«Я пришёл не для того, чтоб вы меня били!»: министр культуры встретился с актерами «Глобуса»

Стенограмма: актеры спросили у министра, почему два политика пришли увольнять Алябьеву. Он не знает

Поделиться

Министр не прокомментировал визит политиков Кубанова и Старкова в театр

Утром 27 ноября в «Глобусе» министр культуры Новосибирской области Игорь Решетников встретился с коллективом театра. Кажется, зрительный зал «Глобуса» никогда не был настолько раздражён и раздосадован — министр стоял перед труппой и пытался успокоить их, однако коллектив негодовал и задавал провокационные вопросы о возможном увольнении директора Елены Алябьевой. На оба главных вопроса, которые интересуют коллектив, — сменят ли директора и как депутаты оказались в театре и начали требовать у Алябьевой написать заявление об увольнении — министр ответил расплывчато. НГС публикует стенограмму встречи «Глобуса» и министра Решетникова (с незначительными сокращениями).

Главный режиссёр Алексей Крикливый: <...> Я хочу поприветствовать средства массовой информации, спасибо, что вы с нами здесь, потому что ситуация очень интересная. Я хочу поблагодарить коллег, которые пришли к нам из соседних театров. Как вы помните, в воскресенье у нас состоялось экстренное собрание коллектива, на котором мы с вами, те, кто счёл это нужным, подписали ряд писем: одно письмо на имя губернатора, письмо на имя Александра Александровича Калягина — председателя СТДРК, письмо в полпредство и письмо в комитет по культуре. Есть уже ответные письма, но я думаю, что сейчас важно нам получить ту коммуникационную связь с нашим министерством, которое я благодарю, что вы сегодня здесь. Возможно, что я не буду сейчас долго выступать, и хотел бы предложить Игорь Николаевичу Решетникову прокомментировать ту ситуацию, которая сложилась в последнее время.

Министр культуры НСО Игорь Решетников: Во-первых, уважаемые коллеги, добрый день. Я сразу говорю, что приехал сюда для того, чтобы сказать и успокоить вас. Если бы вы меня позвали в воскресенье, я бы приехал в воскресенье. Меня, к сожалению, никто не позвал на эту ситуацию, поэтому сразу говорю, что ситуация, изначально которая есть <...> я надеюсь, никто не видел, не мог увидеть никакой бумаги, на которой подписано про увольнение или принятие кого-либо на работу изначально, и это самое главное. 

Во-вторых, что касается, как я и говорил, что вопросы к хозяйственной и финансовой деятельности есть к театру, но это не касается ни в коем случае никакой части творческого процесса, который есть в театре. 

Потому что есть вопросы, что вы единственный театр, который не выполняет дорожную карту по заработной плате, хотя деньги мы полностью даём театру, и это тоже вопрос. 

Есть вопросы, связанные с тем, что театру выделяются суммы денег всё больше и больше, а театр захватывает меньше и меньше. Это тоже вопрос. И ещё есть вопросы, которые есть. Но эти вопросы не говорят, что мы снимаем директора. И если бы, я ещё раз говорю: если бы я хотел снять директора, вы знаете меня, я бы снял и уже бы поставил. Поэтому прежде чем что-то вот такое делать, я так думаю, надо всегда ещё и разговаривать. Но так как я говорю, я здесь. Я вчера не отказывался прийти, мне бояться нечего.

Театр — мы его уважаем, любим, ценим. Это один из лучших театров России, не только города Новосибирска. Здесь прекрасный творческий коллектив, поэтому я считаю, что каких-то угроз для работы театра никаких нет. Ни финансовых, ни хозяйственных, ни в смысле заработной платы и так далее. Поэтому я вот считаю, что вот таким образом если <...> я даже не знаю, что говорить-то. Театр как работал, так и работает, и никто не собирается вмешиваться в творческий, но в хозяйственно-финансовый [процесс] будем вмешиваться. Потому что я как учредитель это делать обязан. Цифры называть не буду, не хочу, но вопросы есть. Потому что мне непонятны некоторые вопросы, как выплачивается заработная плата, ещё там есть вопросы, у меня ещё вопросы есть. Они есть, пока ещё остаются.

