Также Красникову вменяют в вину выданный из муниципальных средств кредит около 9 млн рублей коммерческой организации, которая не смогла вернуть его в срок, а кредитоваться продолжала. Обвинительное заключение следователи направили в новосибирскую облпрокуратуру на утверждение, но та в начале марта вернула его обратно. Как сообщила старший помощник облпрокурора Наталья Маркасова, дело возвращено с формулировкой «для устранения недостатков предварительного расследования».

Николай Григорьевич, вы вернулись с заседания Общественной палаты в Москве. Планируется ли вести общественный контроль по вашему делу?

Меня попросил и Федотов (Михаил Федотов, глава президентского совета по правам человека. — В.И.), и эксперты Общественной палаты предоставить документы, касающиеся моих уголовных дел, чтобы их проанализировали и объективно оценили ситуацию. Мы изначально не признавали состава преступления. Я всегда считал, что это недоразумение, которое профессиональная работа следователей разрешит. То, что прокуратура вернула дело следователям на доработку, обнадеживает.

Ощущали и ощущаете ли вы прессинг со стороны правоохранительных органов?

Какого-то жесткого прессинга или угроз, к счастью, не ощущал, если не считать всевозможные прослушки, преследования, иногда даже давление на моих сотрудников с целью получения компромата — иногда с угрозами вмешательства в личную жизнь, о чем мы информировали руководство ФСБ. Изучив 33 тома нашего дела, мне и моим адвокатам становилось понятно, что оперативники действовали за гранью дозволенного и уговаривали свидетелей давать провокационные показания, — для нас это послужило поводом заявить о преступлении, и это заявление рассматривается в Следственном комитете. Смущает и тот факт, что из материала дела стал известен следующий факт (лично меня это удивило, особенно в контексте инновационного развития наукограда Кольцово):

Это такая экзотика, и я о ней говорю, потому что она просто пугает. Так можно дать разрешение на прослушку любого человека, и областной суд вполне серьезно и быстро может дать разрешение — боясь, наверное, таких слов, как шпионаж и измена Родине. Может, это и в рамках закона об оперативно-розыскной деятельности, но вызывает определенные вопросы.

Вы говорили о попытке рейдерского захвата в поселковом Совете. Что там происходило?

Были попытки решить вопросы через выборы главы Кольцово и депутатов, но у нас достаточно солидарное и понимающее население. Я могу отослать вас к публикации Леонида Никитинского в «Новой газете», он приезжал сюда специально, чтобы разобраться не только с моим преследованием, но и с тем, что происходило последние два года вокруг «Вектора». Выяснилось, что не все гладко в «векторском» королевстве. Многие вещи, которые мне вменяются в вину, кажутся странными на фоне тех серьезных нарушений, которые были отмечены проверяющими службами на «Векторе», но до сих пор не инициированы до каких-то уголовных рассмотрений. Сейчас наблюдаются положительные изменения, в последнее время с участием главного санитарного врача России Геннадия Онищенко произошло увольнение из «Вектора» ряда сотрудников.

Вопрос о двойных стандартах Следственного комитета будет возникать, потому что все, происходящее на одной территории, познается в сравнении. Тут (на «Векторе». — В.И.) строятся целые корпуса, реконструируются без разрешения, без экспертизы, без проектов. Порядок средств тоже другой — сотни миллионов рублей. Об этих вскрытых недостатках принято говорить, что это освоение федеральных средств, а меня при этом мутузят второй год за кабель, который на данный момент приобретен и проверен. Я думаю, мы самые черные времена в Кольцово пережили. Тревога остается, потому что с «Вектора» ушло много ученых, но я надеюсь, что ситуация будет активно восстанавливаться.

Насколько уголовные дела повлияли на интерес инвесторов, предпринимателей, ученых к биотехнопарку Кольцово?

Хороший вопрос, я больше привык общаться с журналистами об инновационном развитии Кольцово, о его перспективах, мы все-таки один из первых наукоградов России. Сейчас я живу биотехнопарком, концепция которого была утверждена в конце ноября прошлого года, сейчас мы завершили программу. К счастью, новое руководство «Вектора» более гибко и с пониманием относится к идее биотехнопарка, мы сейчас активно взаимодействуем, есть понимание и полпреда, который будучи губернатором инициировал процесс, и понимание нынешнего губернатора.

