6 июня суббота
СЕЙЧАС +14°С

Трущобы ХХI века

Самые страшные и непригодные для жизни бараки Новосибирска — их обитатели умудряются жить без отопления, туалета и воды

Поделиться

Почти в каждом районе Новосибирска стоят двух-трехэтажные деревянные бараки, которым уже без малого по 100 лет, но где до сих пор живут люди, надеясь, что их когда-нибудь все же расселят, — живут порой без отопления, нормальной канализации и пригодной воды.

Почти в каждом районе Новосибирска стоят двух-трехэтажные деревянные бараки, которым уже без малого по 100 лет, но где до сих пор живут люди, надеясь, что их когда-нибудь все же расселят, — живут порой без отопления, нормальной канализации и пригодной воды.

Бывший кузнец Николай Одеков, живущий с 1978 года в мансарде дома по адресу ул. Тихвинская, 15 (барак построен в конце 30-х годов), показывает, где протекала крыша и где он подставил палку, чтобы не рухнул потолок. Заявления о текущей кровле он несколько лет регулярно носил в местное ЖЭУ.

Бывший кузнец Николай Одеков, живущий с 1978 года в мансарде дома по адресу ул. Тихвинская, 15 (барак построен в конце 30-х годов), показывает, где протекала крыша и где он подставил палку, чтобы не рухнул потолок. Заявления о текущей кровле он несколько лет регулярно носил в местное ЖЭУ.

«Осторожно, наклоняйтесь… Как-то приходил депутат — такой же ростом, может, чуть пониже вас. Заходит и наклоняется. И говорит, мол, в этом доме жить можно. А я ему: чего, мол, наклоняешься тогда? Заходи прямо, не наклоняйся», — улыбается Николай Владимирович.

«Осторожно, наклоняйтесь… Как-то приходил депутат — такой же ростом, может, чуть пониже вас. Заходит и наклоняется. И говорит, мол, в этом доме жить можно. А я ему: чего, мол, наклоняешься тогда? Заходи прямо, не наклоняйся», — улыбается Николай Владимирович.

«Это еще ничего, подо мной квартира — так там унитаз практически провалился», — рассказывает хозяин комнаты на крыше. В 1975 году жители писали в Москву депутату-космонавту Терешковой и получили ответ, что данного дома не существует, а вместо него построен плавательный бассейн. «Вот мы и плаваем. Тем более стоит дом на голой земле без фундамента», — смеется пенсионер.

«Это еще ничего, подо мной квартира — так там унитаз практически провалился», — рассказывает хозяин комнаты на крыше. В 1975 году жители писали в Москву депутату-космонавту Терешковой и получили ответ, что данного дома не существует, а вместо него построен плавательный бассейн. «Вот мы и плаваем. Тем более стоит дом на голой земле без фундамента», — смеется пенсионер.

Когда на кухне начал течь кран, вызванные сантехники ничего не смогли сделать — вентили открутить было невозможно. Можно было поменять все вместе с трубой, но это сантехники без оплаты делать не стали. Пришлось к крану прикрутить бутылку, чтобы вода не стучала по раковине… Единственный плюс дома — постоянно горячие батареи.

Когда на кухне начал течь кран, вызванные сантехники ничего не смогли сделать — вентили открутить было невозможно. Можно было поменять все вместе с трубой, но это сантехники без оплаты делать не стали. Пришлось к крану прикрутить бутылку, чтобы вода не стучала по раковине… Единственный плюс дома — постоянно горячие батареи.

Время в таких домах, кажется, просто останавливается. Барак по адресу Тихвинская, 15 на расселении стоит, по словам Николая Одекова, уже с середины 70-х годов прошлого века. А расселять его начали в начале октября 2014-го. Корреспонденты НГС.НОВОСТИ снимали этот репортаж буквально накануне долгожданного события.

Время в таких домах, кажется, просто останавливается. Барак по адресу Тихвинская, 15 на расселении стоит, по словам Николая Одекова, уже с середины 70-х годов прошлого века. А расселять его начали в начале октября 2014-го. Корреспонденты НГС.НОВОСТИ снимали этот репортаж буквально накануне долгожданного события.

«Разве не ясно, что это опасно!». Плакат МЧС на доме, где во время дождей рядом со свисающими люстрами в течение нескольких лет с потолков лилась вода, выглядит цинично. За проживание в этом доме в однокомнатной квартире Николай Владимирович платил квартплату порядка 4 тыс. руб.

