6 июля понедельник
СЕЙЧАС +22°С

«Разбитый, грязный и нищий город где-то в Сибири» (фоторепортаж)

Диджей из Берлина устроил вечеринку в подворотне в центре Новосибирска

Поделиться

Встреча с Ульрихом Гутмайром и вечеринка Steh auf Berlin — заключительная часть большого проекта новосибирского Гёте-Института «Гениальные дилетанты», включавшего выставку в Художественном музее (фото-, аудио- и видеоинсталляции, посвященные быту и нравам берлинских панков, и диким творческим путям Einst&#252;rzende Neubauten, Deutsch Amerikanische Freundschaft и пр. — подробнее в <a href='http://afisha.ngs.ru/news/more/2173892/' target='_blank'>фоторепортаже НГС.АФИША</a>), лекции, концерты-квартирники и т.д. Экспонаты выставки теперь поедут в Лос-Анджелес — Новосибирск стал единственным увидевшим их городом РФ.

Встреча с Ульрихом Гутмайром и вечеринка Steh auf Berlin — заключительная часть большого проекта новосибирского Гёте-Института «Гениальные дилетанты», включавшего выставку в Художественном музее (фото-, аудио- и видеоинсталляции, посвященные быту и нравам берлинских панков, и диким творческим путям Einstürzende Neubauten, Deutsch Amerikanische Freundschaft и пр. — подробнее в фоторепортаже НГС.АФИША), лекции, концерты-квартирники и т.д. Экспонаты выставки теперь поедут в Лос-Анджелес — Новосибирск стал единственным увидевшим их городом РФ.

В крошечный ЛПШБР набилась толпа, видимо, берлинофилов (звучали вопросы типа «Скажите, каково было вам, баварцу, познакомиться с берлинским юмором?»).

В крошечный ЛПШБР набилась толпа, видимо, берлинофилов (звучали вопросы типа «Скажите, каково было вам, баварцу, познакомиться с берлинским юмором?»).

Ульрих Гутмайр (на фото — справа) прочитал на немецком отрывок из своей книги, посвященной клубной культуре Берлина после падения стены (публике раздали подстрочник), а потом артист театра Афанасьева Артем Свиряков (на фото — слева) прочитал другой отрывок в переводе на русский.

Ульрих Гутмайр (на фото — справа) прочитал на немецком отрывок из своей книги, посвященной клубной культуре Берлина после падения стены (публике раздали подстрочник), а потом артист театра Афанасьева Артем Свиряков (на фото — слева) прочитал другой отрывок в переводе на русский.

Любителям (нынче вообще многими любимого) города Берлина действительно было любопытно и трогательно слушать пересыпанную длинными шипящими топонимами, сильно измучившими новосибирского актера, хронику того, как из двух незнакомых и враждебных друг другу городов вдруг за одну ночь в 1989 году образовался новый город, как богемная жизнь из западной части захлестнула до этого темную по ночам восточную, и как некоторые жители ФРГ недовольно удивлялись возвращению столицы из Бонна в «находящийся чуть ли не в Сибири разбитый, грязный и нищий Берлин».

Любителям (нынче вообще многими любимого) города Берлина действительно было любопытно и трогательно слушать пересыпанную длинными шипящими топонимами, сильно измучившими новосибирского актера, хронику того, как из двух незнакомых и враждебных друг другу городов вдруг за одну ночь в 1989 году образовался новый город, как богемная жизнь из западной части захлестнула до этого темную по ночам восточную, и как некоторые жители ФРГ недовольно удивлялись возвращению столицы из Бонна в «находящийся чуть ли не в Сибири разбитый, грязный и нищий Берлин».

Культовые ночные заведения новорожденного Берлина, описания которых читает господин Гутмайр, не имели ничего общего с пожарными или санитарными нормами. «Протанцевав час, замечаешь, что сверху начинает капать пот, сконденсировавшийся на низком подвальном потолке», — описывается клуб в подвале «Тахелес» — захваченного свободными художниками полуразрушенного здания, откуда собственники золотой земли в центре 20 лет пытались ласково выманить постояльцев, — это анархическое место успело стать официальной достопримечательностью и перестало существовать только недавно. На фото: фрагмент фасада «Тахелес».

