12 декабря четверг
СЕЙЧАС -6°С

«Иногда охота её придушить»: две мамы юных хоккеистов запустили бизнес, придуманный в раздевалке

Они вышли в ноль за 1,5 года — и честно рассказали, как строить бизнес с друзьями и детьми

Поделиться

Арина Агафонова (слева) и Софья Мурзинцева (справа) открыли своё дело в декабре 2017 года. 1 декабря, в День российского хоккея, они придумывали название своей компании и логотип

Арина Агафонова (слева) и Софья Мурзинцева (справа) открыли своё дело в декабре 2017 года. 1 декабря, в День российского хоккея, они придумывали название своей компании и логотип

Софья Мурзинцева и Арина Агафонова познакомились в раздевалке: их дети — Максим и Тимофей — играли в одной команде детско-юношеской хоккейной школы «Штурм». В какой-то момент они решили попробовать самостоятельно заняться изготовлением формы, хотя ничего не знали о швейном деле, тканях, нитках и печати. Спустя полтора года они отшивают форму не только для всей школы и других новосибирских клиентов, но и для заказчиков из других городов. Журналист НГС.БИЗНЕС узнала, как у них получается вести совместный бизнес, в какие моменты хочется придушить партнёра и почему они переделывают плохие партии за свой счёт.

Компания «ПроСпорт-Принт», которую организовали Софья Мурзинцева и Арина Агафонова, занимает два этажа арендуемого помещения: в нём стоят раскройные столы, швейные машины, оборудование для печати на ткани и есть кабинет, в котором работают основательницы компании и дизайнер. В нём же встречаются с клиентами, сюда же приезжают целыми командами на примерку.

Так выглядит второй этаж швейного цеха. Компания нигде не рекламируется: работает сарафанное радио. К тому же помогает то, что дети ездят в этой форме на соревнования в разные города — там её видят потенциальные заказчики

Так выглядит второй этаж швейного цеха. Компания нигде не рекламируется: работает сарафанное радио. К тому же помогает то, что дети ездят в этой форме на соревнования в разные города — там её видят потенциальные заказчики

В швейном цехе довольно шумно, все чем-то заняты: ощущение, что люди движутся так же быстро, как и иголки в швейных машинах. Соне и Арине сложно сразу начать интервью — все время отвлекаются на работу. Хотя сейчас уже проще, есть коллектив и распределение обязанностей в нём. А когда они начинали, не было никого. Офиса тоже не было — купив оборудование, его поставили дома. И только после арендовали один этаж помещения и всё делали вручную до ночи и без выходных.

Ни одна из них понятия не имела, что такое швейный бизнес: Соня по образованию врач, а Арина юрист.

«Мы встретились в раздевалке: наши дети оказались в одной команде. На протяжении всего этого времени мы сталкивались с необходимостью детям заказывать форму, спортивные костюмы — всё у детей должно быть одинаковое, командное. Заказывали то тут, то там, обросли большим количеством знакомых в хоккее, и как-то однажды Арине достался швейный бизнес. Решили попробовать шить игровую форму. Узнали, что к ней очень много требований, и начали в этом разбираться», — рассказывает Соня Мурзинцева.

Из-за того, что Соня и Арина периодически делают индивидуальные вещи, говорят, что в какой-то степени разбаловали своих заказчиков

Из-за того, что Соня и Арина периодически делают индивидуальные вещи, говорят, что в какой-то степени разбаловали своих заказчиков

Арина Агафонова на тот момент занималась своим бизнесом в сфере недвижимости, но так получилось, что стала еще и владелицей швейного цеха по производству женской одежды. Заниматься этим ей было неинтересно, и тут появилась идея шить форму. На запуск производства ушло 3 месяца. Сейчас сибирячки продолжают рассчитываться за всё оборудование — на сегодняшний момент на него потратили уже около пяти миллионов рублей.

«Сами печатали, красили, набирали коллектив швей. Сын старший помогал. Нашли дизайнера. В первую очередь детям нашим всё отшивали: на них пробовали — они бегали, носили», — вспоминает Арина.

Соня добавляет, что их преимущество — это то, что они не только производители, но ещё и потребители своего продукта. И говорит, что её сын Максим сегодня с ними в цехе и может примерить форму, показать.

Арина говорит, что для них важна обратная связь, какая бы она ни была: «Плохо что-то или хорошо, мы всегда хотим её получить. Хорошо — здорово, плохо — значит, есть куда расти, что изменять, поправить. Потому что без этого мы не научимся тогда иначе»

Арина говорит, что для них важна обратная связь, какая бы она ни была: «Плохо что-то или хорошо, мы всегда хотим её получить. Хорошо — здорово, плохо — значит, есть куда расти, что изменять, поправить. Потому что без этого мы не научимся тогда иначе»

«Мы не можем что-то на отвяжись сделать: если уже взялись, то делаем. У меня иногда дома недовольны, что мы пропадаем, но, слава богу, понимают пока и содержат, потому что на данный момент каких-то там прибылей нет. Но мы — по крайний мере сейчас, спустя полтора года — кроме закупки оборудования не пользуемся семейными деньгами. Мы выплачиваем зарплату, аренду, долги за оборудование. В ноль мы работаем. Чем закончится этот сезон — пока трудно подсчитать, учитывая, что сейчас горячая пора, много заказов. Сезонность у этого проекта будет всегда», — считает Арина.

Арина уверяет, что им очень выгодно делать сразу хорошо.

