20 ноября среда
СЕЙЧАС -25°С

«Я не думала, что китайцы столько пьют»

Сибирячка из нелегала в Китае превратилась в топ-менеджера — ей пришлось жить по паспорту подруги

Поделиться

Татьяна Шерстнева: у неё бывают командировки в Россию, поэтому встретиться удалось, когда она прилетела в Новосибирск по делам

Татьяна Шерстнева: у неё бывают командировки в Россию, поэтому встретиться удалось, когда она прилетела в Новосибирск по делам

НГС продолжает рассказывать о новосибирцах, которые переехали жить в другие страны, в проекте «Сибирь, до свидания!». Татьяна Шерстнева отучилась в НГУ на востоковеда и как представитель компании, занимающейся подшипниками, уехала в Китай, где и осталась жить. Далее перешла в фирму, которая занималась одеждой, но в 2008 году компания разорилась. Татьяна осталась без денег и без паспорта, но решила не сдаваться и в итоге построила свой бизнес в швейной сфере. Сейчас компания Татьяны сотрудничает с разными фабриками и берётся за заказы любой сложности. Например, она делала пледы для «Аэрофлота», униформу для сотрудников «Мегафона» и одежду для Finn Flare, а недавно стала отшивать одежду в Индии и Бангладеш и запустила свой бренд спортивной одежды. Журналист НГС узнал у Татьяны, как ей удалось справиться с трудностями на её пути, как она ищет фабрики, которые отшивают одежду для заказчиков, чем ей нравится жизнь в Китае и чего она не понимает в местных жителях.

Два месяца нелегалом

С переездом получилось всё достаточно логично: я окончила отделение востоковедения в НГУ, проработала полтора года в Новосибирске в компании «Сибирский подшипник», и меня пригласили переехать в Китай как представителя компании. Переехала и осталась. До этого я ездила на стажировку на три месяца в Далянь. Конечно, Россия сейчас и Россия 12 лет назад — это две разные страны. Когда я оказалась первый раз в Китае, там уже были красивые застройки, торговые центры, а у нас этого не было.

Я проработала месяца четыре в своей компании, а потом поняла, что не могу заниматься подшипниками, автозапчастями: всё одно и то же от сезона к сезону. Я нашла русскую компанию, которая занималась пошивом одежды. Проработала там меньше года, потому что случился кризис 2008 года, и они закрылись с большими долгами. 

В то же время у меня украли паспорт. Квартиру мне оплачивала компания, была задолженность по зарплате.

Я поехала в консульство писать заявление на новый паспорт, они предложили выписать бумажку, по которой я спокойно вернусь на родину. Я поняла, что кризис: если уеду, то обратно уже не вернусь. Я ответила, что не поеду. Мне сказали: «Как не поедете? По китайскому законодательству вы должны подать на новую визу в течение месяца, а по российскому законодательству, так как вы находитесь за рубежом, паспорт мы вам можем оформить в течение трёх месяцев. Два месяца вы будете нелегалом». Я взяла ответственность на себя и осталась там.

Для Татьяны важно жить у воды и наслаждаться красотой вокруг

Для Татьяны важно жить у воды и наслаждаться красотой вокруг

Мне пришлось летать по паспорту подружки, потому что нужно было зарабатывать. Тогда это ещё можно было себе позволить в Китае, потому что они не очень различали иностранцев, а системы видеонаблюдения, сканирования были недостаточно развиты. Совершенно смешная история: я была блондинкой, а у неё было тёмное бордовое каре — все русские на одно лицо же! Сейчас это невозможная история, настолько всё автоматизировано: отпечатки пальцев, сканирование сетчатки глаза.

«Гены — не брови: не выщипнешь»

Я потихоньку начала заниматься своим бизнесом, потому что мне нужна была работа, денег вообще не было, нужно было как-то жить. Я пришла к одному из наших поставщиков детской одежды, у которого компания товар не выкупила. Сказала, что у меня вообще нет денег, и попросила отдать часть товара. Мне отдали товара на сумму, равную моей зарплате, за что я им благодарна. Мы дружим и по сей день. Тогда это было около 10 тысяч долларов.

