26 февраля среда
СЕЙЧАС -10°С

Гауди из Байкала: ювелир создает фантастические украшения в стиле постмодернизм

Коллекционеры готовы ждать заказ год

Поделиться

Новосибирский ювелир Дмитрий Кузнецов делает уникальные украшения из драгоценных металлов и камней — его творения за сотни тысяч покупают столичные коллекционеры наряду с изделиями Cartier. Работы мастера напоминают фантастические растения и шедевры архитектуры: украшения можно рассматривать с разных сторон, каждую секунду открывая что-то новое в изгибах линий и переплетениях тончайших серебряных нитей. Художник рассказал НГС, как бросил школу ради карьеры ювелира и 20 лет шёл к тому, чтобы не брать стандартные заказы, — сегодня он обеспечен работой на год вперёд.

«Я всю жизнь занимаюсь «ювелиркой», с 15 лет, — признаётся Дмитрий Кузнецов в самом начале нашей беседы. — В какой-то момент я даже бросил школу и пошёл работать к товарищу старшего брата на ювелирное производство. Скорее всего, так случилось из-за брата: у него была одна из первых камнерезных мастерских при геологическом институте — я там лет с 8 ошивался, точил камни. В принципе, я всегда любил делать что-то руками». 

С тех пор прошло 25 лет — сегодня Дмитрий Кузнецов продаёт свои изделия через интернет-площадки и может позволить себе брать только интересные заказы. «Где-то треть моих клиентов из Новосибирска, остальные — из других городов страны, — рассказывает мастер. — Много заказчиков из Москвы и Санкт-Петербурга». За границу драгоценности он не отправляет из-за сложностей с оформлением документов на такой вид товара. 


Покупателей привлекает авторский стиль ювелира-художника, изделия которого напоминают одновременно какие-то хищные растения и архитектурные шедевры Гауди. Последнее отнюдь не случайно — у Дмитрия за плечами 2 курса архитектурной академии.

«Я всё же окончил вечернюю школу и поступил на архитектора: хотел получить художественное образование, чтобы продолжить работу на более высоком уровне, — вспоминает он. — Там я узнал основы композиции, и это помогает». Впрочем, вуз он тоже бросил — решил, что за 2 курса получил всё что нужно, и сосредоточился на практике.

Дмитрий Кузнецов подчёркивает, что он в первую очередь художник, а уже потом ювелир. «Я же не иду теми путями, которые диктует мне профессия, иначе я бы до сих пор паял «бисмарки» (цепочки. — А.З.) и был бы счастлив. И может быть, был бы богаче, — улыбается он. — Но я делаю то, что мне нравится, и кайфую от этого. Поэтому первая машина у меня появилась лишь несколько лет назад, хотя ювелиры раньше неплохо зарабатывали». 

Сейчас альтернативный путь выглядит правильным: по словам Дмитрия, обычные мастера не выдержали конкуренции с заводами, которые благодаря новым технологиям смогли улучшить качество и расширить ассортимент. «Сегодня ювелиры получают 15–20–30 тыс. — это копейки, — сетует мастер. — Потому что к ним идут, только чтобы сделать что-то узкоспециализированное — например, гравировку».

Впрочем, художник признаётся, что период, когда он паял «бисмарки», всё же был, причем долгий — около 15 лет. Тогда Дмитрий выполнял заказы, а в оставшееся время делал что-то своё, чтобы отточить стиль и заработать себе имя. «Любой художник может выдать то, что заинтересует другого человека, — утверждает он. — Хоть «ювелирка» уже не считается хорошим подарком (скорее купят, например, смартфон), остались ценители. У большинства моих клиентов уже есть и Cartier, и Carrera y Carrera — им нужно именно что-то другое».

При этом Дмитрия Кузнецова сложно назвать мастером из глубинки: его вдохновляют работы художников-модернистов. «Но как такового модерна у меня в изделиях нет. Сколько бы раз я ни пытался сделать именно модерновую вещь — у меня не получалось», — сетует ювелир. Свои украшения он относит к постмодернизму.

Дмитрий берёт за основу плавность линий и растительные мотивы, свойственные модерну. И здесь подключается второй источник вдохновения — природа. «Потому что я товарищ деревенский — родился в селе Байкал Новосибирской области», — улыбается мастер. 

Впрочем, узнаваемым формам он предпочитает неявные силуэты, и порой моллюск напоминает какой-то артефакт из фантастического романа. Кстати, на фото — подвески из коллекции «Простые формы жизни». Подобные серии вещей художник делает раз в несколько лет.

Важная составляющая его украшений — камни. Многие из них ювелир добыл и обработал сам. «У нас есть стая единомышленников — мы ездим в экспедиции за камнями по всей Сибири, — рассказывает он. — Мой любимый камень — аметист».

К камням Дмитрий относится с уважением. Например, этот азурит он оставил в том виде, в каком его создала природа. «Это его естественная фактура, и у меня просто рука не поднялась его пилить», — признаётся ювелир. 

А эти удивительные камни художнику привезли с Сицилии. «Я давал их на анализ в наш геологический институт, и по сути это обычный базальт, — рассказывает мастер. — Но он формировался в таких условиях, что получилась такая фактура и такой эффект».

