12 ноября вторник
СЕЙЧАС -7°С

Главный супермаркет Новониколаевска

Директор краеведческого музея пояснил, зачем организованы масштабные раскопки на площади Ленина

Поделиться

Справка: Андрей Шаповалов занял пост директора краеведческого музея в апреле 2009 года. До этого работал программным директором в МОФ Агентство «Открытая Сибирь». Образование: гуманитарный факультет НГУ (история), Академия народного хозяйства при Правительстве РФ, кандидат исторических наук. 41 год. Женат.


Какова история здания Торгового корпуса?

Оно заложено в мае 1910 года, в декабре — уже стояло. На втором этаже были Городская дума, Городская управа, Казначейство и отделение Госбанка. На первом этаже — 12 магазинов, по числу отсеков. На нулевом — склады. Фактически так это здание использовалось до 80-х годов — на первом этаже были магазины, на втором этаже — какие-то административные помещения. В 80-х годах была последняя реставрация. После чего здание начали передавать музею и строить метро.

После революции здесь еще провозгласили Советскую власть…

Никогда этого не было. (Улыбается.) На здании висела табличка, что здесь была провозглашена Советская власть. Но это — неправда. Однако это спасло в свое время здание. Советскую власть провозгласили в доме, который стоял по соседству, — на Красном проспекте, 21. Табличка висела там. Но когда здание где-то в 30-х годах сносили, решили — не пропадать же табличке, и повесили на наше. И вот, когда Торговый корпус в 70-х годах решили ставить на охрану, эта табличка и пригодилась. В заявке так и звучало: «Городской Торговый корпус, где была провозглашена Советская власть».

Хотя планы такие были и в 50-е годы — роскошные архитектурные планы (нового центра города. — И.К.) без Торгового корпуса. Сейчас это — просто единственное в своем роде крупное здание, которое построено архитектором Крячковым.

Когда закопали подземелья, которые сейчас откапываете?

Со стороны Первомайского сквера галерея открыта. Засыпаны были со стороны Красного проспекта, когда строили метро. Мы сейчас открыли окна, которые есть в подвале и ведут в галерею, но были замурованы, и в одном нашли прекрасную бутылку зеленого темного стекла. «Агдам» в таких раньше продавали. В 80-е годы я этот «Агдам» хорошо помню. Это верный знак, когда это было. К сожалению, бутылка без записки внутри. (Смеется.)

Какую часть от общей площади составляют засыпанные подземелья, какова их ценность?

Чуть больше половины. Ценность в том, что галереи были построены так, что обеспечивали климатическую безопасность. Фасады — кирпичные, 90 см толщина, подмокают от грунтовых вод и т.д. Их надо постоянно сушить. Крячков это хорошо знал и специально сделал такие галереи, где была своеобразная вентиляция, что позволяло держать фасады сухими. Но это никто не оценил, пока все не засыпали и не начались проблемы. Вот сейчас кладешь руку на стену в подвале, а она сырая, штукатурка сама отваливается. И по стене здания идет грибок. А вот стена с другой стороны, где не засыпаны подвалы, — сухая. Реставрация — своевременная: сейчас мы галерею откроем, и фасады высохнут сами собой.

Никому в голову не приходило, к чему могут привести засыпанные подвалы?

Не хочется никого ругать… Думали, наверное, но было, как говорится, решение партии и правительства. Начальник сказал: бурундук — птичка, ну и… А может, рассчитывали на русский «авось»…

Что успели еще найти после начала расчистки?

Нашли интересные решетки, которые стояли в окнах и дверях. На той стороне, которая не была засыпана, решетки другие — кованые. Скорее всего, найденные — следы старой реставрации в 30-х или 50-х годах. То есть решетки — явно не оригинальные, но тоже очень интересные. Мы еще только начали раскопки, что там дальше — никто не знает. С торца будут сделаны лестницы-выходы.

В подвалах будет выставка современного искусства?

Тут мы немного погорячились… По разным санитарным нормам зимой там вообще ничего нельзя делать, галерея должна оставаться холодной. Если будем ее отапливать, это то же самое, что мы бы завалили ее мусором. Весной-летом в теплый период, мне хочется, чтобы там были выставочные площади. Понятно, что в галерею, где температурный режим никак не отрегулируешь, я Рафаэля не смогу привезти. Но с современным искусством там работать можно.

А бутики-магазины, чтобы, как говорится, каждый метр приносил доход?

Каждый метр приносить доход все равно не может. Музей — это музей, а бутики — это бутики. Пока эти галереи принадлежат музею, там не будет ни магазинов, ни бутиков. Даже по санитарным нормам это не разрешено — галереи перегораживать нельзя. И отапливать нельзя. Это счастье, так как на них никто не будет претендовать.

Правда ли, что ваши подвалы тянутся чуть ли не до вокзала?