Культовые ночные заведения новорожденного Берлина, описания которых читает господин Гутмайр, не имели ничего общего с пожарными или санитарными нормами. «Протанцевав час, замечаешь, что сверху начинает капать пот, сконденсировавшийся на низком подвальном потолке», — описывается клуб в подвале «Тахелес» — захваченного свободными художниками полуразрушенного здания, откуда собственники золотой земли в центре 20 лет пытались ласково выманить постояльцев, — это анархическое место успело стать официальной достопримечательностью и перестало существовать только недавно. На фото: фрагмент фасада «Тахелес».

Название вечеринки Steh auf Berlin («Вставай, Берлин») в первую очередь ассоциируется с названием композиции «гениальных дилетантов» Einst&#252;rzende Neubauten, в которой ведущая или по крайней мере самая запоминающаяся партия — у электродрели. Но на вечеринке в ЛПШБР вставший за вертушки Ульрих Гутмайр, разумеется, играет совсем другую музыку: веселую мешанину из старой и нестарой немецкой электроники и самой неожиданной дичи типа Псоя Короленко «Эти люли да люли, они как сладкие пилюли, для идейно отсталых дурачков, а мы, мы смотрим на мир без розовых очков, но и без черных упадочных очков».

Название вечеринки Steh auf Berlin («Вставай, Берлин») в первую очередь ассоциируется с названием композиции «гениальных дилетантов» Einstürzende Neubauten, в которой ведущая или по крайней мере самая запоминающаяся партия — у электродрели. Но на вечеринке в ЛПШБР вставший за вертушки Ульрих Гутмайр, разумеется, играет совсем другую музыку: веселую мешанину из старой и нестарой немецкой электроники и самой неожиданной дичи типа Псоя Короленко «Эти люли да люли, они как сладкие пилюли, для идейно отсталых дурачков, а мы, мы смотрим на мир без розовых очков, но и без черных упадочных очков».

НГС.АФИША попросила пришедших в ЛПШБР представить, как потомки лет через 20–30 будут представлять себе идеальную вечеринку нас сегодняшних.

НГС.АФИША попросила пришедших в ЛПШБР представить, как потомки лет через 20–30 будут представлять себе идеальную вечеринку нас сегодняшних.

<b>Филипп Крикунов, куратор галереи SoMА:</b> «На улице должно быть очень холодно, чтобы дома было уютнее. Пьют на ней какое-нибудь пиво новосибирской пивоварни (<i>Смеется.</i>) Да нет, самое важное — это люди. Например, приезжает из Москвы мой замечательный друг-поэт, и когда он приезжает, мы всю ночь разговариваем и это, наверное, лучшая вечеринка. Либо такая вечеринка как после выставки "Гениальные дилетанты", когда к нам Феликс Кубин (<i>экспериментальный электронщик из Германии, давший концерт в «Рок Сити» в рамках «Гениальных дилетантов». — Е.П.</i>) в гости заскочил и мы слушали "Владимирский Централ". Обязательно должны быть разговоры про искусство. Все эти споры, все драки, все эти решения вопроса, кто такой настоящий художник».

Филипп Крикунов, куратор галереи SoMА: «На улице должно быть очень холодно, чтобы дома было уютнее. Пьют на ней какое-нибудь пиво новосибирской пивоварни (Смеется.) Да нет, самое важное — это люди. Например, приезжает из Москвы мой замечательный друг-поэт, и когда он приезжает, мы всю ночь разговариваем и это, наверное, лучшая вечеринка. Либо такая вечеринка как после выставки "Гениальные дилетанты", когда к нам Феликс Кубин (экспериментальный электронщик из Германии, давший концерт в «Рок Сити» в рамках «Гениальных дилетантов». — Е.П.) в гости заскочил и мы слушали "Владимирский Централ". Обязательно должны быть разговоры про искусство. Все эти споры, все драки, все эти решения вопроса, кто такой настоящий художник».

<b>Вячеслав, программист:</b> «Это что-то андерграундное с полуподвальными помещениями, со странными людьми, непохожими друг на друга, со странной немейнстримовой музыкой. Какой-нибудь андерграундный пост-панк, пост-рок. Что-то такое, что ценят не так много людей. Из того, что здесь бывает, — "Пустота", которая была в "Траве" (<i>фестиваль новой сибирской музыки в октябре 2014 года. — Е.П.</i>), была по сибирским меркам очень даже неплохой. Сейчас в Новосибирске есть кого послушать, относительный музыкальный подъем в Сибири есть. Например, Ploho, "Цайзер Orchestra", томские "Убийцы"».