«Поначалу были недовольные, конечно же: нитки распускались, лекала не сидели. Мы получали обратную связь, за свои деньги перешивали, и эти заказчики продолжают с нами работать. Нам очень важно, чтобы это всё носилось. Мы выезжаем по Новосибирску и сами обмеряем всех детей, приглашаем к нам на примерки. Мы сами с этим столкнулись, заказывая форму в других компаниях: не подошло, не село, ну и ладно, лежит, валяется. А нам важно, чтобы носили. Мы даже, бывает, образец отшиваем бесплатно и отправляем родителям, детям мерить. У нас Соня — самый главный контролёр по качеству, потому что если ей что-то не нравится, то переубедить очень сложно», — заверяет Агафонова.

Заказчик рассматривает форму. Клиенты могут посмотреть существующие модели, но сделать совместно с дизайнером свой эскиз для печати

Заказчик рассматривает форму. Клиенты могут посмотреть существующие модели, но сделать совместно с дизайнером свой эскиз для печати

Однажды они переделывали за свой счёт заказ и для своей команды, потому что поставщик прислал не ту ткань, а перед родителями других детей было неудобно. Создательницы бизнеса признаются, что всё равно осечки бывают и сейчас. Соня поясняет, что она перфекционист и сложнее всего ей даётся в работе мысль, что на выходе она не получит чего-то идеального.

«Мне иногда её охота убить из-за этого, придушить. Иногда думаю: "Надо сделать, пока Соня не придёт, а то Соня не даст так сделать". Мы вечно повышаем планку, потому что хочется лучше», — смеётся Арина Агафонова.

Например, игровая форма (два комплекта) на самых маленьких детей до 135 сантиметров стоит в районе 4,5 тысячи рублей

Например, игровая форма (два комплекта) на самых маленьких детей до 135 сантиметров стоит в районе 4,5 тысячи рублей

Соня отвечает в первую очередь за привлечение клиентов, а Арина — за работу цеха. Сначала они всё делали вместе, а потом каждый углубился в свою зону ответственности. Всё распределилось само собой, говорят мамы хоккеистов.

«Я считаю, что у нас всё построено на доверии прежде всего. Многие говорят, что друзья не могут вести совместный бизнес. Я, честно, в это не верю. Я надеюсь, что Арина тоже мне доверяет. Мы на фоне этого дела и сдружились», — считает Мурзинцева.

Мамы хоккеистов говорят, что могут поспорить, когда это касается бизнеса, но умеют находить общий язык.

«Иногда мне хочется сказать: "Соня, не надо больше никого, не бери больше трубку!". Потому что она не может отказать, даже когда говорят, что надо завтра. А на завтра уже очередь. Не всегда так было: сейчас у нас горячий сезон, в прошлый о нас ещё никто толком не знал, мы ничего толком не умели», — замечает Арина.

Масштаб проделанной работы они смогли увидеть на 10-летии «Штурма», когда все команды школы вышли на поле в форме, сделанной в их компании. Соня говорит, что Арина всплакнула.

Видео: Густаво Зырянов / НГС

«Мы просто представили себе, сколько сделано! Учитывая, что мы делали всё вручную, у нас был ещё маленький пресс на тот момент. Это огромнейший труд, он практически весь прошёл через наши руки, у нас не было никого. Мы сами ночами, вечерами, в выходные работали. Мы, мамы хоккеистов, туда ушли с головой, потому что вместо того, чтобы куда-то приезжать и смотреть просто хоккей, мы смотрим теперь, как выглядят майки, маленький или большой номер, полоска туда подходит или не подходит. Всё щупаем — это уже инстинктивно получается», — рассказывает Агафонова.

Самая большая проблема в этом бизнесе, по словам Арины, — это рабочие руки. Но сейчас, добавляет она, начинает подбираться коллектив, который выносит требовательность и такое внимание к качеству.

На вопрос об отношении детей к их проекту Соня ответила, что Максим как-то в разговоре сказал, что его мама работает швеёй, а Арина отмечает, что Тимофей спрашивает у неё, когда они начнут зарабатывать.

«Сегодня пришли клиенты, рассчитывались окончательно за заказ, и был сын мой, он у меня спрашивает: "Мама, это прибыль?". Нет, сынок, это не прибыль, это расходы ещё пока», — резюмирует Арина.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
28 авг 2019 в 08:11

По заголовку надеялся почитать редкую в наше время историю успеха создания собственного дела , а тут «.....и как-то однажды Арине достался швейный бизнес».

Фото пользователя
28 авг 2019 в 08:19

Молодцы. Задумали, придумали, начали, вложили труд, время и, соответственно, удачи в начинании, всех благ и всё такое. А высказаться бы хотелось по поводу цитаты "...и как-то однажды достался швейный бизнес". Мне кажется, что лет через 20-30 дети сегодняшних олигархов и владельцев "заводов, газет, пароходов" будут рассказывать о том, как они сами стали крупными и успешными бизнесменами. Будет это выглядеть примерно так же: "И вот однажды, совершенно просто не понятно откуда, достался мне металлургический комбинат". Или "И вот однажды просыпаюсь я, а мне, оказывается, достался аэропорт. Откуда взялся - до сих пор не пойму". Ну, и так далее...))

алексус
28 авг 2019 в 08:51

Хоккеем в наше время занимаются дети изначально состоятельных родителей. И даже если ребёнок талантлив, но нет денег платить за тренировки, то он просто играет
у себя во дворе.