«Разве не ясно, что это опасно!». Плакат МЧС на доме, где во время дождей рядом со свисающими люстрами в течение нескольких лет с потолков лилась вода, выглядит цинично. За проживание в этом доме в однокомнатной квартире Николай Владимирович платил квартплату порядка 4 тыс. руб.

Многострадальный барак по адресу 2-й пер. Римского-Корсакова, 8, который в прошлом году пережил прорыв трубы с кипятком, наполовину сгорел (поджигателя так и не нашли), а в конце сентября этого года его затопило канализацией. На восстановление левой половины дома муниципалитет, по словам жильцов, потратил порядка 7 млн руб.

Многострадальный барак по адресу 2-й пер. Римского-Корсакова, 8, который в прошлом году пережил прорыв трубы с кипятком, наполовину сгорел (поджигателя так и не нашли), а в конце сентября этого года его затопило канализацией. На восстановление левой половины дома муниципалитет, по словам жильцов, потратил порядка 7 млн руб.

В подъезде (во втором — не горевшем и не затопленном) некрасивые стены жильцы украсили картинами, декоративной чеканкой из далеких 70-х и изображением иконы святого Владимира. Который, как известно, является покровителем России и также считается патроном всех убийц. В бараке, как и во многих других, живут в том числе бывшие зеки.

В подъезде (во втором — не горевшем и не затопленном) некрасивые стены жильцы украсили картинами, декоративной чеканкой из далеких 70-х и изображением иконы святого Владимира. Который, как известно, является покровителем России и также считается патроном всех убийц. В бараке, как и во многих других, живут в том числе бывшие зеки.

В первом подъезде стены красивее, но зато дышать опасно: запах посильнее, чем в деревенском туалете. С конца сентября канализационные стоки идут сразу под дом. Под полом, буквально в 30 см, плещутся фекалии. Случилось это, как рассказала жительница дома Любовь Петрова, от того, что сантехники пробили трубу насквозь, когда прочищали засор. Другая версия: после ремонта подъезд забыли подключить к канализации, говорила родственница жителей дома Дарья Горбунова.

В первом подъезде стены красивее, но зато дышать опасно: запах посильнее, чем в деревенском туалете. С конца сентября канализационные стоки идут сразу под дом. Под полом, буквально в 30 см, плещутся фекалии. Случилось это, как рассказала жительница дома Любовь Петрова, от того, что сантехники пробили трубу насквозь, когда прочищали засор. Другая версия: после ремонта подъезд забыли подключить к канализации, говорила родственница жителей дома Дарья Горбунова.

Во второй квартире у Любови Павловны проживает взрослая дочь. Стены пошли трещинами, которых не могут скрыть даже относительно свежие обои. Активистка дома год потратила на сбор кипы документов, которые дали возможность признать этот дом аварийным на 90 %. Впрочем, это уже дает жильцам надежду на расселение.

Во второй квартире у Любови Павловны проживает взрослая дочь. Стены пошли трещинами, которых не могут скрыть даже относительно свежие обои. Активистка дома год потратила на сбор кипы документов, которые дали возможность признать этот дом аварийным на 90 %. Впрочем, это уже дает жильцам надежду на расселение.

Чтобы отремонтировать канализацию, надо менять трубу. Для этого — разрывать землю возле подъезда. В проблему посвящены и УК «Жилой квартал», которая занимается обслуживанием дома, и Ленинская администрация, и заммэра по ЖКХ. Не так давно приезжали с телевидения и снимали сюжет. Позже чиновники Ленинской администрации заверили журналистов, что все починили, рассказала Любовь Петрова.

Чтобы отремонтировать канализацию, надо менять трубу. Для этого — разрывать землю возле подъезда. В проблему посвящены и УК «Жилой квартал», которая занимается обслуживанием дома, и Ленинская администрация, и заммэра по ЖКХ. Не так давно приезжали с телевидения и снимали сюжет. Позже чиновники Ленинской администрации заверили журналистов, что все починили, рассказала Любовь Петрова.

Не лучше злополучного барака, который горел, тонул в кипятке и нечистотах, стоят дома и в 3-м пер. Серафимовича. В одной из квартир здания № 14 нижний фрагмент стены между туалетом и коридором просто отсутствует — заботливые хозяева много лет назад закрыли дырку маленькой тумбочкой.

