Все очень условно

В Новосибирской области стало меньше заключенных и преступлений, за которые можно сесть в тюрьму

Посмотреть все фото
В местах лишения свободы Новосибирской области находится 21 200 заключенных. Это при лимите 20 тысяч. По информации ГУФСИН по НСО, еще в 2008-2009 годах их было более 26 тысяч. В 90-х это число приближалось к 40 тысячам. Причин снижения несколько. Те, кто «сидит», были бы не против поработать, но возможность есть далеко не у всех. Правозащитники и бывшие заключенные считают, что труд пошел бы на пользу и отчасти помог бы решить проблему незаконной миграции.
Тенденцию к снижению числа заключенных отметил министр юстиции Александр Коновалов. Выступая в середине августа в Государственной Думе, он назвал цифру 650 тысяч заключенных по всей России. Это против почти миллиона в 2008–2009 г.

В НСО снизилось общее количество преступлений. Статистика, опубликованная на сайте МВД, — 47 934 преступления за январь-октябрь 2011 года, это почти на 16 % меньше, чем в аналогичный период 2010-го.

Одновременно правозащитники отмечают некоторое смягчение приговоров, которые выносят суды. «Увеличение числа приговоров, не связанных с отбыванием наказаний в исправительных учреждениях, действительно есть. В первую очередь это коснулось «экономических» статей, например, мошенничества. Однако качество работы судов оставляет желать лучшего. На него, в частности, влияет и загруженность судов, и закрытость судебной системы» — считает вице-президент региональной общественной организации защиты прав и реабилитации бывших заключенных и ВИЧ-инфицированных Александр Шехтман.

Все очень условно
Чтобы раньше выйти на свободу (если это возможно по закону с учетом тяжести статьи УК), заключенный должен неукоснительно соблюдать порядок отбывания наказания в колонии. Кроме соблюдения режима одним из критериев является «добросовестное отношение к труду». Вот только возможность трудиться, по оценке Александра Шехтмана, имеет едва ли треть заключенных.

«Из аббревиатуры исправительных учреждений после реформы исчезло слово «трудовые». Но те, кто отбывает наказание в колониях в НСО, все равно могут работать на дерево- или металлообработке. Женская колония, например, обеспечена госзаказом на швейное производство. Наши заключенные полностью обеспечивают себя продуктами питания, за исключением, пожалуй, картофеля и свеклы. Есть несколько заказов от частных предпринимателей» — поведал начальник пресс-службы ГУФСИН по НСО, подполковник внутренней службы Денис Винокуров.

Размер оплаты труда заключенных в среднем, по словам Дениса Винокурова, укладывается в пределы МРОТ, который в этом году в России составляет 4611 руб.

Ситуация в Новосибирских колониях спокойная. Вспышек насилия или волнений сотрудники ГУФСИН не отмечали. Возможно, сказалось отделение в 2010 году тех, кто сидит впервые, от осужденных не в первый раз. Правда, по мнению эксперта Александра Шехтмана, от разделения пострадали родственники заключенных: «Вместо того чтобы развести разных людей внутри колоний, система выделила для «первоходок» отдельную зону. Находится она в Тогучинском районе. И теперь родственникам приходится тратить время и силы, чтобы ездить туда. А те, кто сидит по второму и более разу, находятся в городе и рядом с ним».

Все очень условно
Новосибирские заключенные могли бы конкурировать на рынке труда с приезжими из Таджикистана, Киргизии и Казахстана. Квалификация рабочей силы приблизительно совпадает. «Я проводил анализ качества работы заключенных во многих регионах и установил, что, например, здания, построенные заключенными, лучше отвечают требованиям сейсмоустойчивости. Единственное, что необходимо реализовать, это систему охраны заключенных, как это когда-то было в СССР. На строительных объектах это реализовать несложно», — считает Александр Шехтман.

Решить эту проблему, возможно, помогут специальные браслеты для аудиовизуального контроля за лицами, приговоренными к ограничению свободы. Устройства дорогие — 200 тыс. руб. за комплект. Пока ГУФСИН в нашем регионе получило только 35 штук, но в будущем, по мнению начальника ГУФСИН России по НСО Константина Березнева, электронные браслеты можно будет надевать на поселенцев или приговоренных к принудительным работам. Суды НСО тоже готовы назначать в качестве наказания жизнь с «браслетом». Они делали бы это раньше, но у ГУФСИН не было оборудования.

Председатель правления новосибирского отделения Союза архитекторов России Игорь Поповский рассказал, что «зеки» строили и жилые дома на Вокзальной магистрали напротив ЦУМа, и дома в «Снегирях», и здание Сибирского кадрового института, и многое другое.

Качество этих сооружений оценивается как высокое. «В народе даже ходил анекдот, что у нас все мастеровые люди «сидят» и потому качество хорошее. Меня в этом вопросе всегда смущала одна вещь — людей наказывали принудительным трудом. А труд не может быть наказанием. Именно оторванность от свободного труда, свободного творчества, ограничение свободы должно быть наказанием. Есть большое искушение — использовать труд заключенных. Мне кажется, к этому надо подходить очень осторожно», — заметил Игорь Поповский.


Сергей Стюард
Фото vasi.net (1), Анны Наумцевой (2, 3)

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено