12 декабря четверг
СЕЙЧАС -8°С

Припять за Каменкой: фоторепортаж из военного городка-призрака в Новосибирске

Здесь больше 100 лет жили солдаты и офицеры — теперь вековые здания покинуты и медленно рушатся

Поделиться

Военный городок видно издалека благодаря высокой трубе старой офицерской и солдатской бани — теперь сюда заглядывают разве что сталкеры 

Военный городок видно издалека благодаря высокой трубе старой офицерской и солдатской бани — теперь сюда заглядывают разве что сталкеры 

Военный городок в Октябрьском районе — островок настоящей истории, какой редко встретишь в современном Новосибирске. В начале прошлого века здесь построили целый военный комплекс из образцовых кирпичных зданий — подобные возводили в разных городах вдоль Транссибирской магистрали. Почти век здесь кипела жизнь сибирских вояк, но в последние 10 лет, по воспоминаниям местных, всё резко пришло в упадок. Кирпичные казармы и 100-летние жилые дома превратились в убогие заброшки и убежища для крыс и бомжей; улочки, по которым маршировали армейцы, поросли сорняками, а сам военный городок наполовину закрыли от глаз новосибирцев металлическими заборами. Корреспонденты НГС прогулялись по заброшенному военному городку, судьба которого прячется в кабинетах Минобороны.

Территория Военного городка раскинулась между Ипподромской и Богаткова — казалось бы, лакомое место для застройщиков. В десяти минутах на машине отсюда — центр, в пяти — «Аура» и «Сибирский Молл». Но сегодня это место на первый взгляд кажется провинциальной глухоманью: заброшки, исписанные заборы, старые разваливающиеся двух- и трёхэтажки — ну никак не центр сибирской столицы. Внимание к городку у новосибирцев проснулось после того, как два года назад здесь открыли мультимедийный парк «Россия — Моя история», что иронично — посреди полуразрушенных столетних казарм, хоть и считающихся памятниками архитектуры.

Территория Военного городка местами напоминает провинциальный посёлок 

Территория Военного городка местами напоминает провинциальный посёлок 

Сюда часто пробираются любители старых заброшек 

Сюда часто пробираются любители старых заброшек 

В них попасть несложно — входные двери либо открыты, либо их давно сняли 

В них попасть несложно — входные двери либо открыты, либо их давно сняли 

Кое-где разруха спрятана за заборами и даже охраняется военными, но есть и те, которые свободно стоят вдоль улицы. На это всё каждый день вынуждены смотреть сотни местных жителей. Один из них — Алексей Малиновский, который живёт здесь с самого детства. Алексей часто гуляет мимо брошенных казарм и ангаров, катается здесь на велосипеде, встречает малолеток, которые пробираются сюда, играют, жгут костры, рисуют граффити, а ещё военных, которые не раз, с его слов, прогоняли его с якобы охраняемой территории, которая по факту только местами огорожена прохудившимся и дырявым забором. 

Армейские здания, как столетние, так и советские, давно пришли в упадок 

Армейские здания, как столетние, так и советские, давно пришли в упадок 

Теперь образцы гарнизонной архитектуры стали частью большой свалки 

Теперь образцы гарнизонной архитектуры стали частью большой свалки 

Мимо них каждый день проходят тысячи людей

Мимо них каждый день проходят тысячи людей

«Загородили здесь, когда музей строили (мультимедийный парк-музей «Россия — Моя история». — Прим. ред.).<...> Гулять негде просто. Раньше с ребёнком здесь ходил, гулял, всё открыто было. Ходил снимал. Сейчас, когда делать нечего, пойду сниму. Я вырос тут, женился, теперь тут живу. Тут, кстати, машины подъезжали, там вот генералы выходили выступали. Тут ещё крыльцо было», — показывает Алексей на старое здание напротив музея. 

Мемориалы пришли в упадок вместе со 100-летними казармами&nbsp;

Мемориалы пришли в упадок вместе со 100-летними казармами 

Сегодня цветы к ним никто не приносит — максимум их украшают старые венки&nbsp;

Сегодня цветы к ним никто не приносит — максимум их украшают старые венки 

Аллеи вдоль 100-летних казарм заросли травой и кустами&nbsp;

Аллеи вдоль 100-летних казарм заросли травой и кустами 

«Тут много частей стояло. Они всё улучшили, тут же всё новое поставили. А теперь просто ломают. Всё разбирают военные», — говорит он. Издалека раздаётся грохот — где-то неподалёку рабочие ломают бетонные стены. Вдоль аллеи растянулись те самые батальонные казармы и склады, которые строили здесь больше 100 лет назад — в 1910–1913 годы. Внутри — тонны мусора и крысы, местами полы заросли сорняком. Задуматься о том, что когда-то тут кипела жизнь армейцев, лучше всего позволил взгляд на заросшую травой площадь — когда-то это был плац. Все официальные парады и построения отрабатывали здесь. 

Плац — главная площадь любой военной части...&nbsp;

Плац — главная площадь любой военной части... 

... но теперь он весь в траве

... но теперь он весь в траве

Камень в память о погибших разведчиках оказался никому не нужен, а ведь он стоит всего шесть лет

Камень в память о погибших разведчиках оказался никому не нужен, а ведь он стоит всего шесть лет

Заброшенным оказался даже камень, который должен был увековечить память погибших разведчиков, — заложили его в 2013 году, а теперь, в 2019-м, он стоит в центре закрытой военной территории, наполовину поросший травой. «Закладывали-закладывали, потели, по телеку показывали. А теперь забыли. Позорники», — негодует Алексей. С жилой многоэтажки на улице Бориса Богаткова, окна которой выходят как раз на заброшенный городок, вдруг раздался крик: «Ребята, ангары снимите, вон там!». «Мы туда и идём», — ответил Алексей. 

На некоторых полуразрушенных ангарах осталась потёртая эмблема автомобильных войск

На некоторых полуразрушенных ангарах осталась потёртая эмблема автомобильных войск

Ангары постепенно разбирают на части&nbsp;

Ангары постепенно разбирают на части 

Когда-то здесь стояли военные автомобили и даже танки, вспоминают местные&nbsp;

Когда-то здесь стояли военные автомобили и даже танки, вспоминают местные 

«Танки тут стояли, боксы ремонтные были, — показывает Алексей. — Бабки-то вложили во всё новое, а теперь просто разбирают, металл снимают. Всё просто пришло в негодность. Богатая армия у нас». От большинства ангаров здесь мало что осталось: стены и металлические балки у многих разобрали — то ли военные для сноса, то ли кто-то растащил на продажу. Некоторые торцы до сих пор венчает эмблема автомобильных войск. «Раньше тут закрыто всё было, так что никто не знает, как давно тут всё в таком состоянии», — объяснил Алексей.

В городе-призраке для военных поселились дворняги&nbsp;

В городе-призраке для военных поселились дворняги 

Военный городок, по воспоминаниям Алексея, резко пришёл в упадок после 2010 года

Военный городок, по воспоминаниям Алексея, резко пришёл в упадок после 2010 года

На некоторых административных зданиях до сих пор остались 100-летние решётки на окнах

На некоторых административных зданиях до сих пор остались 100-летние решётки на окнах

Почти все заброшки в разное время облюбовали либо бомжи, либо подростки-граффитисты. Некоторые открыты, кое-где поснимали металлические трубы и сантехнику и, конечно, вынесли всё оставшееся «добро». Но во многих до сих пор осталась старая мебель, двери, таблички. А кое-где есть даже армейские запасы, спрятанные под слоями пыли. В одном из таких домов, тоже 1910-х годов постройки, располагалась учебная команда и нижние чины. 

Когда-то здесь была проходная&nbsp;

Когда-то здесь была проходная 

Во многих заброшках вынесли даже сантехнику и содрали кафель

Во многих заброшках вынесли даже сантехнику и содрали кафель

На полу валяются гильзы&nbsp;

На полу валяются гильзы 

«О, патроны. Это дети, наверное, понаходили. Так, "войсковая часть № 54" (читает какой-то документ, который валяется на лестнице. — Прим. ред.), это же спецназ. В последние года, я помню, здесь были какие-то бойцы. На втором этаже были бойцы, а на первом люди жили. Я помню, они в шоке были, когда сверху кто-то в кирзачах бегал», — рассказывает Алексей, прогуливаясь по старому зданию учебной команды. 

В казармах можно найти даже армейские берцы — такую пару кто-то заботливо оставил на подоконнике&nbsp;

В казармах можно найти даже армейские берцы — такую пару кто-то заботливо оставил на подоконнике 

На чердаке осталось много справочных материалов для армейцев...&nbsp;

На чердаке осталось много справочных материалов для армейцев... 

... а ещё целые залежи гуталина

... а ещё целые залежи гуталина

Самые интересные находки, до которых почему-то ещё не добрались любители халявы, оказались на чердаке. Здесь под слоями пыли валяются коробки с банками гуталина, армейские комбинезоны, кепки, сапоги, тетрадки, таблички — всё вперемешку с мусором. Боеприпасов разве что никаких нет. На жилых этажах кое-где остались столы, плафоны, даже с лампочкой. 