Надо посмотреть. (Улыбается.) Но я не очень верю в легенды о подземельях в молодых городах. Подземелья, которые могли бы возникнуть в Новосибирске, могли появиться в 30-е годы, когда советская партэлита готовила себе бункеры, запасные выходы… Вот наша мэрия, знаю, имеет специальные выходы, так как строилась как здание мэрии. А когда строил Крячков это здание, здесь был большой пустырь.

Ну зачем магазинам, которые были под охраной, еще какие-то подземелья? Чтобы легче грабить? Вот про подземелья оперного театра, мэрии, обладминистрации — всего, что строилось в 20–30-е годы, — еще можно говорить.

Какие еще легенды с этим зданием связаны? Слышал, что строительный раствор был замешан на яичных белках для особой прочности…

Это такая байка о русском мастерстве и качестве. Я в это верю, но с оговорками… Да и проверить это нельзя. Но то, что качество строительства было лучше, — в этом нисколько не сомневаюсь. Впечатляет даже то, что здание возвели за 7 месяцев! У меня 12 рабочих один фасад не могут сделать 6 месяцев.

Музей занялся также археологическими раскопками, которые идут в районе Бердска. Это новая политика? Способ найти экспонаты?

С одной стороны, у музея должна быть политика комплектования коллекций. Мы провели анализ некоторых коллекций, в том числе коллекции археологии, и выяснили, что у нас есть большие дыры, не позволяющие что-то ярко показать. Есть два способа пополнения коллекций: выкупить у археологов экспонаты, что проще и дешевле, либо добыть самим. Копать всегда рискованно. Но мы пошли на раскопки, потому что это совмещается с другой политикой — политикой участия в культурной жизни региона.

Нам нужен был археолог с открытым листом, который ведет работы неподалеку. Мы договорились с Сергеем Росляковым (руководитель городского детского археологического отряда. — И.К.), что он будет руководителем этих работ. Остановились на двух памятниках — могильник «Ельцовский» и могильник «Санаторный». Рослякову был удобней могильник «Санаторный», поскольку здесь он копает уже много лет. Это средневековье, так называемая басандайская культура (примерная датировка — 9–12 вв. — И.К.). Курганы были грабленые, но с вещами. Нашли наконечник стрелы, бронзовый колокольчик, наконечник копья, орнаментированный сосуд, керамику, бусину… Но в том месте еще остались две неграбленые могилы, которые сейчас только вскрываются.

Еще один крупный проект — Музейная ночь. Как прошла последняя?

Последняя ночь была лучше по многим показателям. Во-первых, она была более музейной — мы делали меньше развлекаловок, а больше экспозиций. Графика из Риги была роскошной, Шагал даже, на мой взгляд, проигрывает. Было больше порядка, несмотря на некоторую давку в подвале. Было не так душно… Как ни странно, то, что мы подавали как кич — музейные подвалы, — почему-то людей страшно торкнуло. Меня это даже немного расстроило. Видимо, изначальная идея такой музейной кунсткамерности все же сильно притягивает людей. В общем, все нашу шутку восприняли очень серьезно, наверное, так делать мы больше не будем. В этом году была большая посещаемость — 6500 человек против 5000 в прошлую ночь.

Почему масса людей ходит в музей ночью?

Приходят и в другое время. Тут — сила рекламы. Если бы мы на другие проекты тратили столько же сил на рекламу… Когда делали проект День рождения Матильды (скелет самки мамонта. — И.К.), там было все точно также. Нам сделали профессиональный пиар. Второе: посетители этой ночи — все же молодежь и такие престарелые тусовщики, которые любят все, что выходит за рамки. Вроде бы это должно привлекать новых посетителей, но мне кажется, что это не срабатывает — мы делаем ночь для одних и тех же людей. Я серьезно думаю в следующем году Музейную ночь не проводить, а заменить ее другой акцией.

Есть уже мысли?

Есть, но я пока не раскрываю их. Музейная ночь стала традицией, но это довольно скучно. Надо иметь свое, чтобы было круто, но не так, как везде. У нас 11 ноября предполагаются празднования 90-летия. Наверное, мы попробуем что-то сделать к этой дате. Будет нечто «за рамками».

Илья Калинин

Фото Сергея Ляшко (1), Татьяны Кривенко (2–5)

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Фото пользователя
15 июл 2010 в 00:25

Статья занятная, г-ну Шаповалову удачи. Из статьи почувствовал, что человек втянут в дело... может и обманчивое впечатление, но...

йцуке
15 июл 2010 в 00:23

Интересно, как там продвигаются дела с восстановлением пожарной каланчи на крыше Торговоко корпуса?!?!?

Фото пользователя
15 июл 2010 в 00:15

Не надо отказываться от Ночи! это классная акция и на следующий год я обещал повести многих друзей! :)
лучше еще больше...