Дмитрий Кузнецов регулярно участвует в выставках и получает награды — например, это колье в 2016 году принесло ему победу в красноярском конкурсе на лучшее современное ювелирное украшение. Стоит цветочная фантазия из серебра, золота и аметистов 250 тыс. руб. Впрочем, по словам Дмитрия, он продавал изделия и в несколько раз дороже. «Если поставить, например, бриллиант в несколько карат, то цена сразу может стать астрономической», — поясняет он. При этом небольшие украшения стоят от 5 тыс. до 20 тыс. руб. (например, за серьги с сицилийской лавой).

Конкуренции мастер не ощущает: «Художников-ювелиров у нас в городе 5–6 — может, больше, но точно хватит пальцев двух рук, чтобы их пересчитать. Много хороших дизайнеров, много замечательных ювелиров-слесарей. Но я имею в виду именно людей, которые могут что-то придумать и самостоятельно реализовать. В Москве и Питере их больше».

Впрочем, сибирскому ювелиру есть что противопоставить столичным мастерам. «Такую воздушность, кроме меня, никто не может сделать, — с гордостью констатирует он. — Филигрань — моя первая любовь. Мне интересны не узоры орнамента, а то, что она даёт: лёгкость, рукодельность».

Паутинку сделать непросто, но особенно тяжело крепить её к литым частям украшения: есть риск, что тончайшая сеточка расплавится. 

По словам ювелира, чтобы сделать такую брошь, нужно 2–3 недели при условии 10-часового рабочего дня. Здесь тоже использовано сразу две технологии: филигрань и восковое моделирование. Стоит украшение около 75 тыс. руб.

Изделия Дмитрия Кузнецова в полной мере не покажешь на фотографии: они трёхмерные. «Есть композиция фронтальная, которая рассматривается как картина. А есть архитектурная: ты поворачиваешь за угол — и у тебя уже совсем другое восприятие, — улыбается мастер. — Я как архитектор-недоучка стараюсь делать украшения таким же образом, чтобы человеку было интересно, например, изнанку посмотреть, куда-то ещё заглянуть».

При этом Дмитрий признаётся, что клиентам всё же больше по душе узнаваемые символы: цветы, бабочки, звёзды. 

А эти кольца совсем не похожи на большинство работ Дмитрия Кузнецова: они выполнены по японской технологии мокуме гане (так изготавливали самурайские мечи). Узоры не нанесены на поверхность — всё куда сложнее. «Это как вафля: около 20 слоев разного металла, — поясняет ювелир. — Потом я его прокручиваю, фрезерую — и получается вот такой рисунок. Изначально я не знаю, как точно пойдет линия, но могу предугадать эффект». Такой комплект стоит около 50 тыс. руб. — по словам мастера, в год покупают 5–6 пар необычных колец. 

В этом кулоне с азуритом тоже использована техника мокуме гане — недаром его «стебель» играет разными цветами. Японскую премудрость ювелир изучал по картинкам в интернете, а потом и по книге. «Сложность технологии вот в чём: можно 3 дня работать, а потом чуть-чуть что-то пойдёт не так (ухо зачешется, например), я отвлекусь — и всё спалю! Такое уже было», — вспоминает Дмитрий. 

Сегодня ювелир чаще работает с серебром, а украшения из золота создаёт только на заказ. «Чтобы сделать коллекцию из серебра, мне нужно несколько сотен тысяч — это я ещё могу себе позволить, — поясняет он. — Но я не могу вложить стоимость квартиры и потом ждать, когда вещи купят. Думаю, что когда-нибудь это придёт».

Похоже, вера ювелира в светлое будущее обоснованна: сегодня у него заказы расписаны как минимум до Нового года. «Сяду за верстак и без выходных буду работать до снега, — серьёзно говорит он. — Только надеюсь, что летом смогу пару недель отдохнуть». При этом Дмитрий утверждает, что любимое занятие за 25 лет не превратилось в рутину. «Иначе я бы так много не работал», — скромно улыбается художник.

Фото Ольги Бурлаковой (1, 2, 5–11, 13, 15–18, 23), предоставлены Дмитрием Кузнецовым (3, 4, 12, 14, 19–22)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
30 мая 2017 в 07:44

Спасибо за интересный репортаж, ну а мастеру - мое глубочайшее почтение! Потрясающие работы!

Фото пользователя
30 мая 2017 в 09:44

Посредственные ювелирные украшения.
В основном постмодерн, возможно точная копия оригинала с чего пытается воспроизвести не получается.
Ну, а так ювелирное изделие самая бесполезная вещь в жизни человека, которая на полке пылится, исключение наверное предметы какого-нибудь культа, которым очень часто пользуются.
Дарите лучше близким слиток золота или платины 999,9 пробы, хоть какое-то нормальное вложение, и радость, и долгосрочная инвестиция.

Фото пользователя
30 мая 2017 в 07:07

у меня самого руки растут из известного места. Но представленные работы мастера не впечатлили. "Я бы такие не взяла", но безусловно есть купец на такой товар, но конечно, его намного меньше, чем тут расписывают. И снова ложь - "заказами обеспечен на год вперед" а в статье написано, что до НГ. Поэтому смею полагать, что и многое другое - ложь (не ложь, а клади). Какие перспективы у художника? Найдет работу, и будет ювелиркой лишь калымить, потому что, как видимо, денег это приносит гораздо меньше, чем тут указано. Даже при беглом взгляде вранье в материале нашел, а сколько бы его было если бы покопался глубже? уверен, что нарыл бы.