7 апреля вторник
СЕЙЧАС +4°С

Аварийные дома хотят расселять под ипотеку в 3% — смотрим на примере Новосибирска, что из этого выйдет

Жители трёх аварийных районов Новосибирска рассказали, как оказались в таких домах и почему до сих пор не уехали

Поделиться

Аварийный жилой фонд в Новосибирске исчисляется миллионами квадратов, иногда это целые микрорайоны, как, например, в Затоне

Аварийный жилой фонд в Новосибирске исчисляется миллионами квадратов, иногда это целые микрорайоны, как, например, в Затоне

В декабре стало известно о новой инициативе в Госдуме: член комитета по бюджету Дмитрий Юрков предложил вице-премьеру Виталию Мутко добавить в законопроект с изменениями в Жилищный Кодекс ещё одну поправку. По идее Юркова, вариантом помощи жителям аварийных домов может стать ипотека на особых условиях. Журналисты НГС поговорили с людьми в трёх крупных аварийных микрорайонах Новосибирска и узнали, почему это не сработает.

Что предлагают

Сегодня в аварийном жилье вынужденно живут в основном малоимущие граждане, отметил в своем обращении Дмитрий Юрков, и общие условия ипотеки им не подходят. Поэтому депутат предложил Фонду содействия реформированию ЖКХ обеспечить им первоначальный взнос и взять на себя часть ежемесячных платежей, цитируют документ «Известия». При этом ставка для жителей аварийных домов не должна быть выше 3% годовых, а после оплаты ипотеки у семьи должно оставаться не меньше двух прожиточных минимумов в месяц (в Новосибирской области прожиточный минимум по итогам 3-го квартала 2019 года составил в среднем 11475 рублей, а для пенсионеров — 9247 рублей).

Прожиточный минимум у новосибирских пенсионеров, которые в основном и живут в аварийных домах, — меньше 10 тысяч рублей. При таких доходах ипотека недоступна

Прожиточный минимум у новосибирских пенсионеров, которые в основном и живут в аварийных домах, — меньше 10 тысяч рублей. При таких доходах ипотека недоступна

В «Справедливой России» идею поддержали, в ЛДПР отметили, что какая-то часть населения будет рада съехать из разваливающихся домов даже в ипотеку, и только в КПРФ усомнились, что у жителей аварийного жилья найдутся на неё деньги.

«На кого эта программа рассчитана, я не знаю»

Телецентр — один из крупнейших микрорайонов аварийного жилья в Новосибирске. Некоторые дома, которые тут когда-то строили как временные, уже разменяли восьмой десяток. 

Нина Колмогорова живёт в квартире на Костычева, 9 больше 20 лет. Квартира коммунальная: у Нины Вениаминовны комната в 18 квадратов, такая же по площади — у соседей. Вместе с долей общих кухни, санузла и коридора получается 23 квадратных метра. Оформлена квартира по соцнайму, но жильцы за него не платят — дом аварийный.

В подъезде дома на Костычева, 9 из стен квартир на лестницу вываливаются целые пласты, которые как могут заделывают

В подъезде дома на Костычева, 9 из стен квартир на лестницу вываливаются целые пласты, которые как могут заделывают

Пол в прихожей от входной двери резко наклонён вниз: деревянные перекрытия давно прогнили. Сгнили и трубы.

— Соседи со второго этажа нас много раз заливали. У них стояк в туалете прогнил и подтекал, у нас по стенам бежало, — вспоминает Нина Вениаминовна. — Они кое-как добились, чтобы им этот стояк заменили, с таким трудом это было сделано — это же бесплатная работа, раз общедомовой стояк, а на бесплатную работу не хотят идти.

В комнате у Нины Колмогоровой тепло только потому, что она заменила батарею — сама, за свой счёт, потратив на неё половину месячного дохода. Управляющая компания делать это отказалась.

Комнату женщина получила от «НовосибГражданПроекта», где до пенсии работала инженером. На вопрос, была ли у неё возможность переехать, только улыбается: сами, говорит, знаете, какая была зарплата в проектных институтах — откуда возможности-то.

Нине Вениаминовне почти 70 — вряд ли банки будут рассматривать её как заёмщика

Нине Вениаминовне почти 70 — вряд ли банки будут рассматривать её как заёмщика

Об инициативе депутата Юркова Нина Вениаминовна слышала, но кто из жителей аварийных домов может себе позволить ипотеку, даже не представляет.

— Я пенсионерка, у меня денег нет — я получаю 16,5 тысяч. При моём доходе мне только пожить и купить самое необходимое. И так, по мелочи: часы в прошлом месяце купила наручные за полторы тысячи. Мне через полтора года будет 70 — какая мне ипотека? — говорит она. — Вот соседи мои: она с гражданским мужем живёт, работает на пенсии, он работает. Он обтягивает мебель, у него в среднем за полгода, он посчитал, тоже 16 тысяч в месяц заработок. У неё пенсия сейчас 9 тысяч, ещё сколько она там получает, в киоске работает. Просчитывать [варианты] они просчитывают, но при их доходах это невозможно. И насколько я знаю — во дворе сижу с женщинами часто — особенно летом, никто во всём доме не может себе этого позволить. На кого эта программа рассчитана, я не знаю.

