7 декабря суббота
СЕЙЧАС -5°С

«Безобидное сообщение повлечёт за собой тьму неприятностей»

Переписку россиян возьмут под тотальный контроль — горожане рассказали, что хранится в их телефонах

Поделиться

Анна, 18 лет:

«Судя по всему, это просто очередное ужесточение правил. Все будут ещё больше в клетке, за всеми будут ещё больше следить. Но, с другой стороны, это правильно. Потому что много угроз есть в Интернете, доводят до суицида например. Есть поисково-спасательный отряд "Лиза Алерт", я в нем состою. Теряются люди. И так будет намного проще найти человека. А [в публичную плоскость] не хотелось бы, чтобы попала личная переписка, любовная тема — это всё. И переводы тоже. Я часто пишу, что переведу столько-то денег, и номер карты. Страшнее, наверное, что родственники что-то узнают. Потому что ФСБ у другого найдут что-то похуже. А родственники — это намного неприятнее. У кого-то не знают, что курит. Или, например, говорит, что ночует у друзей, а на самом деле где-нибудь в другом месте».

Артём, 24 года: 

«Да, что-то такое слышал. Но мне как-то без разницы. Разве что конфидециальность какая-то нарушится. Для меня страшнее не то, что эту переписку, например, увидят друзья или родственники. А всё-таки ФСБ. Не то чтобы у меня что-то запрещённое. Но, допустим, прикалываемся над кем-то, что-то такое пишу. И мало ли, заподозрят меня в чем-нибудь, к примеру. Что именно? Ну, картинки какие-нибудь, сообщения, видео».

Екатерина, 28 лет: 

«На мой взгляд, это не особо хорошо, потому что, отправляя сообщения, теперь все будут знать обо всём. То есть, с одной стороны, может быть, оно действительно хорошо — те же самые террористы, террористические акты можно будет легче вычислить. А с другой стороны, когда все окружающие знают о тебе информацию, тоже мало приятного. Например, какие-то болезни человека, которые не хотелось бы предавать общественности. Или, например, аспект работы, когда близкие родственники, друзья, знакомые что-то узнают. Какое-то безобидное сообщение повлечёт за собой тьму неприятностей. А ФСБ — так мы и так в принципе находимся под лупой».

Антон, 26 лет: 

«Нет, я про это не слышал. Но нормально отношусь, пускай будет. Контроль-то чей, государства же? Люди как жили, так и будут жить, ничего же не изменится. Кто будет просматривать [переписку]? А органы — пускай смотрят, лишь бы не лезли в это дело, и всё. А личное — оно же не будет обнародовано, в этом всё дело. Будет только между собой. Это будет храниться у них. Что может быть такого в телефоне? Интимные фотки только если. Родственники этого не увидят, только органы. И то простых людей не будут так каждого досконально смотреть, изучать». 

Евгения, 30 лет

«Вы знаете, мне вообще всё равно. Я не считаю, что это какая-то проблема. Что на это нужно внимание обращать, [на тотальном контроле государству] нужно циклить. И я вообще считаю, что эти ситуации, когда кто-то кого-то где-то скопировал, нужно арестовать, — это всё такое надуманное. Надуманное со стороны властей. Это плохо, что они начинают это муссировать и этому уделяют внимание. Лучше бы что-нибудь такое решали, как нам ещё одну станцию метро открыть, например. Конечно, люди не хотели бы, чтобы знали про что-то их личное, сокровенное, какие-то интимные подробности. Страшнее, наверное, не ФСБ, а родственники, друзья. (Смеётся.) Какие-нибудь тайны, драмы семейные».

Марина, 22 года: 

«К этой инициативе в принципе отношусь нормально. Единственное, не хотелось бы, чтобы кто-то, не важно кто, знал что-то личное. Это не то чтобы страшно, но просто не хочу. Если бояться, то ФСБ больше, наверное, чем то, что о чём-то узнают друзья или родственники. Сейчас же могут ко всему прикопаться, к любому. Кого-то засняли, выложили, нарушили права человека этим».