С одеждой я связана никогда не была: всем говорю, что это по любви, это гены. Моя бабушка была известной в своём городе вышивальщицей в Казахстане, мама всегда с детства шила и в 14 лет пошла подмастерьем в ателье. Она поступила в строительный колледж, пару лет по профессии поработала, а потом всё равно вернулась в «швейку» и так всю жизнь в ней и проработала. Я понимаю, что гены — не брови: не выщипнешь.

Поскольку ранее я работала менеджером по производству и сотрудничала с фабриками — размещала заказы, контролировала, — связи были налажены. Когда-то моё утро начиналось с того, что мы садились в машину и объезжали все фабрики. По три-пять в день. В Китае они расположены целыми кластерами, городами. За счёт этого у меня много реальных производств, на которых я посмотрела в глаза директору — и понимаю, на что они способны, а на что нет.

От детской одежды к пледам в самолёты

Я начала постепенно продавать то, что взяла на сумму зарплаты: отправила в Новосибирск, нашла клиентку в Ярославле. Потом мы со знакомым, который мне помогал, сделали сайт. И я открыла компанию по производству одежды в Китае для клиентов из разных стран, преимущественно из России.

Изначально она хотела изучать японский, но выбрала китайский и ни разу не пожалела

Изначально она хотела изучать японский, но выбрала китайский и ни разу не пожалела

Клиенты приходили к нам с отработанными моделями, которые они хотели отшить, или они отбирали что-то на фабрике и шили под своим брендом. Следующий этап развития — мы решили предложить услуги дизайнера для создания коллекций. В итоге мы теперь можем создавать коллекции с нуля. Разным клиентам мы предоставляем разные услуги — доставка, производство, создание коллекции.

Поменялся сегмент: если раньше шили 70–80% детской одежды, то сейчас больше шьём взрослую. Потому что детскую одежду в массе своей шьют в России, Узбекистане, — дешевле стало. Китай стал дорогим впоследствии, поэтому мы стали производить ещё в Индии и Бангладеш.

Если говорить о клиентах, то, например, делали одежду для Finn Flare, для «Аэрофлота» пледы — если будете укрываться в самолёте, имейте в виду. «Мегафону» нужна была униформа для персонала — шёлковые галстуки и шейные платки. Галстуки были прекрасны: мы производили их на той же фабрике, где итальянцы производят шёлковые галстуки под свои бренды.

Претензий от клиентов было очень мало, потому что наша задача — следить за этим, потому что клиент в России, а у фабрики в другой стране своё представление. Мы минимизируем ошибки, потому что постоянно там находимся.

Хотя, конечно, недочёты в производстве будут всегда, в одежде особенно. Вопрос в том, какого они качества. 

Есть международный стандарт и классификация, какие недочёты можно допустить. Это продукт ручного труда, поэтому человеческий фактор играет свою роль. Один раз в каком-то из размеров горловина была меньше, чем хотелось бы. Мы просто вернули клиенту деньги. Была смешная история: у буквы «а» в названии компании не пропечаталась дырочка, долго боролись с китайцами, что это не одно и то же. Но в итоге они всё переделали.

Татьяне нравится быт в Китае и транспортная система, которая позволяет быстро добраться в любую точку

Татьяне нравится быт в Китае и транспортная система, которая позволяет быстро добраться в любую точку

На данный момент устоявшиеся наши направления — это верхняя одежда, джинсовая, свитера и кроёный трикотаж — футболки, толстовки. И домашний текстиль: шторы, постельное. Мехами, сумками и обувью мы не занимаемся. Сейчас у меня новый проект для души — спортивная одежда, леггинсы.

Дизайнер из Лос-Анджелеса разработал эту коллекцию. Она лимитированная: мне не нравится всё как у всех, от «купить и перепродать» радости никакой нет. Раньше был только опт, теперь у меня другая концепция — розничные продажи, Instagram. Самый лучший комплимент от покупателей — это когда они купили одно и сразу заказали второе.

