15 декабря воскресенье
СЕЙЧАС -8°С

Власть закрыла глаза: реестр обманутых дольщиков отменили — под угрозой все, кто вложился в стройку

Дома, и так «замёрзшие» на десятки лет, оказались под угрозой

Поделиться

Реестр обманутых дольщиков отменили федеральным законом — теперь считать покупателей непостроенных квартир будут по-другому

Реестр обманутых дольщиков отменили федеральным законом — теперь считать покупателей непостроенных квартир будут по-другому

Закон о долевом строительстве отразится не только на новых дольщиках, но и на тех, кому уже не повезло попасть в долгострой. Помимо введения полного банковского контроля за движением денег в строительстве жилья, власти с 1 июля фактически отменили региональные реестры обманутых дольщиков — больше следить за их судьбой власти на местах не обязаны. Корреспондент НГС узнала у обманутых дольщиков, насколько сложно было в этот реестр попасть, а эксперт объяснила, почему теперь ситуация изменится к лучшему.

С 1 июля региональный минстрой больше не несёт ответственности за обманутых дольщиков — вернее, за их реестр, — заявил 7 августа на встрече с журналистами глава ведомства Иван Шмидт. И вообще реестра обманутых дольщиков как такового больше нет.

— Изменилось законодательство, что немножко поставило в тупик все регионы из-за того, что реестр обманутых дольщиков на сегодняшний день прекратил своё существование. С 1 июля внесены изменения в 214-ФЗ, которые снимают полномочия с министерства строительства Новосибирской области в части регистрации обманутых дольщиков — этим будет заниматься московский фонд поддержки дольщиков. 

«В связи с этим насколько мы успели людей подстраховать — мы подстраховали, но в дальнейшем механизм пока не наработан», — признал Шмидт.

Как объяснила эксперт в сфере долевого строительства Лариса Гильмутдинова, регионы лишили полномочий по ведению реестра обманутых дольщиков очередными поправками в закон 214-ФЗ, которые приняли совсем недавно, в конце июня. Реестра обманутых дольщиков действительно больше не будет, его заменит другой — проблемных объектов.

Главный вопрос, который в связи с этим возникает, — как теперь действовать дольщикам в том случае, если их дом вдруг станет проблемной стройкой (а по прогнозам экспертов, такие случаи в ближайшие годы могут участиться). Гильмутдинова успокаивает: новым пострадавшим дольщикам опасаться, скорее всего, нечего — поправки работают на них.

— Реестр проблемных объектов гораздо лучше, потому что в этом случае будут учтены все граждане и все юрлица, вложившие денежные средства в строительство объекта, — заверила эксперт. — Если раньше в реестр включались граждане на основании приказа минстроя только по заявлению, то кто-то из дольщиков включался, кто-то нет. Те, кто не включился, соответственно, не учитываются минстроем. А при ведении реестра именно проблемных объектов будет учитываться количество заключённых договоров. <…> Здесь, на мой взгляд, будет проще (если к обманутым дольщикам применимо слово «проще»).

Новый реестр облегчит жизнь будущим дольщикам и тем, кто покупал квартиру по договору долевого участия, тогда как судьба инвесторов, которые вкладывали деньги в стройку ещё до введения долевого строительства, остаётся неопределённой

Новый реестр облегчит жизнь будущим дольщикам и тем, кто покупал квартиру по договору долевого участия, тогда как судьба инвесторов, которые вкладывали деньги в стройку ещё до введения долевого строительства, остаётся неопределённой

Кроме того, теперь региональные власти не смогут влиять на то, считать ту или иную стройку долгостроем или нет — статус стройки будет меняться автоматически, если просрочка по вводу дома составит 6 месяцев и больше.

Вся информация о стройках будет отображаться в Единой информационной системе жилищного строительства, формировать её обязаны сразу несколько источников: застройщики, Росреестр, органы власти и Фонд защиты прав дольщиков. Часть информации будет открытой, часть — доступной только контролирующим органам.

До сих пор, чтобы попасть в реестр обманутых дольщиков, и без того пострадавшим новосибирцам нужно было долго доказывать властям, что стройка заброшена, зачастую через суд: 

не меняющееся годами состояние стройки оказывалось неубедительным.

Один из последних случаев — недострои в микрорайоне «Новомарусино».

— Минстрой на нас не реагировал, я лично ходила на встречи, раза три была: два раза у Шмидта, один — у Колмакова (Алексей Колмаков — заместитель министра строительства Новосибирской области. — Прим. ред.), — рассказывает член инициативной группы дольщиков дома по улице Большой, 600/15 Светлана (имя изменено по просьбе девушки). — Пока застройщик не был банкротом, в этом даже смысла не было: приходишь на встречу, рассказываешь ситуацию, спрашиваешь, как такое произошло — там же нарушений масса, — как вы это контролировали? [В ответ] только слова: «мы сами заинтересованы», «застройщик клянётся-божится». Мы били тревогу, что застройщик просто подчищает хвосты, но никто нас никогда не слушал.

