21 ноября четверг
СЕЙЧАС -25°С

Колония плохих водителей (фоторепортаж)

Жизнь колонии-поселения, где сидят виновники самых громких и смертельных новосибирских ДТП — им нельзя есть по ночам и пользоваться телефонами

Поделиться

Справка: «В колониях-поселениях осужденные к лишению свободы содержатся без охраны, но под надзором администрации колонии-поселения; в часы от подъема до отбоя пользуются правом свободного передвижения в пределах колонии-поселения; с разрешения администрации колонии-поселения могут передвигаться без надзора вне колонии-поселения, но в пределах муниципального образования, на территории которого расположена колония-поселение, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы либо в связи с обучением; могут иметь при себе деньги и ценные вещи; пользуются деньгами без ограничения; получают посылки, передачи и бандероли; могут иметь свидания без ограничения их количества; проживают, как правило, в специально предназначенных для них общежитиях. Осужденным, не допускающим нарушений установленного порядка отбывания наказания и имеющим семьи, по постановлению начальника колонии-поселения может быть разрешено проживание со своими семьями на арендованной или собственной жилой площади, находящейся в пределах колонии-поселения или муниципального образования, на территории которого расположена колония-поселение». (Ст. 129 Уголовно-исполнительного кодекса РФ)

Участки колонии-поселения есть при нескольких исправительных учреждениях Новосибирской области. Полноценная — одна, в Колывани. Еще несколько лет назад колония № 22 имела статус особо строгой. Сейчас в ней содержатся около 360 человек, из них 122 — по статье 264 УК РФ («Нарушение ПДД, повлекшее…»). Семь из них — женщины.

Участки колонии-поселения есть при нескольких исправительных учреждениях Новосибирской области. Полноценная — одна, в Колывани. Еще несколько лет назад колония № 22 имела статус особо строгой. Сейчас в ней содержатся около 360 человек, из них 122 — по статье 264 УК РФ («Нарушение ПДД, повлекшее…»). Семь из них — женщины.

Начальник колонии Артем Евсеенко рассказывает: из-за того, что сроки у осужденных маленькие — от 2 дней, — за год через поселение проходят около 1500 человек. В основном это алиментщики, встречаются впервые осужденные за кражи, избиения и прочие преступления средней тяжести.

Начальник колонии Артем Евсеенко рассказывает: из-за того, что сроки у осужденных маленькие — от 2 дней, — за год через поселение проходят около 1500 человек. В основном это алиментщики, встречаются впервые осужденные за кражи, избиения и прочие преступления средней тяжести.

В колонии-поселении нет вооруженной охраны — но обнесенная по периметру старым забором с колючей проволокой деревня для преступников все равно производит гнетущее впечатление. Выходить за территорию — например, в магазин, или на работу в одно из местных предприятий, где производят бутылки, — можно по согласованию с начальником. В колонии разрешено хождение денег, но запрещены мобильники, компьютеры и любая электроника, кроме телевизора по вечерам.

В колонии-поселении нет вооруженной охраны — но обнесенная по периметру старым забором с колючей проволокой деревня для преступников все равно производит гнетущее впечатление. Выходить за территорию — например, в магазин, или на работу в одно из местных предприятий, где производят бутылки, — можно по согласованию с начальником. В колонии разрешено хождение денег, но запрещены мобильники, компьютеры и любая электроника, кроме телевизора по вечерам.

На территории колонии когда-то был кирпичный завод — сейчас часть корпусов ремонтируют и превращают в рабочие площадки, другие тихо разваливаются, зияя пустыми окнами.

На территории колонии когда-то был кирпичный завод — сейчас часть корпусов ремонтируют и превращают в рабочие площадки, другие тихо разваливаются, зияя пустыми окнами.

По закону, осужденные обязаны трудиться, однако трудоустроить всех не получается, рабочих мест не хватает. В одном из бывших корпусов кирзавода фасуют стиральный порошок — его производят тоже заключенные, но в цехе за территорией поселения. Снимать упаковку порошка запретили, заметив, что это недорогая бытовая химия, которая продается в «Магните», «Ленте» и прочих магазинах.

По закону, осужденные обязаны трудиться, однако трудоустроить всех не получается, рабочих мест не хватает. В одном из бывших корпусов кирзавода фасуют стиральный порошок — его производят тоже заключенные, но в цехе за территорией поселения. Снимать упаковку порошка запретили, заметив, что это недорогая бытовая химия, которая продается в «Магните», «Ленте» и прочих магазинах.