Жанна, 21 год, Николай, 18 лет: 

Н: «Мне кажется, это очень вредно, потому что каждый имеет право на свое личное пространство всё равно маленькое какое-то. Если он от закона скрывается, то да, понятно. Плохо, когда какие-то личные вещи, может быть, узнают. Ну, допустим, как он мыслит, о чём, на какую-то тему. Касающиеся, например, политики. Потому что это его мнение личное. Если это не угрожает обществу, то он имеет право думать так или иначе. От государства — нет [нечего скрывать]. С одной стороны, для государства это хорошо, а с другой — если с женой там личная переписка, например. Даже, если государство это просто смотрит, всё равно неприятно».

Ж: «Мне страшнее, если что-то родственники узнают, друзья. Когда переписываешься, можешь делиться же чем-то сокровенным. А от ФСБ мне нечего скрывать, пусть смотрят, но только не обнародуют».

Илья, 20 лет: 

«Я считаю, что этого стоит опасаться, но, понимаете, мы живем в таком мире, когда за свою безопасность мы готовы отдать всё что угодно. Мы готовы открыть свои сумки, мы готовы открыть свои сообщения. И как говорит моя бабушка, лишь бы не было войны. Вот я бы сказал: "Лишь бы не было террора". Если честно, мне не кажется, что могут что-то такое обнаружить в их переписках. Просто потеря личного пространства — это в любом случае не очень комфортно».

Антон, 26 лет: 

«Плохо, конечно, ограничивать людей. Конечно, не призывать к массовым убийствам, самоубийствам, распространению наркотиков, терроризму, а так всё остальное — пожалуйста. Мне скрывать нечего. Может, кому-то весело будет [читать]. Если что, перед друзьями, родственниками мне не страшно ответить, перед ФСБ — ничем таким не занимаюсь незаконным. Поэтому мне всё равно. Хотя, конечно, жёсткий контроль уже начался. Если сейчас за фотографии сажают какие-то. По идее, нужно всё это пересматривать, не так жёстко следить за пользователями. За всеми, во-первых, не уследят. Думаю, есть какой-то список лиц, за которыми нужно вести наблюдение, оперативную работу же проводят какую-то, знают за кем».

Андрей, 29 лет: 

«Тема неоднозначная и нельзя сказать, хорошо это или плохо. Это оправданно действительно, потому что все, что больше возможности отслеживать коммуникации террористов, продажи наркотиков. Но и опасения тех, кто против этого, тоже имеют место быть, потому что понятно, что никто не защитит от злоупотреблений. А они могут на всех уровнять по факту быть. Например, кто-то для личной пользы может просто начать это использовать — для травли неугодных людей и т. д. Что может быть такого в телефоне — это зависит от человека. У меня, например, ничего такого нет. Хоть для ФСБ, да хоть для кого. А у кого-то там могут быть просто важные данные по его бизнесу, например. Кто-то в органах просто возьмет и продаст [идею]. А родственники и друзья ничего не узнают. Для людей всё это страшно, потому что их этим пугают по факту. Большинство даже не понимают, как это работает. Просто посты в соцсетях пишут про то, что вот сволочи, как они могут, давайте-ка выйдем на митинг».

Читайте также: 

Опасные страницы

В магазинах начали требовать паспорт при покупке книг — в список запрещённых попали даже классики.

Мы круглосуточно ждём от вас сообщения, фото и видео, связанные с городскими событиями и происшествиями, — присылайте их в любое время через WhatsApp, Viber и Telegram по номеру 8–923–157–00–00, на почту news@ngs.ru или через кнопку «Сообщи свою новость» на нашем сайте. Не забывайте указывать контактный телефон! 

Следите за новостями и Live-трансляциями с места событий в нашей группе «ВКонтакте».

Анна Богданова

Фото Александра Ощепкова

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Фото пользователя
11 ноя 2018 в 18:21

Поражает, что молодые люди готовы отдать на откуп государству свою личную жизнь.
Для них нормально, что ограничивают их личное пространство. А все эти разговоры про терроризм - это всё лукавство. Сегодня одно считают терроризмом, завтра другое. У нас эта борьба сводится к преследованию инако, да и просто мыслящих. Будут еще в коммерческих войнах использовать. Ни одного, насколько знаю, теракта не предупредили таким способом.

Фото пользователя
11 ноя 2018 в 18:31

странно слышать от молодежи , что им все равно т.е вам на шее завязывают узел , а вам все равно?

11 ноя 2018 в 18:03

Уже давно всё и ВЕЗДЕ контролируется,и не только в России! Так что не нагнетайте)