1 июня понедельник
СЕЙЧАС +18°С

В Новосибирске погорельцев обвинили в коротком замыкании — теперь они должны соседям 2 миллиона

Причиной стал старый провод, найденный на пепелище. Семья утверждает, что он 20 лет лежал в подсобке

Поделиться

Семья Денисенко настаивает на судебной экспертизе, которая может опровергнуть поверхностный, по их мнению, вывод экспертов

Семья Денисенко настаивает на судебной экспертизе, которая может опровергнуть поверхностный, по их мнению, вывод экспертов

Ранним утром 7 мая 2018 года на улице Читинской сгорели два дома. Спустя полтора года суд решил, что владельцы дома, с которого начался пожар, должны почти 2 миллиона соседям — такое решение судья принял, основываясь на визуальном исследовании найденного на пепелище семижильного провода. Эксперты и дознаватели написали в документах, что на этом проводе есть следы короткого замыкания. Владельцы дома утверждают, что это был провод для сварочного аппарата и он просто хранился на их участке, и настаивают на пожарно-технической экспертизе. Подробнее — в материале НГС.

Пожар и свет в доме

Около 5:30 утра 7 мая 2018 года Николай Денисенко проснулся в родительском доме, умылся, сел завтракать и из окна увидел, как во дворе горит крыша придомовых построек. За считанные минуты пламя перекинулось на дом, а следом и на соседский. Обе семьи остались на улице — огонь уничтожил всё, что у них было.

Спустя полтора года Первомайский районный суд решил взыскать с семьи Денисенко в пользу соседки 1 миллион 760 тысяч рублей, так как эксперты пришли к выводу, что в их бане произошло короткое замыкание. Семья Денисенко настаивает, что короткого замыкания не могло быть — когда постройки во дворе горели, то свет в доме не отключился.

— Свет горел. Брат включил чайник, вскипятил его. У нас маленькое окошко в туалете, там темно, а брат принял душ, почистил зубы. А когда он сел пить чай, то увидел, что дровяник уже пылает. Он попытался затушить пламя, забежал в баню, а в шланге не оказалось напора. В самой бане огня не было, — рассказывает свою версию Наталья, дочь хозяйки дома.

Старый провод

Через 10 дней после пожара, 17 мая, дознаватель МЧС в первом постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела написал, что причина пожара не установлена, а провода и мусор направлены в испытательную пожарную лабораторию. В техническом заключении эксперт описывает, что «четыре фрагмента одножильных однопроволочных медных проводов... и один фрагмент семижильного многопроволочного медного проводника, длиной 240 миллиметров, количество проволок в жиле 19 штук». В первых четырёх фрагментах эксперт не увидел следов короткого замыкания. Однако на конце пятого, семижильного провода, обнаружил характерное для короткого замыкания оплавление.

По словам Натальи, после пожара она и её родственники не видели, какие именно провода забрали с пепелища, но понятые и её мама подписали документ об осмотре. Техническое заключение было готово 5 июня 2018 года, но Наталья утверждает, что впервые узнала об изъятии семижильного провода только через год — когда получила документы. По её словам, около 20 лет назад отец привёз этот провод для сварочного аппарата, всё это время он хранился в бане и никак не использовался в электропроводке дома и построек. 

— В бане, где была стена дровяника, на гвозде висел большой моток подобного провода. У нас была обычная печная баня, не сауна, — так Наталья объясняет, как эксперты могли найти фрагмент семижильного провода на предполагаемом месте возгорания.

Эксперты считают, что в бане произошло короткое замыкание, но хозяева дома настаивают, что в доме был свет, когда постройки во дворе горели

Эксперты считают, что в бане произошло короткое замыкание, но хозяева дома настаивают, что в доме был свет, когда постройки во дворе горели

Суд без экспертизы

В итоге пожарно-техническая экспертиза проводов так и не была проведена, в лаборатории ограничились визуальным исследованием. Пожарный мусор изучили только спустя несколько месяцев — экспертизу провели сразу 15 методами 6 сентября 2018 года. Эксперт не нашёл там легковоспламеняющихся и горючих жидкостей.

Очаг пожара определили также не в результате экспертизы, а в техническом исследовании — в лаборатории пришли к выводу, что возгорание началось в парной. Сын хозяйки дома утверждает, что горели крыши построек, а он заходил в баню и пытался подключить воду через шланг. Эти показания есть в документах.

В апреле 2019 года дознаватель подготовил итоговое постановление, где подробно перечислил все исследования и экспертизы, а также написал, что наиболее вероятной причиной пожара могло стать «тепловое воздействие аварийного режима работы электрооборудования (электрического провода в бане)». 

Суд принял решение на основании показаний сторон, свидетелей и постановления об отказе уголовного дела. Изначально соседи оценили свой ущерб в 2,2 миллиона рублей, однако суд уменьшил сумму на 20%, так как счёл, что они нарушили правила застройки и разместили баню слишком близко к соседскому участку — именно через эти постройки огонь перешёл на соседний дом. По решению суда Денисенко должны выплатить 1,76 миллиона рублей. Соседи с таким решением суда, как сообщила их юрист Тамара Паршикова, полностью согласны.

Мнение экспертов

Так как исследования и экспертизы проводили сотрудники Испытательной пожарной лаборатории МЧС по НСО, то редакция НГС обратилась за независимым комментарием к специалистам из Омска. Начальник сектора судебных экспертиз Испытательной пожарной лаборатории МЧС по Омской области Павел Фомичёв объяснил, что для технического заключения достаточно визуального исследования, но для установления причин нужна всё же пожарно-техническая экспертиза.

— Дознаватель сам решает, что ему назначить: либо изымаемые объекты вместе с материалами дела направляет на пожарно-техническую экспертизу, либо на исследование, по результатам которого делается техническое заключение. Разница в том, что экспертиза — юридический документ, который несёт в себе доказательную базу, юридически значимую, а техническое заключение — это мнение специалиста по поставленному вопросу, изложенное на бумаге. Специалист сделал правильные выводы, он описал, что оплавления характерны для аварийного режима работы, но не факт, что оно образовалось от него. Чтобы определить, в результате чего оно образовалось, нужно провести метало-графическое исследование, а оно, как правило, проводится в рамках пожарно-технической экспертизы. В таких случаях необходимо подавать апелляцию, где нужно акцентировать, что было проведено техническое исследование проводника, сделано техническое заключение без метало-графической экспертизы, не установлено, является ли оплавление на проводнике источником зажигания, — рекомендует Павел Фомичёв.

Как пояснил член Заельцовской коллегии адвокатов Юрий Гольдберг, люди вправе требовать компенсацию, если их жилье пострадало из-за короткого замыкания у соседей, потому что владельцы домов обязаны следить за работоспособностью электросети, но считает, что одного визуального исследования недостаточно, чтобы признать кого-то виновным.

— Здесь вопрос субъективный. При вынесении решения суд не обязан учитывать мнение эксперта, он имеет на это право. Если экспертиза сделана грамотно и правильно, соответствующими методиками, то суд вправе этой экспертизе поверить. Если у суда будут сомнения в её правильности, правдивости, в компетенции, более того, в этом и есть состязательность сторон, если вторая сторона заявит, что не доверяет этой экспертизе, есть какие-то недостатки, то суд имеет право назначить повторную, либо судебную экспертизу. В моём понимании, как практикующего юриста, проведение экспертизы, связанной с электричеством, путём визуального осмотра — это, мягко говоря, экспертиза та ещё, — говорит Юрий Гольдберг.

оцените материал

  • ЛАЙК5
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ6
  • ПЕЧАЛЬ5

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!