19 августа понедельник
СЕЙЧАС +17°С

«Обидно всё это разрушить»: колонка бизнесмена — о том, как страшно принимать бизнес от родителей

Карина Ткачёва подхватила дело родителей — она честно рассказывает о минусах работы с роднёй

Поделиться

Карина Ткачёва три года назад ушла с высокооплачиваемой работы по найму в компанию родителей

Фото: Карина Ткачёва

Финансовому директору зуботехнической лаборатории «Денталия» Карине Ткачёвой 27 лет: три года назад она ушла с хорошей работы по найму, чтобы войти в бизнес своих родителей — чтобы всё накопленное ими не пошло по ветру. В своей колонке она рассказывает о том, почему приняла такое решение, какие изменения привнесла в него и как слезла с иглы родительского контроля.


Папа с мамой познакомились, когда учились в новосибирском медицинском училище № 2 по специальности «стоматология ортопедическая». Поженились, вместе поработали в поликлинике, а в нулевых открыли свой бизнес с соучредителями, а после того, как разбежались с ними в 2009 году, открыли уже независимую лабораторию.

Всё детство в режиме нон-стоп я слушала за ужином обо всех деталях их работы, но это не приближало меня к пониманию того, что там происходит. Я слушала про заказчиков, деньги, про то, как бугры жевательных зубов контактируют с антагонистами, про температуры спекания керамики. Но термины и технологии мне были совершенно не понятны, пока я сама всё не пощупала.

Раньше я работала аудитором в так называемой большой четвёрке (в неё входят компании Deloitte, PwC, Ernst & Young, KPMG. — Прим. ред.), меня всё устраивало. Это было моё первое полноценное место работы после университета (окончила НГУЭУ по специальности «бухгалтерский учёт, анализ и аудит» в 2015 году). На третий год своей зарождающейся карьеры я чётко поняла, что её нужно заканчивать, не начиная. И в своём решении меня не остановили ни достойная оплата труда, ни комфортные условия, ни даже коллектив, состоящий исключительно из эрудированных, молодых и целеустремлённых ребят.

Карина постепенно вникала в эту сферу: читала книги, форумы, смотрела фотографии по зуботехническому искусству, много общалась с техниками и не стесняясь задавала им глупые вопросы

Карина постепенно вникала в эту сферу: читала книги, форумы, смотрела фотографии по зуботехническому искусству, много общалась с техниками и не стесняясь задавала им глупые вопросы

Я сделала этот шаг (пошла работать в компанию родителей. — Прим.ред.) в новую сферу деятельности и очень довольна. Уже тогда я поняла, что обратной дороги не будет. Были, конечно, и планы Б: а) сыграть в молодую бунтарку-дауншифтершу и пуститься в Тибет на постижение себя; б) стать вечной студенткой и бесконечно получать новые профессии и степени; в) изыскать деньжат и открыть что-то своё; г) тупо выйти замуж. Но я не изобретательница велосипеда и как женщина всегда на мирной стороне. Поэтому эволюционный подход мне во всём ближе революционного. Зачем тратить энергию на создание радикально нового, если можно этой энергией питать и развивать уже существующее?


«Я бултыхаюсь сама по себе»

Ещё одна причина, почему я в бизнесе: я единственная дочь, и мне будет обидно всё это похерить. Поэтому выбора не было. Уже сейчас я рисую портрет своей будущей семьи и не хочу видеть на нём только одного ребёнка, потому что тогда на потомке, как на мне сейчас, будет груз наследования. Надо хотя бы парочку: во-первых, чтобы дети могли положиться друг на друга, во-вторых, чтобы создавалась хотя бы иллюзия самостоятельного выбора своего пути.

Очень обидно, что дети многих, кто открылся в 90-е, нулевые, когда происходило активное накопление первичного капитала, этим вообще не занимаются. Бизнес создался — бизнес испарился. Предприятия одного поколения. Дети воспитывались в этом во всём, были свидетелями взлётов и падений, являются носителями бесценного опыта, они могут посмотреть на семейное предприятие свежим взглядом и углубиться в отрасль, пустить корни помощнее. Но нет. И винить в этом только младшее поколение нельзя.

