15 июля среда
СЕЙЧАС +16°С

«Они у нас в печёнках сидят»: цирк требует с зоозащитницы 100 тысяч — дело может стать прецедентным

На его результат смогут ориентироваться другие судьи — в Москве активисты проигрывают

Поделиться

Хотя акция зоозащитников была направлена не столько на цирк, сколько на «МЕГУ» и «ИКЕЮ», ни та, ни другая компания в процессе пока не участвуют<br>

Хотя акция зоозащитников была направлена не столько на цирк, сколько на «МЕГУ» и «ИКЕЮ», ни та, ни другая компания в процессе пока не участвуют

Передвижной цирк «Золотой дракон» подал в суд на новосибирскую зоозащитницу Елизавету Бражник: из-за осеннего скандала шапито пришлось переехать от «МЕГИ» на другую площадку. Часть зрителей тогда вернула билеты, и потери компания решила взыскать с зоозащитницы, оценив их и ущерб репутации в 100 тысяч рублей. Между тем разбирательство может выйти за рамки очередного спора в защиту чести и достоинства и стать прецедентным. Почему — узнала Лиза Пичугина.

Как зоозащитница повлияла на «МЕГУ»

Хотя иски в защиту деловой репутации и попытки взыскать неполученную или утерянную выгоду периодически случаются, конкретно это дело для Новосибирска может стать прецедентным. В частности, из-за того, отметила в разговоре с корреспондентом НГС Елизавета Бражник, что повлиять удалось не просто на передвижной цирк, а на федеральный бренд «МЕГА», который в итоге отказал цирку «Золотой дракон» в размещении на своей территории.

— Честно говоря, мы вообще ни на что не надеялись. Я приходила в «МЕГУ», писала пресс-релизы в СМИ, посты в Инстаграм, сидела в «ИКЕА», смотрела вокруг и думала: «Блин, это такая махина, тут решается всё в Москве, что мы можем, четыре девушки с какими-то плакатами — это просто смешно, нас никто не услышит, мы ничего не добьёмся», — вспоминает ту самую акцию Бражник. — Когда спустя четыре дня мне девочки кидают пост в Инстаграме «МЕГИ» о том, что они услышали мнения двух сторон и отказываются [от предоставления площадки цирку], я, по-моему, заплакала — от шока. Мы на это даже не рассчитывали, мы надеялись: ну, может, в следующем году не поставят, может, в других городах не поставят. Это было невероятно.

Как говорит зоозащитница, цель была, скорее, «попортить кровь» — и даже не столько цирку, сколько крупным брендам: в сознании, призналась она, просто не укладывается, как «ИКЕА», с их сборами крышечек и батареек и борьбой за экологию, пустила под свои окна шапито, на которые во многих городах Европы действует частичный или полный запрет. В частности поэтому акции не продолжились, когда «Золотой дракон» переехал: активисты понимали, что там уже ничего не добьются, объяснила Бражник.

Почему дело важное для всей России

Между тем, ни одна из сторон судебного разбирательства ни «МЕГУ», ни «ИКЕЮ» к нему пока не привлекали. Директор «Золотого дракона» Евгений Ким рассказал НГС, что у него к ним претензий нет: за срочный переезд он получил неустойку. Кирилл Кузнецов, управляющий партнёр компании «ЭКВИ», которая представляет Елизавету Бражник в суде, отметил, что заинтересованность торгового центра в процессе ещё только предстоит выяснить.

При этом Кузнецов подтвердил, что подобный иск — от цирка к зоозащитнику — в Новосибирске действительно рассматривают впервые.

— Есть информация, что в Москве зоозащитники подобные иски проигрывают, но там процессы против братьев Запашных — они носят в том числе политический характер. Здесь, я думаю, мы обойдёмся без политики, и процесс будет решаться по закону, — считает юрист.

