Пасть порвут (фоторепортаж)

«День открытых дверей» в колонии № 18, заключенные которой жаловались на бесчеловечные условия

Заключенные новосибирских колоний устраивают провокации на воле, заявили в пресс-службе ГУФСИН по Новосибирской области. 16 октября четверо человек вышли к зданию регионального правительства с плакатами и жалобами: в колонии № 18 заключенные вынуждены вырывать себе зубы плоскогубцами. Через два дня организаторам пикета предложили посетить колонию в компании наблюдательной комиссии по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания. О том, чем поликлиника зоны лучше городских больниц и как «блатные» из деревенской колонии хотят подорвать устои городских ИК, — в фоторепортаже из колонии № 18.
Справка: По результатам опроса, проведенного на НГС.НОВОСТИ, из более чем 6 тыс. проголосовавших более 50 % считают, что у осужденных в колониях должны быть лишения, но физическое насилие в отношении них недопустимо; «это не отдых, должны быть всяческие лишения, возможны телесные наказания для установления дисциплины» — убеждены более 17 % проголосовавших; чуть меньше, напротив, считают, что у заключенных тоже есть права человека и они должны жить в нормальных социально-бытовых условиях; 8,95 % полагают, что жить осужденные должны настолько комфортно, насколько хватает денег у государства на их содержание, а 6,78 % вообще все равно — главное, чтобы они были наказаны.
  • Прекратить притеснения заключенных в колониях потребовали новосибирцы на пикете у здания регионального правительства. Действительно ли осужденные вынуждены вырывать друг другу зубы плоскогубцами — отправились узнать корреспонденты НГС.НОВОСТИ.
    Прекратить притеснения заключенных в колониях потребовали новосибирцы на пикете у здания регионального правительства. Действительно ли осужденные вынуждены вырывать друг другу зубы плоскогубцами — отправились узнать корреспонденты НГС.НОВОСТИ.
  • 16 октября представители регионального отделения «За права человека» в НСО вышли на серию одиночных пикетов: 4 человека встали у стен правительства на расстоянии друг от друга — так их действия не требовали согласования с властями.
    16 октября представители регионального отделения «За права человека» в НСО вышли на серию одиночных пикетов: 4 человека встали у стен правительства на расстоянии друг от друга — так их действия не требовали согласования с властями.
  • Взяться за плакаты их заставили жалобы жителей региона, пояснили пикетчики. «В колониях нарушают права людей. Нет медицинского обслуживания: люди вырывают себе зубы плоскогубцами…
    Взяться за плакаты их заставили жалобы жителей региона, пояснили пикетчики. «В колониях нарушают права людей. Нет медицинского обслуживания: люди вырывают себе зубы плоскогубцами…
  • Есть письма, люди жалуются, описывают условия. В колонии № 18 всего три обеденных стола на всю колонию, один бойлер. Люди практически лишены горячей еды и горячей воды», — сетовали участники акции.
    Есть письма, люди жалуются, описывают условия. В колонии № 18 всего три обеденных стола на всю колонию, один бойлер. Люди практически лишены горячей еды и горячей воды», — сетовали участники акции.
  • 17 октября руководство новосибирских колоний опровергло заявления активистов и 18 октября пригласило пикетчиков и журналистов посетить колонию № 18. Поискать плоскогубцы и посчитать столы.
    17 октября руководство новосибирских колоний опровергло заявления активистов и 18 октября пригласило пикетчиков и журналистов посетить колонию № 18. Поискать плоскогубцы и посчитать столы.
  • Исправительная колония № 18 расположена на Ключ-Камышенском плато в аккурат напротив планетария. ИК-18 — учреждение строгого режима, где отбывают наказание за тяжкие преступления.
    Исправительная колония № 18 расположена на Ключ-Камышенском плато в аккурат напротив планетария. ИК-18 — учреждение строгого режима, где отбывают наказание за тяжкие преступления.