В молочном цехе при колонии делают молоко, масло и творог. Трудятся здесь в основном осужденные на длительные сроки — в том числе водители, сбившие насмерть человека. Технолог цеха заметила: попавшие в колонию водители стараются работать без замечаний, чтобы заслужить привилегию. За 11 месяцев безупречной работы без замечаний дают отпуск — на 13 дней можно съездить к семье.

В молочном цехе при колонии делают молоко, масло и творог. Трудятся здесь в основном осужденные на длительные сроки — в том числе водители, сбившие насмерть человека. Технолог цеха заметила: попавшие в колонию водители стараются работать без замечаний, чтобы заслужить привилегию. За 11 месяцев безупречной работы без замечаний дают отпуск — на 13 дней можно съездить к семье.

Произведенное молоко в продажу не поступает — его развозят по колониям области. Делают это тоже заключенные: машина с водителем-надзирателем и грузчиком-осужденным раз в несколько дней отправляется в Новосибирск с партией молока.

Произведенное молоко в продажу не поступает — его развозят по колониям области. Делают это тоже заключенные: машина с водителем-надзирателем и грузчиком-осужденным раз в несколько дней отправляется в Новосибирск с партией молока.

Денис (справа) и Максим попали в колонию за ДТП, в которых погибли люди. «Так-то в принципе я знал по рассказам знакомых, как в колонии-поселении. Считаю ли я это наказанием? В какой-то мере да. Я уже два и девять здесь; в принципе, с одной стороны — привык. С другой стороны — вдали от семьи, конечно, сурово», — рассказал Максим. Денис добавил: он еще до суда знал, что попадет в колонию. «В моем случае было трудно надеяться на условное. Виноваты — надо [отвечать]», — вздохнул он.

Денис (справа) и Максим попали в колонию за ДТП, в которых погибли люди. «Так-то в принципе я знал по рассказам знакомых, как в колонии-поселении. Считаю ли я это наказанием? В какой-то мере да. Я уже два и девять здесь; в принципе, с одной стороны — привык. С другой стороны — вдали от семьи, конечно, сурово», — рассказал Максим. Денис добавил: он еще до суда знал, что попадет в колонию. «В моем случае было трудно надеяться на условное. Виноваты — надо [отвечать]», — вздохнул он.

Технолог производства чуть позже рассказала: «Они на самом деле скромные. Максим сперва очень сильно переживал, у него очень большой срок — 5 с лишним лет. Первое время он говорил, что зря вообще в этом ДТП выжил». Самое сложное для водителей, признают сотрудники колонии, — попасть за решетку: «Они же обычные люди, с семьями, работой. И вдруг попадают в совершенно другой для них мир. Тяжело, конечно».

Технолог производства чуть позже рассказала: «Они на самом деле скромные. Максим сперва очень сильно переживал, у него очень большой срок — 5 с лишним лет. Первое время он говорил, что зря вообще в этом ДТП выжил». Самое сложное для водителей, признают сотрудники колонии, — попасть за решетку: «Они же обычные люди, с семьями, работой. И вдруг попадают в совершенно другой для них мир. Тяжело, конечно».

В месяц работающий обитатель колонии может заработать до 9–10 тыс. руб. — из этих денег вычитают плату за электричество, еду и прочие расходы. Многие с них же выплачивают установленный судом ущерб. Около 90 осужденных работами не заняты вообще — в основном по состоянию здоровья или по возрасту. Однако 2 часа в неделю они все равно обязаны бесплатно отработать на благо колонии. Зимой чистят снег, летом облагораживают территорию.

В месяц работающий обитатель колонии может заработать до 9–10 тыс. руб. — из этих денег вычитают плату за электричество, еду и прочие расходы. Многие с них же выплачивают установленный судом ущерб. Около 90 осужденных работами не заняты вообще — в основном по состоянию здоровья или по возрасту. Однако 2 часа в неделю они все равно обязаны бесплатно отработать на благо колонии. Зимой чистят снег, летом облагораживают территорию.

К услугам безработных днем открыт местный Дом культуры с библиотекой, здесь же репетирует местный ансамбль заключенных. Вокальная группа, признается начальник Евсеенко, понемногу распадается — когда-то в нее набирали людей с большими сроками, половина уже успела освободиться.

К услугам безработных днем открыт местный Дом культуры с библиотекой, здесь же репетирует местный ансамбль заключенных. Вокальная группа, признается начальник Евсеенко, понемногу распадается — когда-то в нее набирали людей с большими сроками, половина уже успела освободиться.