Поэтому, уважаемые коллеги, но пока никто никого менять, снимать не будет. Никаких комиссий работать, как там говорили, никаких комиссий нет. Я как учредитель вам это говорю. Я ничего не создавал, приказов на эту тему тоже никаких нет, что какое-то расследование или ещё что-то, никто ничего расследовать не собирается. Вчера журналисты задавали вопрос по поводу того, что было собрание, будут ли какие-нибудь там <...> это ж глупость. Каждый человек имеет право задать вопросы, чтобы понять, что у него будет дальше. В этом нет ничего плохого и предосудительного. Вы имели такое же право, как и все остальные. Поэтому это нормальное явление, ничего в этом страшного нет.

В том, что ушли письма, тоже ничего страшного. На нас обратят внимание. Хоть с плохой, с хорошей точки зрения город Новосибирск ещё раз прославится. Ещё раз получит всплеск эмоций. И есть реклама положительная и отрицательная <...>. Лучше б её, конечно, не было, но она уже есть.

Да, коллеги, можете задавать вопросы. Я прошу извинить, у меня 10 минут максимум, потому что мне надо ещё ехать на совещание.

Коллектив требует чёткой информации, продолжит ли Алябьева быть директором дальше

Коллектив требует чёткой информации, продолжит ли Алябьева быть директором дальше

Актёр «Глобуса»: Здравствуйте! Я хочу спросить. Меня зовут Илья Паньков, я артист театра «Глобус». А скажите мне, пожалуйста: ситуация, которая произошла, я должен сделать вывод, что Елена Владимировна Алябьева обманщица, Алексей Михайлович паникёр, а мы подставлены и попали в жуткую ситуацию в связи с обманом, в который нас ввело руководство театра. Я так понимаю?

Решетников: Можно сказать, что никто не обманщик, никто не паникёр. Просто все оказались заложниками ситуации, потому что, я говорю, вы хоть один документ видели? Или он где-то был? Елена Владимировна уволена?

Голос из зала: Господин Старков приходил?

Решетников: Коллеги, ходить может кто угодно. Я вам ещё раз сказал фразу, которую я повторил изначально: хотел бы уволить — уволил.

Актёр «Глобуса»: Елена Владимировна нас обманывает?

Решетников: В каком смысле? Я с ней разговаривал, что это может привести к тому, что это будет увольнение. Но это не говорит о том, что <...>.

Актёр «Глобуса»: То есть она сделала из вашей фразы поспешный вывод?

Решетников: Может быть, и так. Она вас не обманывала. Мы на эту тему разговаривали. Но вы видите здесь Старкова?

(По залу прошёлся недовольный шёпот.)

Актёр «Глобуса»: Я не могу понять логику ваших ответов. Простите. Я не удовлетворён.

Решетников: Хорошо.

Актёр «Глобуса»: Может, у коллег будут более ясные вопросы на эту тему.

Сотрудница «Глобуса»: А по поводу того, что Елене Владимировне было предложено стать заместителем директора — это тоже ложь с её стороны?

Решетников: Нет, насчёт того, что в дальнейшем возможно и так — это нет. По директору никто ничего не определял и не решал. Никто <...> так ещё.

Сотрудник «Глобуса»: Почему какие-то неизвестные люди приходили в театр и что-то за закрытыми дверями чего-то <...>.

Решетников: Коллеги, они приходили со мной? С кем-то ещё?

Сотрудник «Глобуса»: Нет, подождите, они без вашего ведома просто пришли и, можно сказать, грубо угрожали директору?

Решетников: Нет, коллеги, я не знаю, кто, чего угрожал. Я сказал то, что сказал. И ещё раз считаю, что так если бы надо было уволить — уже бы уволили.

Сотрудники: Вы уже в третий раз говорите: «Если бы я захотел, я бы уволил». А на каком основании человека увольняют?

Решетников: Коллеги!

Сотрудник: Мы же не крепостные!

Решетников: Коллеги! Я ещё раз говорю, что без вашего обсуждения всё равно бы, без обсуждения с общественностью театральной не уволили бы.

