12 декабря четверг
СЕЙЧАС -6°С

«Убийца должен понести адекватное наказание»: мать сбитой на «зебре» девочки обжалует приговор водителю

Школьница умерла через девять дней после ДТП, а виновник получил срок в колонии-поселении

Поделиться

Девочка переходила дорогу на зелёный сигнал светофора&nbsp;и попала под колёса&nbsp;«Тойоты»<br>

Девочка переходила дорогу на зелёный сигнал светофора и попала под колёса «Тойоты»

В Новосибирске мама погибшей 11-летней школьницы собирается обжаловать приговор водителю «Тойоты», который сбил девочку на улице Восход и получил за это 3 года и 2 месяца колонии-поселения.

— Я считаю этот приговор несоизмеримо мягким в сравнении с тем, что он натворил, — объяснила свое решение мама погибшего ребенка.

Водитель Toyota Corona Premio сбил её дочь 21 июня — она шла по пешеходному переходу улицы Восход на зелёный сигнал светофора. После ДТП девочку увезли в больницу с черепно-мозговой травмой и переломом костей черепа, а спустя девять дней она умерла в больнице, не приходя в сознание. В итоге 23-летнего водителя Кирилла Попова отдали под суд по ч. 3 ст. 264 УК РФ «Нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека».

«На полном ходу сбил мою дочь»

Женщина просила назначить водителю максимально строгое наказание. Она предоставила НГС текст своей речи, произнесённой во время судебных прений. Публикуем несколько выдержек из него:

— Обвиняемый осознанно нарушил несколько правил дорожного движения. Подъезжая к светофору по адресу улица Восход, дом 3, он увидел, что машины уже остановились, так как им загорелся красный свет, и видел пешеходов, которые стоят на переходе и сейчас начнут переходить дорогу, так как им загорелся зеленый сигнал светофора. И понимая, что нарушает и к чему могут привести его действия, он всё равно продолжил движение, перестроился на полосу для общественного транспорта, объехав все стоящие машины, и на полном ходу сбил мою дочь. У тех пешеходов, которые стояли с левой стороны перехода, в том числе и у моей дочери, не было возможности увидеть его манёвр из-за машин, стоящих на двух полосах, и вовремя среагировать. А вот обвиняемый вполне мог скорректировать свои действия. 

Дочь не выбежала под колёса из-за кустов, в темноте или неожиданно вне зоны пешеходного перехода. Он мог предотвратить трагедию, но ничего не сделал.

Мама погибшей девочки

Когда я оказалась на месте ДТП, дочка лежала на дороге без сознания, с ней были свидетели, которые мне и рассказали, что после аварии обвиняемый долго сидел в машине, потом вышел, обошёл машину и ушёл подальше от места происшествия, и постоянно разговаривал по телефону — до приезда скорой, во время осмотра врачами и после того, как дочь увезли в больницу. Он ни разу не подошёл ко мне, не спросил о её состоянии, не проявлял вообще к ней никакого интереса, по этой причине на судебное заседание мы и принесли портреты дочки, чтобы он хотя бы увидел, как выглядит сбитый им ребёнок, ведь он даже не подходил к ней.

Поздно вечером в день, когда произошло ДТП, обвиняемый позвонил мне и спросил о состоянии дочки. Я на тот момент была настроена на контакт с ним, рассказала, что она в коме, какие у неё травмы, затем спросила у него, как всё произошло. Вместо того, чтобы признать передо мной нарушение ПДД, он сказал, что Алёна просто быстро выбежала на дорогу перед его машиной, фактически, с его слов, моя дочь сама виновата в случившемся, после чего у меня пропало всякое желание с ним общаться, так как от свидетелей я уже знала, как всё было на самом деле. И когда на следующий день он стал мне звонить, я выслала ему СМС с текстом: «Не нужно мне звонить, я сама свяжусь, если что-то понадобится. Ты всё, что мог, уже сделал». Это был второй день после аварии, за жизнь дочки боролись врачи. Последний звонок от обвиняемого был через неделю, 30 июня, в день её смерти, трубку взял мой муж, сказал ему о смерти, обвиняемый просто положил трубку. Больше никаких попыток с его стороны каким-то образом связаться и предложить свою помощь не было.

Извинился только в суде, спустя четыре месяца

Свою вину в случившемся обвиняемый признал только на допросе у следователя. Узнала я об этом от следователя, мне обвиняемый об этом не говорил. Потом в суде, только на третьем заседании, он извинился передо мной. Почему он не сделал этого на протяжении четырёх месяцев, что ему мешало, если он действительно раскаялся? Если, с его слов, он не мог меня найти — было два заседания, на которых он видел меня лично, была не одна возможность сделать это, попросить прощения. Поэтому я имею полное основание считать, что это было сделано просто формально, только для того, чтобы для суда были смягчающие обстоятельства.

На прошлом заседании обвиняемый говорил о том, что всё это время он очень переживал, страдал и даже иногда плакал. Однако даже месяца не прошло после случившегося, 25 июля обвиняемый уже активно размещает на своей личной страничке в Instagram, как прекрасно он проводит своё лето. Время и желание выкладывать прекрасные фото у него есть, а вот желания компенсировать затраты на похороны сбитого им ребенка не появляется, когда он узнаёт о смерти дочки, когда это действительно необходимо. А когда он это делает? Только в процессе судебного заседания, при тех обстоятельствах, когда это может ему зачесться и послужить основанием для смягчения наказания.

«Буду добиваться адекватного наказания»

Также мой гражданский иск к обвиняемому в части компенсации морального вреда, который я подала ещё во время следствия по делу, обвиняемый не проявлял желания гасить ровно до наступления судебных заседаний и компенсировал его небольшую часть именно сейчас, я уверена, только по той причине, которую я указывала ранее — получить смягчающие обстоятельства. Хочу также пояснить по сумме иска (5 миллионов). 

Я не могу денежно оценить жизнь своего ребенка, у меня нет желания на этом нажиться, у меня есть цель снизить качество будущей жизни обвиняемого.

Мама погибшей девочки

Он не сможет на себе испытать моё горе. Но он сможет прочувствовать, что, если у него будет долг, он не сможет, например, купить себе машину и при очередном нарушении сбить ещё одного ребенка. Ему придётся работать, отдавать долг, помнить об этом и, возможно, в этом случае, лишая себя чего-то, он сможет понять, что натворил.

На этой неделе Октябрьский районный суд вынес Кириллу Попову обвинительный приговор. Водитель «Тойоты» получил 3 года 2 месяца колонии-поселения и на 3 года лишился права садиться за руль. Также суд обязал его выплатить матери девочки 1 миллион рублей за моральный вред. Приговор в законную силу ещё не вступил. Чтобы его обжаловать, потерпевшая готова дойти до Верховного суда и администрации президента.

— Убийца должен понести адекватное наказание, и я буду этого добиваться, — сообщила жительница Новосибирска, потерявшая в ДТП единственного ребёнка.

оцените материал

  • ЛАЙК 18
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 6
  • ПЕЧАЛЬ 2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Большой теннис песня
17 ноя 2019 в 12:37

Поди компенсацию хочет срубить? сейчас же все мериться деньгами.

17 ноя 2019 в 12:42

Если все, что она говорит правда, то останавливаться действительно не стоит. Нужно требовать увеличения как срока, так и компенсации, а тролли пусть сер...т дальше.

Матери не хватает смирения, а ведь приговор справедливый, все по закону.