15 декабря воскресенье
СЕЙЧАС -9°С

Избушки с видом на бетон

Истории старинных домов в окружении новостроек — там стояли ванны из храмов и бродили люди с оружием

Поделиться

Между офисными высотками и «сталинками» на улице Орджоникидзе, 5 притаился 3-этажный деревянный домик в стиле модерн с необычными сдвоенными окошками и витражом с орнаментом на лестнице. Когда-то этим самым витражом дом смотрел на улицу Семипалатинскую, но с тех пор улица сменила название на Орджоникидзе и свернула в сторону вокзала — сегодня о ней в тихом дворе ничто не напоминает.

По информации каталога научно-производственного центра по сохранению историко-культурного наследия области, такие дома после революции строили различные ведомства в попытке решить проблемы с жильём — этот принадлежал одной из Сибконтор.

В 1990 году здание признали памятником, но оно, в отличие от множества других ценных домов того времени, до сих пор остаётся полностью жилым: даже зарешёченные окошки цокольного этажа закрыты не безжизненными жалюзи, а уютными занавесками. По данным БТИ, здесь 6 квартир, но поговорить ни с кем из жителей корреспондентам НГС не удалось.

Ещё два жилых памятника находятся на улице Колыванской. Первоначально здания, которые сегодня отмечены как № 5, 7 и 9 по Колыванской, были постройками одной усадьбы, которая принадлежала купцу — можно даже предположить, что колыванскому: улицу назвали по принадлежности её жителей. В них располагались доходный дом, контора и конюшня.

В двухэтажном полукаменном доме, богато украшенном декором из кирпича и резьбы, в начале прошлого века жил сам владелец. Сегодня, по данным БТИ, здесь 4 квартиры, по две на каждом этаже.

Житель одной из двух квартир на первом этаже Евгений рассказал, что единственной сложностью жизни в здании-наследии стала невозможность заменить окна и провести оптоволоконный интернет. Впрочем, зимой в доме тепло: за зданием следят, вовремя ремонтируют, а в подвале установлен котёл, который отапливает дом и подогревает воду. В том числе тогда, когда больше ни у кого в городе горячей воды нет. Кстати, квартира, в отличие от многих подобных домов в частном секторе, оборудована и туалетом, и душем, и стиральной машиной.

Особенность квартиры Евгения — большое окно в кладовку: когда-то там, видимо, был двор, а сейчас — пристройка, в которой хранятся разной степени нужности вещи. Соседкой молодого человека была старушка, которая уже умерла, и сейчас в квартиру только время от времени приезжают её родственники. С соседями сверху он практически не общается, да и вообще живёт здесь всего год, признался Евгений: квартиру он снимает за 13 тысяч в месяц. По его словам, квартира, в которой он живёт, уже много лет передаётся по наследству и, вполне возможно, принадлежит потомкам того самого купца.

Туристов к дому не водят, а вот местные любители старины периодически захаживают.

— В сентябре-октябре приходили студенты из киношколы, они здесь снимали бандитский фильм, бегали с пистолетами вокруг этого дома. Приходят из фотошколы, модели здесь фотографируются, — рассказал Евгений. — Иногда странно: выходишь покурить, сталкиваешься [с человеком] с пистолетом, в какой-то странной одежде.

Соседний дом № 7 разделён на две части. Из окошек одной из них доносится музыка, но на стук корреспондентов НГС никто не ответил. А вторая часть сейчас продаётся: 4 комнаты на общей площади 75 кв. м с участком предлагают за 6 миллионов рублей. Владимир — риелтор, занимающийся продажей, — вспомнил, что в революцию в подвале под домом прятались большевики, а в советское время дом предоставляли в качестве служебного жилья, но кто в нём жил до нынешней пожилой владелицы, он не знает.

Ещё один симпатичный доходный дом сохранился на Коммунистической, 36, прямо под относительно новым и дорогим Rich House. Когда-то он принадлежал местному дельцу Ивану Стихину и первоначально был просто деревянным, а позже получил полукаменную пристройку. Его соседом в начале прошлого века была не 10-этажка из стекла и бетона, а примерно такой же небольшой домик, принадлежавший Льву Лапшину, но его, увы, не спас даже статус памятника.

Дом купца Константина Бузолина на Октябрьской, 15 — один из самых красивых домов тихого центра, его легко встретить в путеводителях для тех, кто путешествует по Сибири. По информации Новосибирского краеведческого портала, купец торговал мануфактурой в Колывани. Судя по всему, дела у него шли неплохо, и в 1910 году он построил этот деревянный особняк.

После революции домом владел Райкомхоз, а в 1933 году здание передали Гормолзаводу. Молокозавод снесли несколько лет назад, на его месте вырос недешёвый комплекс Milk House, а особняк с необычной зелёной «луковкой» и резными ставнями остаётся административным зданием и сегодня.

Здание на Чаплыгина, 65 — сравнительно непарадное, зато сыгравшее важную роль в истории города. Дом принадлежал мещанке Анне Знаковой, после 1905 года именно здесь располагалось Общество приказчиков. Образованная при Обществе библиотека была самой крупной в городе, а в 1913 году там был создан первый городской оркестр. 