К сожалению, мне большую часть времени приходится жить в постоянном напряжении, оправдываться, бессмысленно тратить время и энергию. А так процесс идет, это самое главное — мы не останавливаем развитие Кольцово, несмотря ни на что.

Почему именно вас выбрали «человеком для битья»?

Я уже 21 год руковожу Кольцово, и меня не удастся напугать, дискредитировать, чтобы я все бросил и уступил кому-то место, раскрученное нашими общими усилиями. Если кто-то на это рассчитывал, ему это не удастся. И именно поэтому мы уверенно будем идти во все формы защиты, публичные и правовые, если это потребуется в суде. За нами мы не видим ни состава преступления, ни корысти. До смешного доходило — когда в Москве искали мои несуществующие коттеджи и квартиры: все, кто меня видит в Кольцово, знают, что у меня совсем другой образ жизни. Поэтому я был спокоен.

Повторю, это тревожно, мы все хотим нормального развитого гражданского общества, верховенства закона. Когда закон включается избирательно, когда он может быть проплачен или заказан, это страшно. Сейчас ситуация меняется — надеюсь, к лучшему: меняется милиция на полицию; наверное, не случайны увольнения и в неприкасаемой службе ФСБ на уровне первых номеров. Когда я в домашнем кругу и с друзьями анализирую ситуацию, становится понятно, почему иногда мы не успеваем в тех трагических терактах, которые наша страна пережила за последнее время.

Не хватает агентурной работы, не хватает сотрудников, и мы знаем, почему не хватает. Потому что агенты тратят время бессмысленно. Например, часами, по 180 суток, прослушивают мои телефоны, телефоны моих друзей, родственников.

Какие преимущества получил бы человек, если бы он получил ваше место?

Все в зависимости от того, как пользоваться положением. Если не хулиганить с бюджетными средствами, не будет коттеджей в Москве. В принципе, на этой должности можно организовать потоки по-своему. Может, это кого-то и привлекает. Я не скрою, что мы становимся привлекательной территорией. Мы строим новый микрорайон, биотехнопарк — наверное, какой-то поток инвестиций будет. Это нормальный процесс. Если мерить доходность места, как говорил классик, возможностями своего кармана, то это вопрос не ко мне.

Будете ли вы добиваться виновных, если суд вас оправдает?

Я очень хотел все это время не озлобиться на весь мир. Я продолжаю работать в контакте с избирателями, в контакте с руководством… и с самим собой. Продолжаю ходить в горы, писать стихи, бегать по чемпионатам.

Вчера на заседании Общественной палаты мне пришла такая мысль. Страна в состоянии болезни, мы часть болеющего организма. Будучи одной частью организма, не надо обижаться на другую, но стараться изменить, вылечить тот орган, где находимся сами, и поучаствовать в общем оздоровлении. А наказывать кого-то отдельно или нет… Мы заняли жесткую позицию, когда увидели, что люди ловят рыбу в нашем деле. Я тогда написал и пригласил руководителя ФСБ — генерал Сысоев приезжал в Кольцово, и мы инициировали служебное расследование. Частично нас услышали, какие-то увольнения были.

Каковы перспективы развития Кольцово?

Завершена разработка проекта Кольцово как долгосрочной областной программы. Я говорю о создании биотехнопарка в соответствии с концепцией, которую правительство определило в ноябре; сейчас мы проходим ее согласование в министерствах.

Это довольно серьезное дело: 2 миллиарда область будет вкладывать, более 6 миллиардов — частные инвесторы, более сотни миллионов — наш муниципальный бюджет. Мы должны создать за 5 лет места для сотни компаний, вырасти в 1,5 раза по населению. Нам есть чем заниматься.

Лично я недавно переехал жить в Кольцово и был удивлен очень высокими ценами на коммунальные услуги…

Это связано с нашими непростыми отношениями с федеральной собственностью. Мы очень долго теребим «Вектор», чтобы они нам передали в собственность сети, и это могло бы сбить тарифы. К сожалению, с федералами не получается быстро договориться.

Рассказывают, что в первые годы Кольцово вы устраивали пробежки вокруг поселка. Занимаетесь ли вы этим до сих пор?

Если вы живете в Кольцово, вы, наверное, могли меня видеть. Бегать я не перестал. Только я не люблю слово «пробежки», это как-то, знаете, по-санаторному. А я достаточно серьезно тренируюсь, бегаю на чемпионатах России, Европы.

Владимир Иткин

Фото rusrep.ru

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!