Не лучше злополучного барака, который горел, тонул в кипятке и нечистотах, стоят дома и в 3-м пер. Серафимовича. В одной из квартир здания № 14 нижний фрагмент стены между туалетом и коридором просто отсутствует — заботливые хозяева много лет назад закрыли дырку маленькой тумбочкой.

«Как мы живем? Мы живем в трущобах! Самые настоящие трущобы. Заходите, смотрите, тут ничего зазорного нет», — пригласил корреспондентов НГС.НОВОСТИ Виталий Халюзин, пенсионер и инвалид, бывший шлифовщик высокой квалификации завода «НВА». В 3-м пер. Серафимовича нет чистой горячей воды — идет техническая желтая. Дома признаны аварийными с 2009 года.

«Как мы живем? Мы живем в трущобах! Самые настоящие трущобы. Заходите, смотрите, тут ничего зазорного нет», — пригласил корреспондентов НГС.НОВОСТИ Виталий Халюзин, пенсионер и инвалид, бывший шлифовщик высокой квалификации завода «НВА». В 3-м пер. Серафимовича нет чистой горячей воды — идет техническая желтая. Дома признаны аварийными с 2009 года.

«Здесь дырка к соседу в ванную… Весной у нас дверь вот так закрывается, осенью — так», — стучит тростью по прогнившей стене и демонстрирует проблемы с дверью хозяин квартиры, а после раздраженно отвечает: «Что самое сложное в проживании здесь? Ты сам сообрази! Ни умыться, ни помыться. И жить в этой вони. Чугунная канализационная труба под домом сгнила!».

«Здесь дырка к соседу в ванную… Весной у нас дверь вот так закрывается, осенью — так», — стучит тростью по прогнившей стене и демонстрирует проблемы с дверью хозяин квартиры, а после раздраженно отвечает: «Что самое сложное в проживании здесь? Ты сам сообрази! Ни умыться, ни помыться. И жить в этой вони. Чугунная канализационная труба под домом сгнила!».

Подъезд соседнего дома № 12. Ходить здесь надо аккуратно, чтобы не сломать ноги. Непонятно, зачем в этих домах нужна техничка, за которую жильцы ежемесячно платят деньги, ведь мусор в подъездах с такими огромными щелями в полу не должен задерживаться. Кстати, квартплата за «двушку» на крыше здесь составляет 5 тыс. руб., рассказала одна из жительниц 14-го дома.

Подъезд соседнего дома № 12. Ходить здесь надо аккуратно, чтобы не сломать ноги. Непонятно, зачем в этих домах нужна техничка, за которую жильцы ежемесячно платят деньги, ведь мусор в подъездах с такими огромными щелями в полу не должен задерживаться. Кстати, квартплата за «двушку» на крыше здесь составляет 5 тыс. руб., рассказала одна из жительниц 14-го дома.

«Здесь нужно расселить муниципальное жилье. Это почти 16 квартир. А денег на это в мэрии нет… Вон тот дом (10-й. — И.К.) признали в 2007 году аварийным, и он только сейчас расселяется. 7 лет ждали люди. Нам, наверное, тоже столько ждать придется», — вздохнула жительница переулка.

«Здесь нужно расселить муниципальное жилье. Это почти 16 квартир. А денег на это в мэрии нет… Вон тот дом (10-й. — И.К.) признали в 2007 году аварийным, и он только сейчас расселяется. 7 лет ждали люди. Нам, наверное, тоже столько ждать придется», — вздохнула жительница переулка.

Это легендарный барак в центре Новосибирска, недалеко от Центрального парка. Около 3 лет назад прокурор Центрального района пытался признать его аварийным. Но люди здесь живут до сих пор. Кроме тех квартир, где уже рухнул потолок.

Это легендарный барак в центре Новосибирска, недалеко от Центрального парка. Около 3 лет назад прокурор Центрального района пытался признать его аварийным. Но люди здесь живут до сих пор. Кроме тех квартир, где уже рухнул потолок.

Дом расположен по адресу Журинская, 47. Здесь нет отопления (топят печки дровами, углем или включают электрические обогреватели с электропечами), нет воды, нет туалета. Точнее, вода есть — жильцы ее носят с колонки. И туалет есть — целых две кабинки на улице.