  • Прибыв на место в назначенный час, застаем оживленный спор. Женщина с пикета: «Заявления от конкретных людей пришли к нам по почте… Про зубы с пассатижами? Мне рассказывала женщина при встрече. Я ее обязательно найду и вам представлю…».
    Прибыв на место в назначенный час, застаем оживленный спор. Женщина с пикета: «Заявления от конкретных людей пришли к нам по почте… Про зубы с пассатижами? Мне рассказывала женщина при встрече. Я ее обязательно найду и вам представлю…».
  • «А вы проверяли эти данные?» — подключился представитель наблюдательной комиссии. Она: «А вы нас берете проверять с собой? А зубную боль кто вообще терпит? Зубную боль! Если даже есть врач, какие там очереди — вы их видели?!».
    «А вы проверяли эти данные?» — подключился представитель наблюдательной комиссии. Она: «А вы нас берете проверять с собой? А зубную боль кто вообще терпит? Зубную боль! Если даже есть врач, какие там очереди — вы их видели?!».
  • Женщина не хотела и слышать о том, что в городских поликлиниках к врачам, бывает, не попасть неделями: «Здесь люди, обделенные свободой! Государство взяло на себя обязанность!». То есть на воле — посидите в очереди, а тут — очередь нарушает права.
    Женщина не хотела и слышать о том, что в городских поликлиниках к врачам, бывает, не попасть неделями: «Здесь люди, обделенные свободой! Государство взяло на себя обязанность!». То есть на воле — посидите в очереди, а тут — очередь нарушает права.
  • Заключенные могут вырывать себе зубы пассатижами, если им это нравится, предположил стоматолог 18-й колонии. Другие же вполне могут попасть к нему на прием — с 8:00 до 14:00.
    Заключенные могут вырывать себе зубы пассатижами, если им это нравится, предположил стоматолог 18-й колонии. Другие же вполне могут попасть к нему на прием — с 8:00 до 14:00.
  • Ежедневно врач принимает 8–10 человек. Встреченные на лестнице по дороге сюда осужденные признались, что ни разу за три года у стоматолога не были, но и над версией с пассатижами посмеялись.
    Ежедневно врач принимает 8–10 человек. Встреченные на лестнице по дороге сюда осужденные признались, что ни разу за три года у стоматолога не были, но и над версией с пассатижами посмеялись.
  • Корреспонденты НГС.НОВОСТИ опросили несколько осужденных в коридорах и на лестнице медцентра. Все они недоумевали, откуда взялась история с плоскогубцами. Самолечение тут вообще не в почете…
    Корреспонденты НГС.НОВОСТИ опросили несколько осужденных в коридорах и на лестнице медцентра. Все они недоумевали, откуда взялась история с плоскогубцами. Самолечение тут вообще не в почете…
  • «Есть у нас один — шаманом себя считает… Но к нему никто не ходит и серьезно его не воспринимает», — признался один из отбывающих наказание. Правда, шокирующих признаний в присутствии работников колонии, конечно, никто от них и не ожидал.
    «Есть у нас один — шаманом себя считает… Но к нему никто не ходит и серьезно его не воспринимает», — признался один из отбывающих наказание. Правда, шокирующих признаний в присутствии работников колонии, конечно, никто от них и не ожидал.
  • Медицинский центр ИК-18 располагается на двух этажах: от регистратуры и процедурного кабинета до окна выдачи лекарств ВИЧ-инфицированным. Из 1500 осужденных таких в ИК-18 около 100, сообщил организатор пикета, общественник Виктор Поляков.
    Медицинский центр ИК-18 располагается на двух этажах: от регистратуры и процедурного кабинета до окна выдачи лекарств ВИЧ-инфицированным. Из 1500 осужденных таких в ИК-18 около 100, сообщил организатор пикета, общественник Виктор Поляков.