По таким табличкам нетрудно догадаться, какие люди здесь жили&nbsp;

По таким табличкам нетрудно догадаться, какие люди здесь жили 

В этом хранилище теперь хранится разве что мусор

В этом хранилище теперь хранится разве что мусор

Мусор явно собирался здесь годами&nbsp;

Мусор явно собирался здесь годами 

Дальше по улице Василия Старощука идут жилые дома — в некоторых до сих пор живут люди, которые жалуются на коммунальную разруху больше пяти лет. Главная проблема — в собственнике. Большинство жилых и нежилых зданий здесь принадлежат Минобороны РФ, у которого, видимо, свои планы на городок. Мэрия выкупила жилые дома, и теперь проблемы жильцов лежат на городе, которому договариваться с федеральным министерством сложно. Например, за эти же пять лет никто так и не разобрал свалки, которые устроили в тех же заброшенных 100-летних жилых домах.

Многие, кто бывает здесь, устраивают фотосессии — на снимках заброшки выглядят даже красиво

Многие, кто бывает здесь, устраивают фотосессии — на снимках заброшки выглядят даже красиво

Некоторые выкидывают мусор прямо в заброшенные 100-летние дома...

Некоторые выкидывают мусор прямо в заброшенные 100-летние дома...

... и их старые коридоры медленно превратились в свалку&nbsp;

... и их старые коридоры медленно превратились в свалку 

«Недавно тут Роспотребнадзор приезжал, но толку-то? Приехали, пофотографировали, и всё. Сказали, что прошлись по свалкам и отправили в прокуратуру, мол, мы не можем к военным зайти. Воняет уже везде, у нас даже люки все открыты — их все потырили, у новой военной УК денег нет, досками и камнями закрывают, и всё», — жалуется Алексей. К слову, в заброшках запах по нраву, видимо, только крысам, которых тут много. Мусор здесь тоже появился не сам — например, под окнами внутри валяются горы чеков и накладных за 2016–2017 годы из соседнего пивного магазина.

Заброшенный жилой дом облюбовали крысы и бездомные&nbsp;

Заброшенный жилой дом облюбовали крысы и бездомные 

Многие здания никак не огорожены, но находиться в них действительно опасно

Многие здания никак не огорожены, но находиться в них действительно опасно

Стены и потолки с прохудившимися перекрытиями могут рухнуть в любой момент&nbsp;

Стены и потолки с прохудившимися перекрытиями могут рухнуть в любой момент 

Так, сотни жителей Военного городка вынуждены каждый день смотреть на умирающий город-призрак, мечтая о том, что когда-нибудь всё будет если не по-старому, то хотя бы по-другому. 

«Да хоть бы что-нибудь здесь сделали, хоть что-нибудь, а не вот это всё. Конечно, лучше бы восстановили, дорожки сделали, деревья насадили, музей бы сделали. Парк бы сделали — парков нет. Но первым делом — дорогу до моего дома», — говорит Алексей. Все свои снимки городка он собирает в импровизированном блоге во «ВКонтакте», Instagram и «Одноклассниках» MC17 Live — там видно, как военный комплекс умирает на глазах. Там же публикует ответы на свои письма в Минобороны РФ, городским чиновникам и в разные ведомства, которые, надеется он, помогут сделать этот район благоустроенным. Только в реальности, а не на секретных бумагах.

НГС отправил официальные запросы в новосибирское управление Роспотребнадзора с просьбой прокомментировать жалобы местных жителей на неприятные запахи, а также в Минобороны РФ с просьбой рассказать о работах, которые сейчас проводят на территории городка, и дальнейшей судьбе исторических памятников. 

Когда-то в Новосибирске и его окрестностях было много военных городков, которые сейчас тоже стали призраками. Один из таких — бывший дисбат — есть в Ленинском районе, где когда-то отбывали наказание военные преступники.

оцените материал

  • ЛАЙК 1
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ооо
15 июл 2019 в 09:07

наследие, либеризма, страны СССР нет , города, на севере пустые, заводы - фабрики распилили - многое растащили по своим карманам, а теперь жируют на пенсии сидят -

Офицер
15 июл 2019 в 09:15

Там где жили военные, там даже паросят разводить будет невозможно. Загадили эти ребято всё и бросили. Это поведение типичного военного человека.

".....На полу валяются патроны...."

Гильзы.

Вообще, конечно, огромный кусок заброшенной земли.
Уверен скоро Минобороны продаст его кому-нибудь и "вырастет" там новый ЖК "Оазис".