22 сентября воскресенье
СЕЙЧАС +18°С

Гибель Максима

В обстоятельствах смерти 8-месячного ребенка в Новосибирске разбираются следователи и уполномоченный Президента России

Поделиться

Врачи «скорой» приняли решение транспортировать находившегося в коме малыша из Академгородка в поселок Мочище…

Врачи «скорой» приняли решение транспортировать находившегося в коме малыша из Академгородка в поселок Мочище…

В конце октября у 8-месячного Максима Максимова, до этого росшего вполне здоровым ребенком (за исключением диагноза «криптогенная эпилепсия», который мальчику поставили в два месяца), неожиданно пропал интерес ко всему, он стал вялым и грустным, рассказала автору предысторию развития дальнейших событий его мама Дарья Макарова (Максимов — фамилия мужа). Малыша показали неврологу и эндокринологу клиники «Центр Новых Медицинских Технологий», расположенной в Академгородке, по соседству с домом Максимовых. Врачи предположили, что это реакция на прорезывание зубов, и порекомендовали пройти ряд обследований.

Мама вызвала скорую помощь, и ребенка срочно повезли в больницу. По словам матери, врачом «скорой» было принято решение везти ребенка в Мочище. На вопрос Дарьи, почему так далеко, ей якобы ответили, что «не имеют права привозить в ближайшую клинику — только в ту, к которой мы с Максимом относимся (в Мочище)». В «скорой помощи» корреспонденту НГС.НОВОСТИ в дальнейшем объяснили, что ребенка стали транспортировать в Мочище, так как было подозрение, что его состояние вызвано неким инфекционным заболеванием, а в подобных случаях всех детей Новосибирска госпитализируют в инфекционное отделение детской клинической больницы № 3, расположенной в поселке Мочище.

«Пытаюсь собраться и звоню всем врачам, у кого мы были за ту коротенькую маленькую жизнь. Везде отказ», — описывает Макарова все свои попытки добиться того, чтобы ребенка все-таки отвезли в ближайшую больницу, а не на другой конец города. Со слов Макаровой, ей отказали в облбольнице, также якобы «скорой помощи» отказали в клинике Мешалкина, до которой от их дома было пять минут езды. В районе остановки «Мелькомбинат» (по данным «скорой» — в районе карьера «Борок») у малыша, так и не пришедшего в сознание, останавливается сердце. «И вот когда у него остановилось сердце, вот тогда, оказывается, можно ехать в ближайшую больницу. И нас отвезли в 3-ю детскую больницу скорой помощи на Красном проспекте», — говорит Макарова. Бригаде скорой помощи удалось реанимировать ребенка и передать его врачам 3-й больницы.

…но его экстренно госпитализировали в ближайшую больницу, когда он перестал дышать, хотя мама предлагала это сделать сразу же

…но его экстренно госпитализировали в ближайшую больницу, когда он перестал дышать, хотя мама предлагала это сделать сразу же

Врачи детской больницы № 3 боролись за жизнь мальчика двое суток, но не смогли помочь — он умер 12 ноября. Причина смерти — «отек продолговатого мозга».

По словам мамы, врачи ей признались, что длительное пребывание в коме — до приезда «скорой» и во время транспортировки (по данным «скорой» — около 40 минут) — могло сказаться на таком исходе. Но вот почему начал формироваться этот отек — неизвестно, предположительно, в организм ребенка попала некая сложная инфекция. Связь летального исхода с неврологическим заболеванием маме описали как маловероятную. Корреспондент НГС.НОВОСТИ опросил представителей всех медицинских учреждений, которых так или иначе коснулась эта история, и оказалось, что с их слов события развивались совершенно иначе.

Так, представители облбольницы и клиники Мешалкина официально подтвердили, что в тот день по госпитализации мальчика к ним никто не обращался, а если бы и обращались — то они бы никогда не отказали.

Дарья Макарова не винит врачей в смерти своего ребенка, всю ответственность перекладывая на чиновников от медицины, установивших правила транспортировки пациентов на «скорой»

Дарья Макарова не винит врачей в смерти своего ребенка, всю ответственность перекладывая на чиновников от медицины, установивших правила транспортировки пациентов на «скорой»

В облбольнице и клинике Мешалкина добавили, что «скорой» даже звонить по тяжелым случаям не надо — просто привозить пациента и все. «Какие могут быть звонки? Если бригада «скорой» завозит пациента, мы принимаем его без разговоров. Это делается постоянно — в любом случае, никто никогда не откажет умирающему, это даже не обсуждается», — говорит Артем Пухальский, советник директора НИИ патологии кровообращения им. Е.Н. Мешалкина. Ту же мысль подтвердила и главврач Новосибирской областной клинической больницы Ирина Нагорная, подчеркнув, что случаев отказа тяжелым больным в госпитализации не было.

То, что бригада, госпитализировавшая Максимова, не обращалась ни в клинику Мешалкина, ни в облбольницу, официально подтвердила и главный врач городской станции скорой медицинской помощи Новосибирска Ирина Большакова: «Ребенок был в тяжелом, но в стабильном состоянии, показаний для экстренной госпитализации не было. Если бы были — мы бы даже звонить не стали, отвезли бы в ближайшую больницу, это естественно».

Главврач «скорой» опровергла информацию, что на вызов приехал необорудованный автомобиль: «В нем было все для оказания реанимационной помощи ребенку. Также мне непонятно, откуда появились разговоры, что у нас только два детских реанимобиля, когда в Новосибирске их более 70».

В том, что произошло на самом деле, пообещал накануне разобраться Уполномоченный при Президенте России по правам ребенка, известный российский адвокат Павел Астахов, который публично заявил, что «прилетит в Новосибирск, чтобы посмотреть в глаза этим равнодушным черствым бюрократам от медицины. Если выяснится, что это не единственный случай отказа от предоставления помощи детям, будем принимать кадровые и дисциплинарные решения вплоть до отставок всех руководителей здравоохранения области и города».

Исполняющая обязанности министра здравоохранения Новосибирской области Ольга Кравченко и начальник Главного управления здравоохранения мэрии Новосибирска Галина Рвачева не воспользовались предоставленной НГС.НОВОСТИ возможностью прокомментировать описываемые события.

Андрей Ткачук

Фото Алены Балгеймер (1), предоставлено НОО «Здравоохранение детям», использован фрагмент карты ДубльГИС (2), из личного архива Дарьи Макаровой (3)

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Фото пользователя
    23 ноя 2010 в 01:25

    70??????? Детских реанимаций 70?????
    2 на Заельцовской, 1 на Ленинской. больше я ни одной не знаю. и то они постоянно заняты перетранспортировками из стационара в стационар, а на детские Р вызовы ездят или линейные педиатры, или взрослые реаниматологи.
    забавно читать про НИИПК и Облбольницу. прям ангелы какие-то! всем-то рады, всех ждут!

    nuta
    23 ноя 2010 в 02:28

    Мои соболезнования родителям. Сама столкнулась и не один раз с подобным отношением. У моего ребенка был приступ бронхиальной астмы и нас так же через весь город везли в мочище. При мне врач скорой помощи обзвонил все ближайшие больницы и нам везде отказали. Может я чего то не понимаю, но бронхиальная астма и инфекционная больница, это что то новое. И когда по приезду моему ребенку ставят диагноз - ангина, я была в ужасе. Естественно утром мы поехали домой. Лечились дома.

    Жизнь
    23 ноя 2010 в 01:11

    Если правду говорит мама Максима, то надо всех отстранить!!! Надо навести порядок в городе!!!