  • Постоянно работают терапевт, рентгенолог, узких специалистов можно вызвать. Двое осужденных на лестнице: «Пару дней назад появился зуд, сегодня нас вызвали — дерматолог приехал».
    Постоянно работают терапевт, рентгенолог, узких специалистов можно вызвать. Двое осужденных на лестнице: «Пару дней назад появился зуд, сегодня нас вызвали — дерматолог приехал».
  • «Я был в больнице 10-й колонии — кафель везде, чепчики надевают. А потом как-то повез жену на операцию в 34-ю больницу — я был обескуражен, там в сто раз хуже, чем в колонии», — председатель наблюдательной комиссии Василий Попков хвалил медцентр…
    «Я был в больнице 10-й колонии — кафель везде, чепчики надевают. А потом как-то повез жену на операцию в 34-ю больницу — я был обескуражен, там в сто раз хуже, чем в колонии», — председатель наблюдательной комиссии Василий Попков хвалил медцентр…
  • …и мебель, которую делают в колонии: «Я купил себе в 1991 году домой, тогда дефицит был. А какая тут плитка! Думаю на дачу заказать, но неудобно как-то…».
    …и мебель, которую делают в колонии: «Я купил себе в 1991 году домой, тогда дефицит был. А какая тут плитка! Думаю на дачу заказать, но неудобно как-то…».
  • В письме осужденный жаловался, что у них всего 3 стола — и тем, кто ест последними, достается остывшая еда. На самом деле в столовой колонии 65 столов, есть даже отдельная зона лечебного питания — в том числе для больных ВИЧ.
    В письме осужденный жаловался, что у них всего 3 стола — и тем, кто ест последними, достается остывшая еда. На самом деле в столовой колонии 65 столов, есть даже отдельная зона лечебного питания — в том числе для больных ВИЧ.
  • «Вы потрогайте воду! Горячая! Вы же говорили, у них нет горячей воды!» — призывает Попков общественницу. Она же переходит к тому, что автор письма жалуется на холодный бетонный пол, голос ее прерывается.
    «Вы потрогайте воду! Горячая! Вы же говорили, у них нет горячей воды!» — призывает Попков общественницу. Она же переходит к тому, что автор письма жалуется на холодный бетонный пол, голос ее прерывается.
  • «Думаете, мне легко говорить? Я 4,5 года живу ежесекундно в страхе, что мой ребенок — маленький и толстый!» — выпалила она еще во дворе. Попков: «А в связи с чем это?». Она: «Судьи доказали, что он такой! И осудили его как маленького и толстого».
    «Думаете, мне легко говорить? Я 4,5 года живу ежесекундно в страхе, что мой ребенок — маленький и толстый!» — выпалила она еще во дворе. Попков: «А в связи с чем это?». Она: «Судьи доказали, что он такой! И осудили его как маленького и толстого».
  • Сын Людмилы Семеновой отбывает наказание в другой колонии. «На месте преступления свидетели описали мужчину ростом 160 см плотного телосложения — и опознали моего сына. А мой сын — 182 см и худой. Страшное преступление — убийство женщины».
    Сын Людмилы Семеновой отбывает наказание в другой колонии. «На месте преступления свидетели описали мужчину ростом 160 см плотного телосложения — и опознали моего сына. А мой сын — 182 см и худой. Страшное преступление — убийство женщины».
  • Хлебный цех столовой ИК-18. Работают здесь осужденные. Журналистам настойчиво предлагают отведать здешней еды — все как один отказываются. «А зря! Я вот со своими всегда ем — и они любят со мной есть», — делится работница колонии для малолетних.
    Хлебный цех столовой ИК-18. Работают здесь осужденные. Журналистам настойчиво предлагают отведать здешней еды — все как один отказываются. «А зря! Я вот со своими всегда ем — и они любят со мной есть», — делится работница колонии для малолетних.
  • В цехе, где чистят картофель, пытаемся узнать, есть ли бонусы «блатным» по столовой. Смешливый член наблюдательной комиссии замечает, что надо остаться тут одним часа на четыре — без провожатых, — чтобы узнать правду. Осужденные дружно усмехаются.