Вячеслав, программист: «Это что-то андерграундное с полуподвальными помещениями, со странными людьми, непохожими друг на друга, со странной немейнстримовой музыкой. Какой-нибудь андерграундный пост-панк, пост-рок. Что-то такое, что ценят не так много людей. Из того, что здесь бывает, — "Пустота", которая была в "Траве" (фестиваль новой сибирской музыки в октябре 2014 года. — Е.П.), была по сибирским меркам очень даже неплохой. Сейчас в Новосибирске есть кого послушать, относительный музыкальный подъем в Сибири есть. Например, Ploho, "Цайзер Orchestra", томские "Убийцы"».

<b>Анна, тату-мастер:</b> «Я бы оставила потомкам описание ЛПШБР — очень уютный уголочек, куда люди идут за качественной музыкой. Очень хорош "113", куда идут за весельем и общением, Friends — куда идут за качественными коктейлями. И сейчас лето и хорошую электронную музыку — которой я фанатка — можно получить на различных рейвах. Том же самом SunVibes».

Анна, тату-мастер: «Я бы оставила потомкам описание ЛПШБР — очень уютный уголочек, куда люди идут за качественной музыкой. Очень хорош "113", куда идут за весельем и общением, Friends — куда идут за качественными коктейлями. И сейчас лето и хорошую электронную музыку — которой я фанатка — можно получить на различных рейвах. Том же самом SunVibes».

<b>Ксения и Анна, архитекторы:</b> «Знаю, что в Академгородке регулярно проводятся всякие квартирники, полухипповские, люди играют на всяких укулеле, поют… Ой, а пару лет назад в мебельном цехе проводились неплохие вечеринки для друзей друзей и друзей друзей друзей — собиралась пара сотен людей. Но сейчас все заглохло. Есть еще всякие полуандеграундные места — тот же ЛПШБР, а еще раньше были "Сло-ва"».

Ксения и Анна, архитекторы: «Знаю, что в Академгородке регулярно проводятся всякие квартирники, полухипповские, люди играют на всяких укулеле, поют… Ой, а пару лет назад в мебельном цехе проводились неплохие вечеринки для друзей друзей и друзей друзей друзей — собиралась пара сотен людей. Но сейчас все заглохло. Есть еще всякие полуандеграундные места — тот же ЛПШБР, а еще раньше были "Сло-ва"».

<b>Зураб, «старый диджей, начинающий татуировщик»:</b> «Twiggy! Играет фрик-музыка. Жесткий микс из Киркорова, Blur, Дэвида Боуи, немного "Зверей". Все танцуют, веселятся, разговаривают. Яркие люди, в тату, в конверсах, клетчатых рубашках, с поясными сумками, куча пирсинга».

Зураб, «старый диджей, начинающий татуировщик»: «Twiggy! Играет фрик-музыка. Жесткий микс из Киркорова, Blur, Дэвида Боуи, немного "Зверей". Все танцуют, веселятся, разговаривают. Яркие люди, в тату, в конверсах, клетчатых рубашках, с поясными сумками, куча пирсинга».

<b>Василина, работник благотворительного фонда:</b> «Это должно быть что-то в месте типа такого. Там всё должно быть обшарпанное, кирпичные стены. Там должна быть музыка либо нарочито нелепая, совсем какие-нибудь "Руки вверх!" либо что-то бесструктурное. Трудно описывать, на самом деле, потому что я разрываюсь между реальностью, которая не очень хороша, и тем, как должно быть. Обычно-то в основном просто все пьют и очень много детей или очень много девушек, очень накрашенных и очень напряженных. А в идеале хотелось бы, чтобы была очень дружелюбная атмосфера и люди в более интересных нарядах, карнавальных».

Василина, работник благотворительного фонда: «Это должно быть что-то в месте типа такого. Там всё должно быть обшарпанное, кирпичные стены. Там должна быть музыка либо нарочито нелепая, совсем какие-нибудь "Руки вверх!" либо что-то бесструктурное. Трудно описывать, на самом деле, потому что я разрываюсь между реальностью, которая не очень хороша, и тем, как должно быть. Обычно-то в основном просто все пьют и очень много детей или очень много девушек, очень накрашенных и очень напряженных. А в идеале хотелось бы, чтобы была очень дружелюбная атмосфера и люди в более интересных нарядах, карнавальных».

Елена Полякова
Фото Анны Золотовой, фото 5 — автора

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!