Многие дома, признанные аварийными, обещают снести уже не один десяток лет

Многие дома, признанные аварийными, обещают снести уже не один десяток лет

«Мы всю жизнь на копейки живём»

В начале года аварийным разом признали весь микрорайон Затон в Ленинском районе — больше 40 деревянных и насыпных домов. Живут здесь в основном работники уже закрытого судоремонтного завода и речники. Почему вдруг они должны будут влезать в ипотеку, чтобы достойно жить на пенсии, местные жители не понимают.

— Я всю жизнь работал в Западно-Сибирском речном пароходстве, я капитан-механик и заработал эту квартиру. Почему я должен ипотеку брать? — горячится Юрий Дмитриевич, житель одного из домов. — Ипотека за счёт государства — это, может, и хорошо. Но у людей пенсии хватает только на еду и лекарства, как они будут даже частично платить? Я не знаю.

В этом году Юрий Дмитриевич ещё ездил работать за полярный круг: полгода там — полгода здесь, но говорит, что устал и больше не поедет — денег в семье сразу станет ощутимо меньше.

Часто жители аварийных домов просто не понимают, почему должны брать ипотеку, чтобы переехать в лучшее жильё: компаниям, которые предоставили им жильё, многие посвятили всю жизнь 

Часто жители аварийных домов просто не понимают, почему должны брать ипотеку, чтобы переехать в лучшее жильё: компаниям, которые предоставили им жильё, многие посвятили всю жизнь 

— Так у меня пенсия 17 тысяч, если уйду — будет 20, потому что как рабочему мне льготы не идут. У жены 13. Вот, 33 тысячи. У меня ещё дочь, внучка, ещё одна внучка, всем надо помогать.

Валентина Григорьевна из двухэтажного дома на Портовой, 8 на вопрос, есть ли для её семьи какая-то подъёмная сумма ипотечного платежа, отвечает твёрдо отрицательно.

— Я нисколько не готова платить. На 8500 рублей прожить и ещё платить ипотеку? Нищими остаться? У мужа 13 тысяч, он тоже пенсионер — вот и все деньги. Как можно платить ипотеку, если у нас в общем получается 20 тысяч? 3 тысячи за квартиру мы отдаём — на 17 тысяч можно прожить?

Своё положение жители аварийных домов называют безвыходным и уже, кажется, ни на что особенно не рассчитывают

Своё положение жители аварийных домов называют безвыходным и уже, кажется, ни на что особенно не рассчитывают

Половина квартир в доме приватизированы, половина — муниципальные, и почти во всех, за исключением пары квартир, живут пенсионеры, рассказала женщина. У некоторых пенсия даже не дотягивает до прожиточного минимума, а возможности переехать не было никогда — на местные зарплаты тоже не разгуляешься.

«Что с них возьмёшь?»

В аварийный микрорайон на улице Никитина весной приезжало высокое начальство — 11 домов здесь обещали расселить до конца года, в августе мэрия Новосибирска опубликовала постановления об изъятии квартир в шести из них. 

Разрушающиеся дома жители латают как могут, поэтому их фасады иногда похожи на лоскутные одеяла

Разрушающиеся дома жители латают как могут, поэтому их фасады иногда похожи на лоскутные одеяла

Тамара Житина из дома на Никитина, 140А говорит, что с тех пор никакого движения не было вообще, только повесили таблички, что дома снесут в декабре 2020 года, но она в это не верит: их обещают снести вот уже почти 40 лет. Переехать отсюда возможности у неё не было — сперва считалось, что дома хорошие, а сейчас продать аварийную квартиру нельзя. Нижние перекрытия, как и в большинстве таких домов, давно сгнили, одна из стен соседней квартиры в буквальном смысле вываливается на улицу.

— Пусть он так себя переселяет, — комментирует Тамара Житина инициативу депутата Дмитрия Юркова. — Возьмите наших — что с них возьмёшь? У нас в основном пенсионеры и те, кто мало получает. Пенсия у меня — 17 тысяч. Только на лекарства 6,5 тысяч уходит. 4 с лишним тысячи рублей мы платим за аварийную квартиру 42 квадрата — она нам обходится как новая. Плюс ещё коммуналка, еда. И что остаётся? Ничего.

Инициативу депутата Юркова поддержали не все: в КПРФ считают, что никаких возможностей она жителям аварийных домов не добавит

Инициативу депутата Юркова поддержали не все: в КПРФ считают, что никаких возможностей она жителям аварийных домов не добавит

Своё положение пенсионерка оценивает как безвыходное. Единственная возможность переехать для неё — как и для тысяч других жителей новосибирских аварийных бараков — расселение за государственный счёт. Ипотека, даже с такой внушительной господдержкой, какую предложил Дмитрий Юрков, им не по карману.

Впрочем, будет ли эта инициатива поддержана, пока непонятно: Виталий Мутко своего отзыва на неё ещё не давал.

Стоит отметить, что новое жильё недоступно не только пенсионерам из аварийных домов: зарплаты медика на это тоже не хватает.

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ18
  • ПЕЧАЛЬ4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!