30 мая суббота
СЕЙЧАС +19°С

Конечная остановка сердца

Машинист отказался остановить поезд из-за пассажира с припадком — шанс найти помощь в толпе новосибирцев составляет один процент

Поделиться

Новосибирец Даниил Паршин 20 июня ехал на электричке в Новосибирск со стороны Бердска. В районе станции Юность он заметил, что мужчине, который ехал в том же вагоне, стало плохо. «У него пена изо рта пошла, судороги начались», — вспоминает Даниил. Пока одни пассажиры распахивали окна в вагоне, укладывали мужчину на лавку и обтирали его водой, другие связались с машинистом состава.

В итоге мужчину привели в себя врачи, которые нашлись среди ехавших в электричке пассажиров, а по приезде передали сотрудникам вокзального медпункта. Насколько опасно было его состояние и чем именно был болен мужчина, выяснить не удалось. В пресс-службе Западно-Сибирской железной дороги отметили, что машинист действовал по инструкции: попросил помочь человеку врачей, которые, возможно, есть среди пассажиров, и повел состав к ближайшей станции, где есть медпункт (а это Новосибирск-Главный). По закону, врач присутствует лишь в поездах дальнего следования в случае, если он идет не меньше 12 часов, а «на борту» есть группа из 30 и более детей.

Адвокат Павел Яровой поясняет: даже если бы пассажир электрички умер, машинисту не обязательно бы грозила уголовная ответственность. «Только в том случае, если бы удалось указать причинно-следственную связь между отказом остановиться и смертью человека», — уточнил он. Пассажирам при таком печальном исходе, считает он, не грозило бы вообще ничего — они, не имея опыта, тем не менее пытались помочь из лучших побуждений. Точно так же, добавил он, как не грозила бы ответственность за равнодушие — даже в том случае, если бы никто из очевидцев не помог больному. В Уголовном кодексе РФ также есть ст. 125 — «Оставление в опасности». Однако обвинить в этом можно или того, кто сам поставил человека на край жизни и смерти, или того, кто «имел возможность оказать помощь лицу и был обязан иметь о нем заботу», — например, врач.

Предположить, что подобная ситуация может повториться в любом другом виде общественного транспорта Новосибирска, легко. Опрошенные корреспондентами НГС.НОВОСТИ представители транспортных компаний так и не смогли однозначно ответить, как бы они поступили в похожем случае. «Ну, допустим, я привезу его в больницу. Вы были в наших больницах? Там никому ничего не надо, если не по «скорой» привезли — человек будет помощи в живой очереди ждать. Опять же — это отклонение от маршрута. Думаете, остальные пассажиры спокойно отреагируют? Сразу недовольные найдутся», — рассуждает владелец нескольких маршрутов Илья Г. Его коллега, тоже пожелавший остаться неназванным, добавляет: «Идеальный вариант — чтобы забрала «скорая». Но ей же еще надо по пробкам доехать. Не знаю, как это — ждать, пока в салоне человек умирает… У меня вот ни водители, ни кондукторы помощь оказывать не умеют».

Денис Волынкин, заведующий оперативным отделом новосибирской станции скорой помощи, возмущается: вообще-то по закону уметь это делать обязан каждый получивший водительские права. Та же ситуация — с сотрудниками оперативных служб:

«Но никто из них, за исключением спасателей и пожарных, палец о палец не ударит. Я не помню полицейского, который когда-то кому-то оказал медицинскую помощь», —

категорично отметил он. Зато часто бывает, что добровольные помощники оказывают пострадавшему медвежью услугу. Например, не разобравшись в симптомах, дают таблетки по принципу «мне помогает — и вам поможет». Случаи же, когда помощь очевидцев действительно может спасти жизнь до приезда «скорой», бывают ежедневно.

«Когда есть основания предполагать, что наступила клиническая смерть, диспетчер предлагает проводить оказание медицинской помощи под его руководством, — рассказал Денис Волынкин, но тут же добавил: — Успешные достаточно редко бывают. Не всегда правильно делают, не всегда эффективно… Зачастую люди отказываются что-либо делать — видимо, боязнь и невозможность справиться с ситуацией. Иногда внешне запись диалога выглядит как будто человек откликается, якобы что-то делает… А бригада, прибывшая на вызов, видит, что человек в оцепенелом состоянии стоит в соседней комнате и слушает телефон — а в соседней комнате человек, который требует помощи».

В Новосибирске есть несколько организаций, которые проводят курсы по обучению первой помощи — стоят они порядка 3 тыс. руб. По оценке директора одной из таких организаций — «Сибирской школы первой помощи» — Михаила Максимова, навыки оказания медпомощи имеют очень немногие — меньше 1 % жителей Новосибирска. В слушатели чаще всего записываются молодые родители и представители профессий или увлечений, где эти навыки полезны (например, туристы). Параллельно, рассказал г-н Максимов, проводят бесплатные курсы, на которых разбивают мифы о первой помощи.

«Есть шаблонные вещи, которые забиты в голову со времен ОБЖ и во многом ошибочны. Например, пытаются разжимать зубы эпилептикам, при этом ломая им зубы. Или банально: когда человек подавился — бьют по спине, и пища проваливается еще глубже.

В плане проблем с сердцем — пихают препараты, которые не могут помочь», — перечисляет основные заблуждения Михаил Максимов. Он также посетовал, что централизованной подготовки людей даже к простейшим бытовым ситуациям, когда нужны медицинские знания, фактически нет. Денис Волынкин соглашается: «У нас население абсолютно некультурное и неграмотное в плане оказания первой медицинской помощи. Людей, готовых оказать помощь, имеющих элементарные представления, что нужно делать и что не нужно делать, очень мало. Обучать надо всех. Элементарные навыки человек должен получать, наверное, в школе, в вузе, на дополнительных курсах».

Александр Агафонов

Фото thinkstockphotos.com

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!