    В цехе, где чистят картофель, пытаемся узнать, есть ли бонусы «блатным» по столовой. Смешливый член наблюдательной комиссии замечает, что надо остаться тут одним часа на четыре — без провожатых, — чтобы узнать правду. Осужденные дружно усмехаются.
  • Тем временем выясняется, что автор письма с жалобами — заключенный отряда со строгими условиями отбывания наказания: туда попадают те, кто нарушает общий режим в колонии. В том отряде около 40 человек и действительно три 4-местных стола.
    Тем временем выясняется, что автор письма с жалобами — заключенный отряда со строгими условиями отбывания наказания: туда попадают те, кто нарушает общий режим в колонии. В том отряде около 40 человек и действительно три 4-местных стола.
  • Там другие условия содержания: они не выходят из отряда, находятся в запираемом помещении, рассказали в колонии. Посещение отряда запрещено, поэтому нам показали отряд с облегченными условиями содержания. На кроватях дремали те, кто работал в ночь.
    Там другие условия содержания: они не выходят из отряда, находятся в запираемом помещении, рассказали в колонии. Посещение отряда запрещено, поэтому нам показали отряд с облегченными условиями содержания. На кроватях дремали те, кто работал в ночь.
  • В ИК-18 производят мебель, пластиковую черепицу, межкомнатные двери, здесь же есть СТО и филиал инструментального завода. Из 1500 осужденных трудятся всего 300 человек. Остальным рабочих мест не хватает.
    В ИК-18 производят мебель, пластиковую черепицу, межкомнатные двери, здесь же есть СТО и филиал инструментального завода. Из 1500 осужденных трудятся всего 300 человек. Остальным рабочих мест не хватает.
  • На каждой кровати — табличка с именем, фотографией осужденного, списком статей, по которым он осужден, и сроком: 9, 12, 15 лет… «Вы посмотрите сюда! Думаете, они тут все белые и пушистые?» — восклицает кто-то из нашей делегации.
    На каждой кровати — табличка с именем, фотографией осужденного, списком статей, по которым он осужден, и сроком: 9, 12, 15 лет… «Вы посмотрите сюда! Думаете, они тут все белые и пушистые?» — восклицает кто-то из нашей делегации.
  • Этот улыбчивый парень признался: его тут все устраивает. Он не говорит, что сидит за убийство, отвечает так: «Статья 105, часть 1». В пресс-службе ГУФСИН рассказали: жалобы — провокация осужденных, чтобы ослабить режим.
    Этот улыбчивый парень признался: его тут все устраивает. Он не говорит, что сидит за убийство, отвечает так: «Статья 105, часть 1». В пресс-службе ГУФСИН рассказали: жалобы — провокация осужденных, чтобы ослабить режим.
  • Месяц назад осужденные из ИК-2 удаленно организовали такой пикет после того, как к ним применили резиновые дубинки за нарушение дисциплины. До этого они находились в расформированной ныне ИК-15, где не привыкли четко следовать режиму.
    Месяц назад осужденные из ИК-2 удаленно организовали такой пикет после того, как к ним применили резиновые дубинки за нарушение дисциплины. До этого они находились в расформированной ныне ИК-15, где не привыкли четко следовать режиму.
  • Организаторы пикета признали: большинство жалоб не подтвердилось. Уходя, журналисты спросили, не замерзли ли работники ИК в форме без курток. «Да что я, главное, чтоб им (кивнул за решетку) было тепло», — кинул замначальника ИК-18 Евгений Горбань.
    Организаторы пикета признали: большинство жалоб не подтвердилось. Уходя, журналисты спросили, не замерзли ли работники ИК в форме без курток. «Да что я, главное, чтоб им (кивнул за решетку) было тепло», — кинул замначальника ИК-18 Евгений Горбань.

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено