11 декабря среда
СЕЙЧАС -6°С

«Я была в первой тысяче выявленных в Новосибирске»: откровенные истории ВИЧ-инфицированных людей

Они живут с вирусом и помогают другим сохранить здоровье и вести полноценную жизнь, несмотря на болезнь

Поделиться

Равные консультанты начали регулярно консультировать в СПИД-центре Новосибирска меньше года назад

Равные консультанты начали регулярно консультировать в СПИД-центре Новосибирска меньше года назад

Каждый сотый житель Новосибирской области инфицирован ВИЧ. В последние годы о болезни стали говорить чаще, терапия стала доступнее, но узнать о своём положительном статусе страшно до сих пор. Информации, как дальше жить и как лечиться, мало, а найти что-то полезное сложно. Меньше года назад в Новосибирске начали работать равные консультанты — люди с диагнозом ВИЧ, которые научились жить с заболеванием и сейчас помогают другим. Во Всемирный день борьбы со СПИДом обозреватель НГС Дарья Януш поговорила с двумя равными консультантами о том, как они сами столкнулись с ВИЧ, и в чём нуждаются те, кто только что узнал о своём положительном статусе.

Заразилась в 18 лет от парня

Таисия Ланюгова, 33 года, руководитель пациентской организации «Остров»

Подозрений у меня никаких не было, в 2004 году я училась на первом курсе. Всё было хорошо. Я сдала кровь как донор, кровь проверили, и ко мне пришла участковая медсестра. Она вручила справку с печатью СПИД-центра, я даже не поняла, что это такое. Медсестра так засмущалась, ей хотелось скорее сбежать, поэтому она невнятно наговорила, что у меня есть подозрения на гепатиты и прочее, что нужно к врачу, и я только пятки на лестничной клетке видела. 

Тогда о ВИЧ я знала только из телевизора — кто-то умер от СПИДа, картинки страшно худых умирающих людей, что он распространён среди геев. Думала, что это что-то далёкое от меня. Знаю, что заразилась от бывшего парня, в прошлом он употреблял наркотики. Когда я узнала о диагнозе, мы уже не были вместе. Я позвонила сестре посоветоваться, она убедила, что нужно сходить к врачу.

Таисия принимает терапию — благодаря лекарствам она родила здорового сына

Таисия принимает терапию — благодаря лекарствам она родила здорового сына

Я пересдала кровь, ждала неделю и надеялась, что это ошибка. В то время на учёте стояло очень мало ВИЧ-инфицированных — я была в первой тысяче выявленных в Новосибирске. Очевидно, что их хуже выявляли, и люди были просто не в курсе. Когда диагноз поставили окончательно, думала — вот и всё, зачем дальше жить. Думала, что жить мне осталось 5 лет.

Только спустя год я вновь пришла к врачу с вопросом, а есть ли жизнь дальше. Тогда сложно было кому-то рассказать, дискриминации было больше, чем сейчас. Я сразу выпала из учёбы — зачем учиться, если я умру? Год я была в депрессивном состоянии, выпала из жизни. Сейчас вижу, что клиническая картина инфекции другая, у многих нет этого времени на депрессию и раздумья.

9 лет я не принимала лекарства, такая политика была в стране. Только последние два года в нашем регионе принята стратегия, что человека сразу же надо начинать лечить. До сих пор в стране есть рекомендация Минздрава, которая звучит так: человеку назначают терапию, когда его иммунный статус снижается до критического уровня, когда начинается иммунодефицит, а вируса в крови слишком много. Это достаточно заразный человек, у него СПИД. Когда иммунная система начинает сыпаться, проявляются сопутствующие заболевания, они переходят в хронику. Это отвратительная, ужасная политика.

Когда ВОЗ ввёл стратегию 90–90–90 (90% населения протестировано на ВИЧ, далее 90% состоит на диспансерном учёте и 90% охваченных терапией добились неопределяемой вирусной нагрузки, при реализации стратегии роста новых случаев заражения не будет. — Прим. ред.), страна подписала стратегию, и мы видим за последние годы изменения. К сожалению, у нас есть достаточно много выявленных пациентов, которые ни разу не приходили в СПИД-центр. Они могут и не знать — сдали анализ у венеролога или гинеколога, им могли и не сообщить о результатах, а данные передали в СПИД-центр.

Сейчас в Новосибирской области 43 тысячи выявленных. 8 тысяч из них уже умерли, живых почти 36 тысяч, наблюдаются около 26 тысяч человек. 9 тысяч инфицированных просто не доходят до СПИД-центра. Кто-то не знает, кто-то раздумывает, пока здоровье позволяет, а есть ещё областники, которым сложно приехать. Есть уязвимые группы. Понятно, что среди них есть активные потребители, им не до этого. Протрезвеет, жить захочет — придёт. Я вижу таких каждый день. Все, кто трезвеет, жить хотят. Кто не хочет, они дальше торчат и умирают от передоза. 

Зато бывшие наркоманы самые дисциплинированные. Они соблюдают приём таблеток, вовремя приезжают к врачу. Хуже соблюдают режим социально благополучные, которые думали, что это их не касается, которые сейчас себя нормально чувствуют. Если человек начал лечиться в тяжёлом состоянии, он более дисциплинированный. Если человек принимает лекарства и соблюдает режим, то с помощью антиретровирусной терапии он может добиться неопределяемой вирусной нагрузки — не сможет передавать вирус другим.

Выйти из депрессии мне помогла группа поддержки, я долго на неё собиралась. До сих пор этот сервис — основной источник информации для ВИЧ-положительных людей о том, как жить дальше. Врач физически не может с каждым поговорить. Он принимает 40–50 человек за смену, а на один такой разговор нужен час. Врач не может в день сидеть по 50 часов и разговаривать.

Равный консультант — такой же человек с ВИЧ, который прошёл путь принятия диагноза. Он не оценивает и не осуждает, а помогает найти нужную информацию — как работает терапия, почему её нельзя пропускать, почему один партнёр положительный, а другой отрицательный, можно ли родить здорового ребёнка. Женщина с ВИЧ может родить ребёнка и не передать ему вирус — у меня есть сын, он здоров.

Будем честными: адекватной информации о жизни с ВИЧ нет, а всё, что тратится на профилактику, — это страшилки или мотивации сдать тест, а не о том, как жить дальше. Плюс консультанта в СПИД-центре в том, что я могу человеку прямо сейчас адресно помочь: нужно к врачу — записываем на приём, нужен психолог — идём к специалисту, нужна социальная помощь — передаём соцработнику.

Я вижу результат практически каждый день. 90% людей, с которыми я работала, начинают принимать терапию, они красивые, здоровенькие, заходят и благодарят: «Спасибо тебе, Таисия». 

Диагноз Дмитрию поставили 12 лет назад. Сейчас он помогает тем, кто только узнал о болезни

Диагноз Дмитрию поставили 12 лет назад. Сейчас он помогает тем, кто только узнал о болезни

Узнал случайно 13 лет назад

Дмитрий Народнев, 31 год, консультант НКО «Гуманитарный проект» и Новосибирского областного наркодиспансера

О своём ВИЧ-статусе я узнал в 2007 году, мне было лет 18–19. Никто не говорил, что с этим можно жить, знал только, что заболевание и что ВИЧ бывает лишь у наркоманов и проституток. На тот момент я был активным потребителем наркотиков, не всегда была возможность использовать стерильную иглу. Узнал я случайно. Приятелю после тяжёлой операции нужна была кровь. Я первый раз сдал, второй раз пришёл, когда узнал, что за донорство можно получить вознаграждение. На моей карточке красными буквами было написано ВИЧ, мне сказали: «Сюда больше не приходи, тебе нужно ехать на Широкую».

Первые мысли — это начало конца, полный шок, растерянность, не с кем поговорить. Первое, что пришло в голову, — поехать к тем людям, с которыми я употреблял. Первому признался своему соигольнику, описал ему ситуацию. А он: «Да, Диман, не гони, всё это фигня, ВИЧ нет». И укололся моей иголкой.

Долго не придавал значения диагнозу, продолжал жить обычной жизнью, ведь никаких проявлений болезни не было. В 2014-м я решил прекратить употреблять вещества, поехал в реабилитационный центр. Мне хотелось жить, я понял, что от наркотиков умру. Я прошёл реабилитацию, стал работать консультантом по химической зависимости. Постепенно я начал принимать медикаменты, стал внимательнее относиться к здоровью.

В один из периодов мне помогли, поэтому я чувствовал, что у меня тоже есть возможность помочь кому-то. Принцип «равный — равному» предполагает, что люди доверяют друг другу, они слушают. Встречаются люди, которые отрицают ВИЧ, но нужно распределять свои силы на тех, кому действительно можно помочь.

За 12 лет сильно изменилось отношение к людям с ВИЧ, появилась достоверная информация. Люди с ВИЧ не одиноки, есть группы взаимопомощи. Если человек сегодня ищет поддержку, то он её найдёт. Если бы я сегодня узнал о диагнозе, то сразу бы начал принимать терапию. Тогда же никому не хотелось об этом говорить. Было стыдно и страшно. Мне никто не объяснил, что с этим можно жить полноценной жизнью. Сегодня такая жизнь доступна всем.

За неделю я консультирую больше 200 человек. На моём счету не один человек, которого я буквально за руку привёл в СПИД-центр, и сегодня все они принимают медикаменты.

Равные консультанты — это звено стратегии 90–90–90, лишь вместе мы сможем победить. Мы не убеждаем людей принимать лекарства. Задача равного консультанта дать информацию, а человек сам выбирает, что делать со своим здоровьем. Я не придаю значимости, что это моё достижение, но мне нравится понимать, что мир благодаря консультантам становится чуточку добрее.

Вы живете с ВИЧ? И готовы рассказать свою историю другим (возможно, анонимно)? Свяжитесь с редакцией НГС по WhatsApp, Viber, Telegram, привязанным к номеру 8–982–781–74–07. Ваша история может спасти кому-то жизнь.

Сколько живут с ВИЧ и почему грудное молоко опаснее шприца? Почитайте 8 фактов о вирусе, которые обязательно надо знать.

оцените материал

  • ЛАЙК 16
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 1
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Ирина
1 дек 2019 в 15:31

Приведу пример. Если бы на работе кто-то из моих коллег признался, что он ВИЧ-инфицированный это бы кое-что изменило. Мне известно, что болезнь передается только через кровь, но я бы уже не рискнула например попробовать вино из его бокала (чего обычно делаю). Я бы на 20 раз перемыла столовые приборы, которыми он пользовался, если бы пришел ко мне в гости. Я стала бы чаще мыть руки на работе (мы же вместе пользуемся дверными ручками или принтером). Я бы задумалась отпустить ребенка в гости к таким людям поиграть с их ребенком...

Извините, но... Инфицированным невдомек, что человеческая природа боится таких вещей как ВИЧ. И никакие «с этим можно жить» и «об этом нужно говорить» здоровых не разубедят в этом. Хотите чтобы окружающие не шарахались от вас как от чумных - держите свою болезнь в секрете и незаметно соблюдайте меры чтобы никого не заразить!

Лисонька 🦊
1 дек 2019 в 15:04

Сейчас прям какая-то дурацкая мода кричать о своих недостатках и болезнях. Если ты отвратительно жирный - акция «бодипозитив, принимаю себя таким как есть», если ребенок не дай бог даун - тоже акцию устраивают «солнечные дети», далее жертвы домашнего или сексуального насилия, больные раком (облейся холодной водой, поддержи их), отказники от прививок. И вот теперь ВИЧ. На разогреве ранее мелькали ВИЧ-диссиденты.

Этот мир сошел с ума🤦‍♀️

1 дек 2019 в 14:46

ВИЧ лечится за 12 дней дней. Просто корпорациям НЕ ВЫГОДНО его ВЫЛЕЧИВАТЬ. Это не дефицит иммунитета, а его "выключение" вирусом. А если будут лечить, то корпорации потеряют ПРИБЫЛЬ. Посему современная медицина не лечит источник болезней, а подавляет симптомы. Дольше болеете - больше платите. Кто-нибудь слушал, что говорят в рекламе лекарств? Открыто говорят, что чудо-капля: "подавляет СИМПТОМЫ" насморка, болей и тп.... Не источник...
А так... если кратко, то при рождении у человека самый большой орган - вилочковая железа, которая "обучает" организьм иммунитету (Поэтому дети и тащат в рот всё подряд). По мере взросления и "обучения" она уменьшается и у взрослого человека её уже нет. А потом человек подхватывает вирус, который "отключает" иммунитет. И возможность его "включить" есть. Но - см. выше.