Запреты есть даже в библиотеке: нельзя читать литературу на иностранном языке, книги по боевым искусствам, об оружии, экстремистскую литературу, а также книги по психологии. «У людей и так стрессовая ситуация — а им еще в психологию залазить… Многие психологи так пишут, знаете, что аж повеситься охота, пока читаешь», — поясняют сотрудники колонии.

Запреты есть даже в библиотеке: нельзя читать литературу на иностранном языке, книги по боевым искусствам, об оружии, экстремистскую литературу, а также книги по психологии. «У людей и так стрессовая ситуация — а им еще в психологию залазить… Многие психологи так пишут, знаете, что аж повеситься охота, пока читаешь», — поясняют сотрудники колонии.

Чаще всего, признались дежурные по библиотеке осужденные, берут почитать фэнтези. Книги быстро зачитывают, и их приходится списывать — поэтому, признался Артем Евсеенко, колония рада принимать не входящие в список запретных книги от населения.

Чаще всего, признались дежурные по библиотеке осужденные, берут почитать фэнтези. Книги быстро зачитывают, и их приходится списывать — поэтому, признался Артем Евсеенко, колония рада принимать не входящие в список запретных книги от населения.

В колонии всерьез обижаются, когда общежития осужденных называют бараками. Больше всего они напоминают армейскую казарму. Отбой в 22:00, подъем и построение на улице — в 6 утра. Курить можно только на улице, после отбоя выход из общежития запрещен. С 22:00 любые перемещения запрещены — за этим через видеокамеры следят надзиратели. Исключение — походы в туалет: судя по запаху, из-за отсутствия здесь видеокамер, курение в туалетах администрации победить пока не удалось.

В колонии всерьез обижаются, когда общежития осужденных называют бараками. Больше всего они напоминают армейскую казарму. Отбой в 22:00, подъем и построение на улице — в 6 утра. Курить можно только на улице, после отбоя выход из общежития запрещен. С 22:00 любые перемещения запрещены — за этим через видеокамеры следят надзиратели. Исключение — походы в туалет: судя по запаху, из-за отсутствия здесь видеокамер, курение в туалетах администрации победить пока не удалось.

До отбоя можно пользоваться кухней (однако приготовленное нужно тут же съедать, не храня). В женском общежитии, рассказали сотрудники колонии, все время готовят что-то вкусное и «постоянно моются». Отношения в отряде натянутые: «Где ж вы женщин-то дружных в одном месте в таком количестве найдете», — усмехнулся начальник колонии. Общение с живущими по соседству за забором мужчинами запрещено — однако романы, признались в колонии, иногда случаются.

До отбоя можно пользоваться кухней (однако приготовленное нужно тут же съедать, не храня). В женском общежитии, рассказали сотрудники колонии, все время готовят что-то вкусное и «постоянно моются». Отношения в отряде натянутые: «Где ж вы женщин-то дружных в одном месте в таком количестве найдете», — усмехнулся начальник колонии. Общение с живущими по соседству за забором мужчинами запрещено — однако романы, признались в колонии, иногда случаются.

«Нормальные условия у нас. У меня в армии хуже было, и питание — раз в 100 хуже», — вспомнил Евсеенко. Время от времени, признался он, все же жалуются на условия содержания: «Кто на что», — обтекаемо сформулировал он.

«Нормальные условия у нас. У меня в армии хуже было, и питание — раз в 100 хуже», — вспомнил Евсеенко. Время от времени, признался он, все же жалуются на условия содержания: «Кто на что», — обтекаемо сформулировал он.

В общежитиях, добавляют надзиратели, постоянно приходится «приучать к порядку» — женщины живут аккуратнее, но и среди них много нерях. Единственная кошка колонии (ей специально завели документы и официально поставили на довольствие, но ее имя узнать у надзирателей не удалось) при этом живет почему-то в мужском отряде.

В общежитиях, добавляют надзиратели, постоянно приходится «приучать к порядку» — женщины живут аккуратнее, но и среди них много нерях. Единственная кошка колонии (ей специально завели документы и официально поставили на довольствие, но ее имя узнать у надзирателей не удалось) при этом живет почему-то в мужском отряде.