С 1908 года здесь была явочная квартира нелегальной тогда Российской социал-демократической рабочей партии — с ней связаны многие политические акции Общества приказчиков. В числе пропагандистов в то время были, например, революционер Сергей Киров и писатель Владимир Бахметьев. Сегодня назначение у здания весьма прозаическое — его занимает областное БТИ, а часть здания и вовсе сдаётся. 

Под огромным стеклянным зданием ЖК «Грани» на улице 1905 года в листве затерялся небольшой дом, который ненамного младше всего города, — его построили в 1900 году. Правда, в отличие от остальных именитых зданий того времени, принадлежал он вовсе не купцу, а машинисту — Кузьме Самохину. В 2015 году власти пытались запретить строительство стеклянной высотки, опасаясь того, что работы повредят исторический домик, но выстояли оба. В нём уже третий десяток лет работает редакционно-полиграфическое производственное общество «Союзбланкиздат».

В городе немало и других домов обычных рабочих — памятниками они не признаны, но хранят не менее интересные истории. Например, дом на улице Некрасова, 45 тоже был построен до революции.

— Ещё жирового комбината не было, был мыловаренный цех, и здесь жил господин, который возглавлял мыловарку, со своей прислугой, — рассказала нынешняя владелица дома Юлия. — Здесь стояла ванна мраморная — купальня: церкви когда грабили, он себе её сюда принёс. При советской власти его отсюда, я извиняюсь, выкинули, сделали коммуналку: дом перестраивался, входы-выходы по-разному были.

Домик, как и соседние, определён под снос: часть планирует расселить муниципалитет, часть выкупил под развитие территории новосибирский застройщик ГК «СМСС». В ближайшие годы, по информации местных жителей, здесь построят большой угловой дом. А вот домиков на месте ЖК «Премьер», построенного несколько лет назад, не было — зато были гараж жиркомбината и бомбоубежище, вспомнила Юлия.

Одни из самых примечательных домов всё ещё теснятся вдоль улицы Семьи Шамшиных. Похожий на сталинские высотки дом на улице Семьи Шамшиных, 20 сурово нависает над тремя оставшимися домиками — их, как говорили местные жители, уже неоднократно поджигали

Поговорить с жителями корреспондентам НГС не удалось: ставни самого скромного из них наглухо закрыты, на стук никто не отозвался. А стоило начать задавать вопросы одному из обитателей соседнего дома на Депутатской, 92, как его отправила в дом его не то родственница, не то соседка. Сама она с журналистами говорить отказалась, бросив в нашу сторону: «Я оперативный работник, я вас найду, если надо».

В скобках дома на улице Семьи Шамшиных, 4 тоже теснятся несколько домов. Три из них — № 8, 8А (его уже заменил внушительный 3-этажный коттедж, снег с которого постоянно заваливает двери соседям) и 8Б — в 1917 году построил один человек, но кем он был, местные не помнят.

— Его родственников никого не осталось, они поумерли. Тогда [когда мы переехали] дочка его была, она была наказана, он ей наверху не дал жить, в подвал спустил. А здесь дочка у него была младшая, — припомнила жительница части дома № 8 Людмила Дмитриева.

В Октябрьском районе частный сектор исчезает весьма хаотично. Например, от внушительного квартала между Московской и Ленинградской сегодня остался только этот 2-этажный зияющий пустыми окнами дом.

Семья Михайловых живёт в доме через дорогу — его, как и значительную часть местного частного сектора, построили в середине 1920-х годов. В пустующем 2-этажном доме, рассказали они, жили несколько семей. Расселили его одним из первых в квартале, но снести, видимо, оказалось затратнее, чем остальные деревянные дома. Пока территорию не закрыли забором, в расселённых домах жили цыгане.

— Они тут такое вытворяли! — вспоминает Елена Михайлова. — И факелы жгли, разборки устраивали, похороны цыганские. Бомжи тут помирали, убийства были. Неприятно и противно.

Но квартал был примечателен не только разборками: в советское время на углу работала кузница, а в одном из домиков ближе к улице Кирова, по словам Сергея Михайлова, жила родная сестра маршала Александра Покрышкина Мария Ивановна.

— Он к ней часто приезжал. Здесь на углу был дом, а следующий — тёти Маруси. Я его в детстве раза 3–4 видел, — ностальгически вздыхает Михайлов.

Читайте также:

Сдам дом в центре. До метро 100 лет

Как и сколько зарабатывали на аренде первые новосибирцы — дома строили купчихи и дарили жёнам мещане.

Подписывайтесь на наш Twitter и читайте главные новости Новосибирска всего в 280 символах (на самом деле мы укладываемся в 140). 

Лиза Пичугина
Фото Александра Ощепкова 

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Фото пользователя
3 июл 2018 в 00:15

Была бы моя воля - снес бы все подчистую.

Фото пользователя
2 июл 2018 в 23:16

А как бы особнячок с последнего фото выкупить за недорого, да восстановить? Такой классный был бы домик.

Тунеядец
3 июл 2018 в 10:16

Уничтожили практически весь центр города. Иваны, не помнящие родства. Это еще аукнется.