(Недовольный гул в зале.)

Решетников: Коллеги, я понять не могу, я не оправдываюсь. Я пришёл, чтобы вас успокоить, чтобы вы нормально работали. Вы сейчас, вы понимаете, что театр должен быть рабочим и работать. Если бы что-то случилось — уволили или не уволили <...>. Никого не уволили, никаких приказов ни в министерстве, нигде нет. С Еленой Владимировной разговаривали нормально. В кабинете у меня тоже камеры есть. Разговаривали о том, что я уже говорил. Зачем это по второму разу?

Голос из зала: Можно спросить? Я не работаю в театре «Глобус», я приглашённый режиссёр, ставлю спектакли. Мне очень нравится этот коллектив, мне приятно с ним работать. У меня такая профессия, я логически мыслю. Я так понимаю: у вас состоялся разговор с директором, я это никак не комментирую, вы сами говорите, что был разговор об увольнении, после этого в театр приходят какие-то люди, которые заходят в кабинет, мы знаем их фамилии, и говорят, чтоб она освобождала его, потому что им надо приступать к работе. Я знаю, что <...> я сейчас договорю, как человек логически мыслящий эти два [события] я, конечно же, связываю. И у меня вопрос: если эти люди нарушают законодательство <...>.

Решетников: Нарушать может кто угодно. Елена Владимировна директор. Работает. Едет в командировку.

Голос из зала: А по вопросу? Будет ли министерство культуры выяснять, на каком основании эти люди от имени <...>.

Решетников: Я не правоохранительный орган <...>.

Сотрудница: Но подождите. Они просто пришли без удостоверения, люди со стороны, получается? Пропустили депутатов <...>.

Решетников: Люди пришли <...> я говорю <...>. Можно ещё раз <...> вы сейчас опять будете <...>.

Сотрудница: Людей с улицы просто так не пропустят. Значит, с чьего-то ведома <...>.

Алексей Крикливый: Вопрос в том, что эти ребята, люди, которые приходили, оставляют очень много комментариев журналистам. Можете это как-то прокомментировать?

Решетников: Ещё раз, Алексей, я ничего в отношении этого комментировать не буду. Я пришёл успокоить театр. Я сказал то, что я сказал. Уважаемые коллеги, я считаю, что сейчас и раньше театру ничего не угрожало и не угрожает: как работали, так и будете вы работать. То, что касается финансово-хозяйственной деятельности, как учредители мы можем решать. Вы должны получать заработную плату, театр должен работать, должно быть отопление, должны быть ремонты и всё остальное. Это касается моей стороны, учредителя как прежде всего. Правильно? Правильно, это, наверное, самое главное.

Голос из зала: А с каким настроением нам работать-то?

Решетников: А какое настроение у вас плохое? Чем оно вызвано? Уважаемые коллеги, давайте по второму кругу не ходить, я сказал то, что уже раз сказал. Я пришёл сюда не для того, чтоб вы меня там били или ещё что-то. Я нормально с вами разговариваю.

Сотрудник «Глобуса»: Мы-то не беспокоимся, коллектив работает слажено. И это прежде всего заслуга руководителя. Когда руководитель налаживает работу нормально <...> Мы хотим услышать истину, дыма без огня не бывает, а мы так ничего и не услышали. Заработную плату мы и так должны получать, как положено по закону.

Решетников: Ещё раз говорю, что <...>. Я даже не знаю, что повторить второй раз. Был разговор, есть вопросы. Вопросы, пока мы договорились с Еленой Владимировной, что встретимся в декабре. Об этом с ней проговаривали. Вот и всё.

Сотрудница «Глобуса»: Коллектив не устраивает возможность увольнения директора и замена его на другого человека.

Решетников: Я вам говорю: никто никого не увольняет и не меняет. Я сейчас не сказал, что такая возможность есть. Мы с ней поговорили, что всё пока откладываем до декабря и разговариваем. Никто никого менять не будет.