Дзен и город-сад

Сейчас у меня, конечно, в жизни полнейший дзен. Если вспомнить трудности, которые были 12 лет назад именно в жизни в другой стране, то это разница менталитетов. Теперь же моё окружение стало интернациональным, потому что в Китае много иностранцев, и я смотрю на мир совершенно по-другому.

Я живу в городе Сямэнь, рядом с Тайванем. Очень красивый город-сад, город-парк. Там и бизнес, и туризм развиты. Мировой центр камнеобработки, в 50–70 километрах расположены кластеры по производству одежды. В первую очередь мне нравится то, что город зелёный. Для меня очень важна атмосфера, чтобы красота была вокруг и вода рядом. В Новосибирске была Обь, а там у меня море.

Иногда я думаю, может, переехать в Гуанчжоу, Шанхай или Гонконг, но когда я приезжаю в эти мегаполисы, то понимаю, что энергии у меня хватает дня на три-четыре максимум. Так и в России: я очень люблю Москву или Питер, но они всё равно большие, а Новосибирск — ни маленький, ни большой, человеческого размера: город не давит на тебя.

Иногда Татьяна задумывается о перезде в другой город, но в итоге выбирает свой город за спокойствие

Иногда Татьяна задумывается о перезде в другой город, но в итоге выбирает свой город за спокойствие

Первым летом на юге Китая мне было слишком жарко — я перебегала от кондиционера к кондиционеру. Все говорят, как прекрасно жить на юге, но нужно учитывать, что отопления там нет: если на улице +7 градусов, то и в квартире столько же, а это уже неприятно.

Понятно, что сейчас появляются кондиционеры с обогревом, можно как-то температуру регулировать, но всё равно некомфортно в любом помещении, куда бы ты ни пришёл. Если мы с вами придём на юге зимой в какую-то кофейню, то будем там в пуховичках сидеть. Поэтому это иллюзия, не всё так хорошо.

Если говорить о ценах, то квадратный метр в городе, в котором я живу, стоит 8–10 тысяч долларов в зависимости от качества жилья. Кофе и десерт здесь стоят 270 рублей, в Китае это только латте. Есть какие-то вещи, которые там дешевле, например техника. Есть те, которые дешевле здесь, например косметика, особенно если это органик.

Китай глобализируется: всё можно найти. Сейчас там много российских продуктов, это раньше нельзя было гречку купить. Раньше очень скучала по чёрному хлебу, творогу. Сейчас мало по чему скучаю, потому что всё заканчивается тем, что я учусь делать это сама. Йогурты сама делаю и хлеб пеку, а вообще он в магазине стоит 150 рублей.

Любители русского тирамису

Быт в Китае очень хорошо налажен, поэтому мне нравится там жить. У меня практически не расходуется время на устройство бытовых вещей — настолько всё удобно и электронизировано. Я могу выйти из дома с телефоном и паспортом и улететь, уехать куда угодно. С помощью телефона можно купить билеты, еду, забронировать отель и так далее. В супермаркет я хожу крайне редко: всё мне могут принести домой, включая овощи и фрукты.

Татьяна говорит, что её кругозор в плане еды значительно расширился благодаря тому, что в Китае живут люди
из разных стран

Татьяна говорит, что её кругозор в плане еды значительно расширился благодаря тому, что в Китае живут люди из разных стран

Мне очень нравится, как у них устроены все перемещения внутри страны — скоростные поезда, много рейсов. Экспресс-почта дешёвая, доставка на следующий день на самом деле. Но там нет таких уютных кафешек, проблема с десертами и хлебом. В Китае популярны европейские сладости, но мало чего натурального можно найти: они делают их из смесей. Сейчас там стал популярен российский медовик, его называют «русский тирамису».

Классический китайский Новый год празднуется как и в России: за день ты ходишь из одних гостей в другие, ешь, пьёшь, — и так неделю. То же самое, только в другое время. Вообще за всю жизнь там я поняла, что в людях общечеловеческого больше, нежели культурных различий. Всем хочется мира, здоровья.