Значит, предки не заинтересовали или вовсе отвратили от семейного дела. А может, даже сами настояли на каком-нибудь стереотипе вроде «за бугром лучше, езжай, сына, мы тут как-нибудь сами». Кстати, когда приезжаешь в Европу или смотришь фильмы про Старый Свет, легко можешь встретить вывеску, например, потомственной пекарни с 1740 года — какие там булки! Тут так же хочется через сто лет — какие у них протезы! Как хорошо ими можно грызть булки с 1740 года!

Культуры семейного бизнеса в России нет никакой. Удивительное наблюдение: недавно я просила знакомых в соцсетях посоветовать фильмы про семейный бизнес. Мне перечислили несколько, но большинство и в первую очередь назвали «Крёстный отец». Ребята, это мафия, немного не то! Афиши пестрят курсами и тренингами по секретам красоты, личностному росту, онлайн-продажам, но нет ни одного про семейный бизнес. Про то, как нужно передавать, принимать, как нужно делегировать. 

Их компания сотрудничает примерно с 70 стоматологическими клиниками города

Их компания сотрудничает примерно с 70 стоматологическими клиниками города

Я бултыхаюсь сама по себе; что-то, конечно, получается, но это опыт, абсолютно не основанный ни на чьём другом. Хотелось бы услышать, что есть кто-то ещё такой же и как он с этим справился в своё время, чтобы набить поменьше шишек. И ещё — наверное, семейный бизнес не очень популярная тема, потому что, если посмотреть нашу статистику разводов, институт семьи сейчас висит на волоске. Каждые вторые разводятся? А может, просто счастье любит тишину? Поэтому о семейных бизнесах мало говорят? Или не говорят вовсе?

Сейчас много молодёжи, всяких бойких пареньков после школы, которые хотят что-то открыть, чтобы «заработать бабок» и красиво жить. У меня чёткое убеждение — нельзя заработать денег просто так: ты должен быть профессионалом хотя бы в чём-то.

«В любой момент можно поругаться»

В общем, после своего решения я опять оказалась под родительским крылом и заодно распустила свои крылышки. Было интересно и страшно одновременно, ведь семейный бизнес подразумевает, что вы находитесь вместе практически постоянно — и в лаборатории, и дома. Личные отношения есть личные отношения, будь то родители или твоя вторая половина. В любой момент можно поругаться по работе или по личным вопросам — это вечные качели на обрыве самоконтроля. Благо, что в нашей семье на таких качелях кататься не любят и вполне себе мирно сосуществуют.

На самом деле переход с того места работы в зуботехнический бизнес был очень резкий и болезненный: я пришла и не понимала ровным счётом ничего. Особенно поражает парадокс — высокая эффективность производства, притом что менеджмент в лаборатории очень нежный и семейный, отчасти недисциплинированный. Ну не понимаю я, как это может работать! По меркам опыта в предыдущей компании, модель менеджмента родителей была устаревшей. Поэтому стараюсь, где возможно, подстраивать её под современные требования, под увеличивающуюся скорость рынка. Но при этом не нарушать волшебного парадокса!

У нас в штате мама — директор, папа — «мегамозг» и душевный заведующий лабораторией, около 30 техников, два водителя-курьера, администратор-логист, бухгалтер-операционист. Всем остальным полностью или частично занимаюсь я — это материаловедение, закупки, бухгалтерия, SMM, реклама, сайт, «Школа Мастеров» (образовательные курсы для зубных техников и стоматологов, куда мы приглашаем лекторов из разных городов России и разных стран) и зачатки магазина. Работа разнообразная, увлекательная и сложная.

Личный подход к работе «на себя» радикально иной. Никто не объяснял мне мои обязанности. Моя должностная инструкция — цитирую: «Дочь, приходи и делай что-нибудь в течение любого количества времени». При этом все прекрасно понимали мой уровень ответственности и совести и знали, что работать я буду много и упорно. Было тяжело уйти от модели работы планктона, когда тебе дают поручение и ты его выполняешь, будучи в определённых временных рамках. Сейчас я просыпаюсь и придумываю себе задание. И делаю его. Эти задания ещё нужно обосновать для себя, поставить себе дедлайны, цели и задачи и проранжировать их по приоритетности. И ничего не забыть. Это было очень дико. Мне кажется, я только в этом году поняла, что уверена в том, что делаю.