Голос из зала: Дорогие друзья, мне кажется, нужно дождаться, когда появится в театре Елена Владимировна, и собраться и поговорить, и услышать всё из первых уст. Тогда, я думаю, картина будет яснее. А сейчас какой смысл крутить в одном <...>. Уже в интернете всё посмотрели, прочитали. Финал-то ясен?

Женщина из зала: Нет, не ясен! Нам всем говорят, что у нас директор врун и лжец!

Решетников: Ещё раз говорю: директор не врун. Разговаривали на эту тему, она сейчас заболела <...>.

Женщина из зала: Вы хотели её уволить <...>.

Решетников: Я её не уволил. Если хотел бы уволить, уволил <...>.

Голоса из зала: На каком бы основании уволили? Вот мы что хотим услышать.

Решетников: Так я же не уволил!

Голоса из зала: Так вы завтра можете уволить! В декабре уволите <...>.

Решетников: Я не уволю!

Сотрудник «Глобуса»: Я хочу сказать, что сотрудники театра хотели бы <...>, потому что коллектив тянется. Правильно сказали товарищи, что процесс идёт и идёт. Нам не хотелось бы каких-то изменений. Потому что когда эти изменения проходят у любого театра, всегда плохо потом, понимаете? Тем более тот человек, которого хотели поставить, к театру никакого отношения не имеет.

Решетников: Уважаемые коллеги, я всё услышал, я вам сказал свою точку зрения.

Сотрудница «Глобуса»: Знаете, ещё пожелание и управлению культуры, и господам депутатам. Вам даны рычаги власти, так вы их направляйте в мирное русло, а не на тропу войны, потому что то, что сейчас происходит в театре, мне бы два дня в страшном сне не приснилось бы. Потому что это вторжение, это внедрение в частную территорию. Потому что у нас, у актёров, очень тонкая душевная организация. Потому что вместо того, чтобы сейчас репетировать, заниматься делами, мы вынуждены ходить на собрания, подписывать письма, думать о том, что у нас завтра будет с директором, что будет с театром, вместо того, чтобы думать о работе.

Решетников: Вы спокойно будете работать. Вы прежде всего государственное учреждение культуры, и государство за вас отвечает. В жизнь актёров и всего персонала театра никто не вмешивается и вмешиваться не будет, ухудшать условия работы никто не собирается. И как я уже сказал, никто сейчас никого не увольняет. Спасибо вам большое.

Голос из зала: Знаете, в чём самая большая проблема здесь? В том, что не было своевременно комментариев, потому что <...>.

Решетников: Я узнал о том, что собрание, от актёров очень поздно. Я, к сожалению, не читаю все гадости, которые пишут про меня, про вас всех, стараюсь не читать. Поэтому, когда мне позвонили, было уже поздно. Позвонили, кстати, актёры вашего же театра и позвали, но я уже просто не мог по времени приехать. Я был с мамой. К сожалению, она у меня болеет онкологией.

(Раздаются аплодисменты.)

Читайте также:

Не поделили «Глобус»

Театралы рассказали, как их терроризируют два политика — один из них пытался занять пост директора.

Подписывайтесь на нашу страничку в Facebook, чтобы не пропустить самые важные события, фото и видео дня.

Дарья Януш
Фото Виктора Дмитриева (1), автора (2)
Видео instagram.com/globustheatre, youtube канал Виктор Дмитриев IAM

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Дафоня
27 ноя 2018 в 17:45

Все так возбудились от этой новости)) СМИ уже третий день пишут про это. А люди читают, негодуют, в соцсетях возмущаются. Вот они зрелища. Походу интересней, чем в театр ходить. Даже те, кто к этому вообще не причастен никаким боком. НГС активность под этими статьями собрала знатно, наверное) Сколько уже штук написали-то?

Шутник
27 ноя 2018 в 17:37

Забавляет меня НГС своим чувством юмора, потому и читаю. Идея прикольная сделать новость про театр в виде пьесы. Зачет. Хотя некоторые заголовки у новостей у вас не айс бывают, перебарщиваете.

27 ноя 2018 в 17:39

Так и не поняла, к какому общему знаменателю пришли, но думаю, что сами они внутри решат свои проблемы