«Подражательство, а не креативность»

Я разрушаю стереотип о том, что русские много пьют. Я вообще не пью. У китайцев на встречах нужно выпить с каждым — это показатель уважения. Я не думала, что они столько пьют. У меня стереотипов не было, я понимала, что люди другие. Есть то, что я не могу понять.

 Для китайцев важно, что почтение оказывается пожилым людям. Например, более взрослые выходят из лифта первыми, независимо от пола.

Часто жизнь среднестатистического китайца выглядит так: сначала ребёнок пашет, потому что надо родителей слушаться, потом он вырос, начал свою карьеру строить, ему нужно заботиться о старших, плюс у него свои дети есть, о себе думать некогда, а потом ты наконец становишься пенсионером и можешь всеми помыкать. Эта концепция мне не близка.

Китайцы очень много едят, хотя они такие худые. Иногда смотришь, как какая-нибудь субтильная девчонка ест столько риса, первое, второе, третье, — и всё вошло, она не потолстела. Зависть!

Квадратный метр в Сямэне стоит 8–10 тысяч долларов

Квадратный метр в Сямэне стоит 8–10 тысяч долларов

Часто многие ругают российскую систему здравоохранения, что меня удивляет. В Китае бесплатной медицины нет. Моя подруга там рожала ребёнка 12 лет назад, я была с ней и переводила. Через часов 15 они выяснили, что всё же нужно сделать кесарево. Это было 21-этажное здание клиники, мы — на последнем этаже. «Хорошо, мы сделаем, только сначала сходите на первый этаж и оплатите всё». И вот она корчилась от боли, но мы ждали, пока муж сбегает на первый этаж. В России услуги родовспоможения бесплатные, у меня сестра акушер. Поэтому это иллюзия, что везде хорошо, а в России всё плохо.

Начальное образование в Китае бесплатное, а дальше платное, но уже с детства начинаются оплаты всего: растить ребёнка — дорогое удовольствие. У нас каждый может позволить себе музыкальную школу, детей туда тащат, а они не хотят. В Китае один урок музыки стоит 100 долларов. Один. Рисование — 10 занятий — 20 тысяч рублей: 45 минут ребёнок красочками малюет. Такие расценки, так что в России много своих «плюшек».

Вся система образования построена на заучивании. Это не последних лет дело, исторически так сложилось. Во времена прежних династий были конкурсы, экзамены на чиновничьи должности, когда нужно было как можно лучше скопировать произведения Конфуция и так далее. Подражательство, а не креативность, — это высший пилотаж, так считалось. И это во всех сферах сейчас так.

Мне не хватает только людей и культурной жизни, которая есть в Новосибирске. Самый дешёвый билет в театр стоит 180 юаней — 1800 рублей, дорогой — 12 тысяч рублей. Понятно, что более состоятельные люди ходят в театр. Китайцы очень любят ходить в караоке. Караоке — это вообще национальный вид спорта. В китайском языке же тональная система, поэтому почти у всех китайцев хороший слух.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram — мы отбираем туда самые важные новости со своими комментариями.

Мария Тищенко
Фото предоставлены Татьяной Шерстневой 

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Фото пользователя
24 дек 2018 в 22:55

Ну, эта героиня репортажа всё же вызывает уважение - сама на достойную жизнь зарабатывает.Да и рассуждения и мысли у неё достаточно зрелые.Не чета тем стрекозам из предыдущих репортажей,что сидят просто на шее у мужиков-муравьёв,которые их взяли "за бугор"(не важно,иностранцы или переехавшие русские парни).Тем главное -найти дорогу до "Ашана"(и желательно,чтоб семечки там продавали)))...

просто
24 дек 2018 в 22:24

Обьяснил бы кто-нибудь этой даме что ничего бесплатного не бывает. И в России медицина не бесплатная и оплачивается из наших взносов.

Думающая
24 дек 2018 в 20:36

В Китае сейчас очень высокий уровень жизни, доходов.
Поэтому неудивительно, что туда уезжают отсюда.