Сейчас для меня основная проблема заключается в том, что хочется всё взвалить на себя: лучше себя же никто не сделает и, самое главное, дешевле. У меня-то оклад один, а с новыми сотрудниками делиться надо. Хороший готовый сотрудник дёшево стоить не может. А это значит, что надо обучать стажёров самостоятельно, отдавать знания и тратить время, обжигаться, набирать новых. Летом попробовала взять стажёра-школьника, потренироваться. Понравилось, сейчас начну искать помощника на полный рабочий день. И самое главное — как бы я ни восхваляла семейный бизнес, нам уже хватает родственников! Потому что у нас старшая медсестра — это моя крёстная, снимаем мы помещение у крёстного, логист — мой дядя, постоянно помогает нам дедушка, техник-керамист — мой молодой человек, папа, мама, я, Гремучая смесь из любви и забот.


Слезть с иглы контроля

Самое трудное в ведении дел с родителями — то, что 27 лет я признавала их абсолютными носителями ответственности за мою жизнь. В каком-то возрасте больше, в каком-то меньше. И слезть с иглы контроля в совместных делах было непросто. Казалось, что без их полного одобрения нельзя ничего сделать. Я до сих пор оглядываюсь на них как на людей, которые быстрее, выше и сильнее, но ответственность с их четырёх плеч стремительно стекает на мои два. Иногда происходят некоторые конфликты на почве того, что ответственность на меня морально скинули, но меня об этом не предупредили, не делегировали. Вроде как догадайся сама.

Карина с родителями на стоматологической выставке в Кёльне в 2019 году

Карина с родителями на стоматологической выставке в Кёльне в 2019 году

Проблема в том, что мы воспитывались в разное время. Мы, дети, рожденные в 90-е, росли в тепличных условиях: у нас в школах были рефераты, нас учили, как правильно обучаться и обучать. У нас структурированное мышление — есть цель, задачи, для этого мы делаем то-то и то-то. Чтобы чего-то достичь, мы что-то делегируем. У них этого нет. У них какой-то стихийный и очень мягкий подход к бизнесу — привыкли, что было когда-то пять человек, и пытаются так же сейчас существовать, но это не работает, потому что нас уже 30. Надо как-то себя дисциплинировать. Мы всегда трудимся как пчёлы, но в нашей семье лень — это ценность (всем советую для морального и физического здоровья), но кто-то должен не лениться, чтобы результат оставался видимым. Приходится дисциплинировать себя.

Родители, как мне кажется, счастливы, они не показывают, что им стало легче дышать, придумывают себе новые занятия, но на самом деле они с себя скинули много обязанностей, поняли, что уже можно передавать ответственность. Кажется, что они уже уверены, что я сделаю настолько хорошо, насколько смогу, и, скорее всего, это уже будет лучше, чем они. Комплексная картина из их головы уже перетекла в мою. Они у меня очень разные: Юлиана Германовна, мама, — больше начальник-Цербер в лаборатории, источник заработной платы и санкций; Алексей Юрьевич, папа, — центр нашего мира, полон эмпатии к сотрудникам и заказчикам, никогда не скажет, что работа сделана стрёмно, конструктивно разбирает ошибки. Во мне, видимо, всё смешалось: иногда я добрая лабораторная мини-мамочка, иногда могу и порычать, но стараюсь делать это со своим свежим и неопытным видением.

А как вы считаете, следует ли детям продолжать дело родителей?

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    1 авг 2019 в 19:28

    Главное, Карина всего добилась сама. Мама с папой тут совсем ни при чем. Молодец!

    Навальный
    1 авг 2019 в 19:30

    Стыдно за мамкиных бизнеменов. Сами ничего не могут, только живут за счёт родителей и работников. Бездельники.

    555
    1 авг 2019 в 19:22

    одна реклама, на нгс. дно