По словам Светланы, уже после поданных исков о банкротстве застройщика (в мае 2018 года представитель компании заявлял НГС, что строительство не останавливается и планов банкротиться у застройщика нет, а в июне 2019 арбитражный суд признал компанию банкротом и ввёл конкурсное производство), компании «ДЖН», на встрече с замдиректора департамента жилищной политики Минстроя России Анной Манаенковой в Москве выяснилось, что в федеральном ведомстве о ситуации в Новосибирске вообще не знают.

— Манаенкова сказала, что нас как объекта даже на «дорожной карте» нет, Новосибирск даже не подавал на нас ничего. После этого мы пришли на встречу [в областной минстрой], говорим: «Мы в Москву летали, почему вы Минстрою [России] ничего не говорите о нас?» Нам ответили, что, пока застройщик ведёт деятельность, они не могут нас включить в реестр. Люди подавали заявления, им отказывали — на руках официальные отказы, потому что застройщик ещё якобы на плаву. Если на стройке по кирпичику раз в полгода кладут — это значит, что есть движение, — поясняет девушка. — Страховки [стройки] были — мы ничего не можем получить (стройка была застрахована в компании «Респект», которая объявила о своём банкротстве в феврале 2019 года. — Прим. ред.). Договоры на руках — мы не можем [доказать, что мы обманутые дольщики]. У меня решение суда на руках о том, что застройщик мне кучу денег должен — приставы не шевелятся. Замкнутый круг. 

Просто кинули на миллиард всех, включая государство: там 224 миллиона бюджетных денег, в этом доме — никому дела нет.

Достраивать будут в первую очередь дома в высокой степени готовности

Достраивать будут в первую очередь дома в высокой степени готовности

В этой части обманутым дольщикам, конечно, станет проще: личные договорённости застройщиков с властями, по идее, действовать больше не должны. При этом главы регионов, как и прежде, несут ответственность за каждую проблемную стройку: им предстоит составлять «дорожные карты» по их завершению и отчитываться о результатах.

И хотя будущих обманутых дольщиков власти обезопасили, проблем существующих поправки не только не решают, но пока, скорее, усугубляют, отметила Лариса Гильмутдинова. Проблема в том, что в новом реестре старые новосибирские долгострои не учтены, а часть из них и не могут быть учтены — в них нет дольщиков, потому что стройки «замёрзли» ещё до введения долевого строительства.

— Эти реестры нужно состыковать, но как это сделать — пока законодатель на это ответ на дал. Он вычеркнул полномочия регионального минстроя по ведению реестра дольщиков, включил полномочия по реестру проблемных объектов, и всё, — констатирует эксперт. — Я знаю, что наш (и не только наш) минстрой обратились в Минстрой России за разъяснениями. Мы с дольщиками на прошлой неделе встречались на семинаре, и они очень ждут этих разъяснений, потому что для них это глобальный вопрос, именно по старым объектам.

Некоторые дольщики ждут квартир не один десяток лет: например, стройке на улице Ивлева, 160 уже 27 лет. Но все деньги, которые сейчас будут аккумулироваться на счетах Фонда по защите прав дольщиков, в первую очередь направят на завершение почти готовых долгостроев. Это и новые взносы застройщиков, и деньги, которые обязуются передать в фонд страховые компании, и субсидии из федерального бюджета, которые уже пообещало правительство. Суммы, говорит Лариса Гильмутдинова, миллиардные, но в масштабах страны недостаточные. Всё, подчёркивает она, в любом случае будет зависеть сейчас от того, как сработают органы власти, в частности, региональные.

Застройщики же предполагают, что проблемы обманутых дольщиков можно было решить давно и без вмешательства в законы — глава одной из строительных компаний Новосибирска объяснил, почему все новшества пока ведут только к усугублению ситуации.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
лена путина
11 авг 2019 в 18:07

закон должен быть жесткий: недостроил, конфискация у собственника строительной компании всего и у их детей и близких родственников.

чел
11 авг 2019 в 20:00

не понимаю,если решили сыграть в рулетку и дешево купить жилье и пролетели, причем тут губернатор?играете с наперсточниками,тоже власть виновата?

Дмитрий Каменев
11 авг 2019 в 19:08

Вот такая она власть, за которую вы голосуете. Сначала раздадут разрешение на строительство всяким мошенникам, фактически предоставив им все инструменты для совершения преступлений, а потом говорят: "Это не наши проблемы". Голосуйте дальше за солнечную партию!