Хотя зоозащитники на пикете обращались к «ИКЕА», в процессе международная компания пока не участвует

Хотя зоозащитники на пикете обращались к «ИКЕА», в процессе международная компания пока не участвует

Генеральный директор «Сибирской Юридической Компании» Сергей Карпекин пояснил, что, хотя в России право не прецедентное, исход дела может повлиять на другие аналогичные разбирательства. И от того, какое решение судьи примут в этом случае, будет зависеть вектор развития этой практики.

— Судьи потом этим решением будут руководствоваться, особенно, если оно пройдёт ещё вторую, третью, четвёртую инстанции, — говорит Карпекин. — Судебная система всегда стремится к единообразию судебной практики. Нарушение этого единообразия даже может быть основанием для отмены решения высших судебных инстанций. <…> Понятно, что если в Москве будет серия дел с некими схожими обстоятельствами и одинаковым результатом, нашим судьям проще воспользоваться этой практикой.

Сейчас рассмотрение дела находится в самом разгаре: в марте должно состояться второе заседание суда. Понятно, что подобный прецедент важен для обеих сторон — этого не скрывает и Евгений Ким.

— Нам нужен прецедент, исков будет больше. Зоозащитники у нас уже в печёнках сидят. Да и не только у нас, в соцсетях они уже тоже достали всех, — говорит он. — Проблема с ними в том, что ни у кого нет профильного (имеется в виду ветеринарное. — Прим. ред.) образования, просто люди на хайпе пытаются себя пропиарить.

Зоозащитники у нас уже в печёнках сидят. Да и не только у нас, в соцсетях они уже тоже достали всех.

Евгений Ким, директор цирка шапито «Золотой дракон»

Елизавета Бражник парирует: дело не в хайпе, и глобально её мнение после получения иска не изменилось.

— Если сейчас вернуть всё назад, если бы я знала, что на меня подадут в суд и про вот эти 100 тысяч, я бы точно так же вышла на пикет. Я по-прежнему считаю, что передвижные цирки — это зло, их не должно быть, — твёрдо говорит она.

«Вся эта деятельность цирков и контактных зоопарков вне закона»

— Самое смешное, что произойди это сегодня, цирк уже никакой иск не подал бы. Просто потому, что вступил в силу закон о запрете жестокого обращения с животными, и вся эта деятельность цирков и контактных зоопарков просто сейчас вне закона. Но по состоянию на лето-осень прошлого года закон ещё не был принят, и цирк предлагает нам считать, что всё было хорошо. Мы считаем, что хорошо не было — будем это и доказывать, — добавил Кирилл Кузнецов.

Сам же Ким уверяет, что новый закон не помешает работе «Золотого дракона»: по его словам, и до его вступления в силу шапито превышало необходимые нормы содержания животных (проверить это сегодня, к сожалению, для корреспондента НГС не представляется возможным: вне гастролей цирк находится в Улан-Удэ). На вопрос, не планирует ли он сделать цирк из передвижного стационарным, что устроило бы часть зоозащитников, он отметил, что стационарные цирки точно так же переезжают, только условия там хуже.

— У меня для этого оборудованные фургоны и клетки, а у них не оборудованные, они просто нанимают и отправляют. У меня и освещение, и отопление, и мы останавливаемся каждые 3–4 часа, проверяем животных, чтобы кого-то напоить, кого-то покормить, кого-то погулять, — перечисляет Евгений Ким. — У нас 48 голов сейчас. Как бы вам объяснить… Это наши дети, не ухаживать за ними мы не можем. Я не спорю, что есть плохое содержание — но есть плохие люди и хорошие, есть добрые и злые. Всех равнять под одну гребёнку просто нельзя.

Закон «Об ответственном отношении с животными» ставит под удар не только цирки, но и небольшие и контактные зоопарки: в январе корреспондент НГС побывал в двух из них, чтобы выяснить, что изменилось в их работе.

оцените материал

  • ЛАЙК15
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ8
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!