Дом расположен по адресу Журинская, 47. Здесь нет отопления (топят печки дровами, углем или включают электрические обогреватели с электропечами), нет воды, нет туалета. Точнее, вода есть — жильцы ее носят с колонки. И туалет есть — целых две кабинки на улице.

Чем закончилась та прокурорская забота о жильцах, выяснить пока не удалось — во время фотосъемки корреспондентам НГС.НОВОСТИ поговорили с жильцами лишь двух квартир, которые жили там, судя по всему, временно и подробностей никаких не знали.

Чем закончилась та прокурорская забота о жильцах, выяснить пока не удалось — во время фотосъемки корреспондентам НГС.НОВОСТИ поговорили с жильцами лишь двух квартир, которые жили там, судя по всему, временно и подробностей никаких не знали.

Один из них — 39-летний Шахоб Юлдашев. Попросил его не снимать. Он уже 21 год ездит в Новосибирск из Узбекистана для сезонной подработки водителем КамАЗа на дорожных работах. Документы всегда оформляет, поэтому миграционного контроля не боится. Зарабатывает порядка 30–35 тыс. руб., а платит за комнату с маленькой кухней 4 тыс. в месяц.

Один из них — 39-летний Шахоб Юлдашев. Попросил его не снимать. Он уже 21 год ездит в Новосибирск из Узбекистана для сезонной подработки водителем КамАЗа на дорожных работах. Документы всегда оформляет, поэтому миграционного контроля не боится. Зарабатывает порядка 30–35 тыс. руб., а платит за комнату с маленькой кухней 4 тыс. в месяц.

В телевизоре — НТВ. Идут репортажи с Украины. Шахоб кивает: «Люди умирают. Жалко. Был бы там — тоже… С этой бандеровцей поехал бы [воевать]. Щас хочу ехать, но не могу, потому что гражданин другой страны. Дома — семья, дети и внучка недавно родилась. Хорошо, что Россия есть. Приедем тут, зарабатываем — уедем. Если не пустят нас, хуже Украины будет там — в Узбекистане или Таджикистане».

В телевизоре — НТВ. Идут репортажи с Украины. Шахоб кивает: «Люди умирают. Жалко. Был бы там — тоже… С этой бандеровцей поехал бы [воевать]. Щас хочу ехать, но не могу, потому что гражданин другой страны. Дома — семья, дети и внучка недавно родилась. Хорошо, что Россия есть. Приедем тут, зарабатываем — уедем. Если не пустят нас, хуже Украины будет там — в Узбекистане или Таджикистане».

Вторжение реалий XXI века в местную жизнь, которая напоминает век XIX, — объявление на подъезде о ремонте и настройке компьютерной техники и консультациям по проблемам ПО. В рамках целевой программы, утвержденной постановлением мэрии от 01.11.2010. С выездом на дом. На дом, где умываются из рукомойника, а справлять нужду ходят на улицу.

Вторжение реалий XXI века в местную жизнь, которая напоминает век XIX, — объявление на подъезде о ремонте и настройке компьютерной техники и консультациям по проблемам ПО. В рамках целевой программы, утвержденной постановлением мэрии от 01.11.2010. С выездом на дом. На дом, где умываются из рукомойника, а справлять нужду ходят на улицу.

Упрямый почтальон носит повторные почтовые извещения уже почти целый месяц. И засовывает их под раму, которой придавлена дверь в квартиру, где, судя по всему, давным-давно уже никто не живет.

Упрямый почтальон носит повторные почтовые извещения уже почти целый месяц. И засовывает их под раму, которой придавлена дверь в квартиру, где, судя по всему, давным-давно уже никто не живет.

Прогнившие стены, пол и потолок, отсутствие элементарных вещей: воды, отопления, канализации, — окружение предметами, которым впору доживать свой век на свалке, — от всего увиденного веет безысходностью.

Прогнившие стены, пол и потолок, отсутствие элементарных вещей: воды, отопления, канализации, — окружение предметами, которым впору доживать свой век на свалке, — от всего увиденного веет безысходностью.

И белый мягкий медведь, что завалился на нижнюю перекладину лестницы, которая ведет на чердак и куда все боятся подниматься (как бы крыша не провалилась), словно бы давно уже умер…

И белый мягкий медведь, что завалился на нижнюю перекладину лестницы, которая ведет на чердак и куда все боятся подниматься (как бы крыша не провалилась), словно бы давно уже умер…

Илья Калинин
Фото Анны Золотовой

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!