Из почти 360 человек всего трое, по согласованию с начальником колонии, живут за пределами поселения. Все трое — осужденные-дэтэпэшники. Один из них стал инвалидом в ДТП, еще одна женщина получила разрешение на жизнь вне колонии, потому что ухаживает за больным ребенком. За пределами поселения до недавних пор жила и скандально известная Анна Степанова, устроившая ДТП с 3 погибшими и 4 пострадавшими во время игры в Encounter в октябре 2007 года. Однако после того как выяснилось, что она без ведома надзирателя уехала из Колывани и вернулась в Новосибирск, Степанову вернули в периметр. На кухне в женском блоке авторы обнаружили надпись, что Степанова — ответственная за мультиварку. Для самой колонии, дали понять в администрации, этот скандал никаких последствий не имел.

Из почти 360 человек всего трое, по согласованию с начальником колонии, живут за пределами поселения. Все трое — осужденные-дэтэпэшники. Один из них стал инвалидом в ДТП, еще одна женщина получила разрешение на жизнь вне колонии, потому что ухаживает за больным ребенком. За пределами поселения до недавних пор жила и скандально известная Анна Степанова, устроившая ДТП с 3 погибшими и 4 пострадавшими во время игры в Encounter в октябре 2007 года. Однако после того как выяснилось, что она без ведома надзирателя уехала из Колывани и вернулась в Новосибирск, Степанову вернули в периметр. На кухне в женском блоке авторы обнаружили надпись, что Степанова — ответственная за мультиварку. Для самой колонии, дали понять в администрации, этот скандал никаких последствий не имел.

Остальным же приходится отбывать наказание в условиях, максимально приближенных к тюремным: двери, которые никогда не открываются по две сразу, обилие колючей проволоки и замков, одинаковая форма и строгий распорядок дня, отклонение от которого считается нарушением режима со всеми вытекающими.

Остальным же приходится отбывать наказание в условиях, максимально приближенных к тюремным: двери, которые никогда не открываются по две сразу, обилие колючей проволоки и замков, одинаковая форма и строгий распорядок дня, отклонение от которого считается нарушением режима со всеми вытекающими.

Как показалось корреспондентам НГС.НОВОСТИ, назвать вольной жизнь, в которой на каждое движение нужно спрашивать разрешение (без надежды его получить), может либо неисправимый оптимист, либо тот, кому есть с чем сравнивать, имея опыт пребывания за решеткой до того, как 22-я колония потеряла статус «особо строгого режима».

Как показалось корреспондентам НГС.НОВОСТИ, назвать вольной жизнь, в которой на каждое движение нужно спрашивать разрешение (без надежды его получить), может либо неисправимый оптимист, либо тот, кому есть с чем сравнивать, имея опыт пребывания за решеткой до того, как 22-я колония потеряла статус «особо строгого режима».

Александр Агафонов
Фото Татьяны Кривенко

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Посетитель № 13
5 мар 2015 в 00:58

Статья - повод задуматься тем, кто постоянно комментирует на форуме приговоры ДТП-пшникам - дескать, поселение - почти курорт, а судить ДТП-шников предлагает как убийц, то ли всерьез, то ли надуманно уверяя, что они ничем от них не отличаются. Как адвокат могу рассказать, что дтп-шники - самые обычные люди, бесконечно в массе своей далекие от криминала и не больше нас с вами хотевшие чей-то смерти. Сравнивать их с теми, кто умышленно лишил жизни другого человека - демонстрировать собственную глупость. Увы, любой, кто сидит за рулем - потенциальный "клиент" колонии-поселения.

Snow Queen
5 мар 2015 в 00:32

Мне не жаль этих людей, как ни странно. Вспоминаю нашумевшие истории с гибелью детей в результате водительских "промахов" - и сердце кровью обливается. Шапошно знаю одну такую семью - их счастливая жизнь рухнула в один миг из-за того, что кто-то не соблюдал скоростной режим и дорожные условия (зима, гололед, резкий поворот). Там по-моему виновник даже не наказан до сих пор, ну да бог ему судья, видимо кто-то может жить и с этим грузом (почему-то всегда в этом месте вспоминаю Раскольникова, который не смог жить без наказания, пошел да и повинился - но времена меняются, сегодня совесть не столь в цене).
Лучше опоздать, заработать меньше денег (касаемо автобусов), не садиться за руль после вечеринки, но ни в коем случае не менять свое "авось" на детскую жизнь.

Ничего личного
5 мар 2015 в 01:00

"Самое сложное для водителей, признают сотрудники колонии, — попасть за решетку: «Они же обычные люди, с семьями, работой. И вдруг попадают в совершенно другой для них мир".

А каково родственникам погибших? У них тоже был свой мир, которого в одночасье не стало. Я не оптимист, но смею предположить, что лучше отсидеть несколько лет, чем навсегда потерять близкого человека.