2 июня вторник
СЕЙЧАС +17°С

Спор на НГС: «Ты мог бы выковырять булыжник и кинуть в нас!»

Идеолог православных активистов, устроивших драку у «Рок Сити», и его противник встретились лицом к лицу и обменялись неудобными вопросами

Поделиться

Справка: Алексей Лобов — 42 года, по специальности юрист, работает юристом в компании «Веста». Женат, есть дочь. Даниил Плотников — 24 года, по специальности инженер, работает библиотекарем в библиотеке при Музее мировой погребальной культуры крематория. Не женат, детей нет.

НГС: Алексей, в соцсети вы написали: «Специально для тех, кто думает, что это пиар для «Бегемота»: да… Только тусовок таких в городе больше не будет». То есть вы считаете себя вправе указывать новосибирцам, на какие концерты ходить и какие концерты проводить?

Алексей Лобов: Здесь нужно принципиально разобраться с терминами, и слово «концерт» здесь мало уместно. Концерт либо любое другое мероприятие, которое мы расцениваем как провокацию. Я говорю от имени, не побоюсь этого слова, народа.

НГС: От имени всего народа?

Алексей Лобов: От имени русского народа. При всей пафосности такого определения я вкладываю в него совершенно конкретное понятие — это носитель культурной традиции России. И протест, который был выражен в такой форме, — он случился спонтанно. На самом деле предпринимались шаги строго в правовом поле. Обращение в правоохранительные органы, обращение в органы власти, предшествующие данному мероприятию, которые не произвели должного эффекта.

НГС: Повторю вопрос. Считаете ли вы, что как представитель русского народа и определенной социальной группы вправе указывать новосибирцам, на какие концерты ходить и какие концерты проводить?

Алексей Лобов: Конечно, нет. Но если мы рассматриваем народ или культурную среду как организм, — это (то, что случилось перед «Рок Сити». — В.И., М.К.) реакция сродни реакции на попытку привить чуждые здесь культурные мероприятия, которые вступают в культурный конфликт на уровне традиции. Люди, стоящие на крыльце, представились как православные. Behemoth — это не музыка в первую очередь, это носители идеологии, направленной на разрушение той традиции, которой жива Россия. Это сатанинская группа, и [она] эксплуатирует все 20 лет своего существования тему сатанизма.

НГС: Даниил, вам вопрос. Как вы оцениваете события?

Даниил Плотников: Расскажу, как я воспринял эту ситуацию. Группа лиц — не знаю, кто это, какую философию имеют, что они хотят, кроме того, что сорвать этот концерт и запретить нам присутствовать в стенах «Рок Сити». Я не хочу вникать в их детство, в их жизненную судьбу. Я вижу преступников, которые мало того что испортили людям вечер, так еще и угрожали физическим насилием. Я послушал Алексея, и у меня возникла пара вопросов.

Начнем с того, что, как Алексей сказал, эта группа собралась спонтанно, и он не является организатором этого сбора. Почему тогда среди них присутствовало несколько человек из спортивного клуба «Ермак»?

И если они такие ярые православные защитники традиционной морали, то как объяснить, что тот человек, который стоял перед «Рок Сити» и защищал православие, буквально пару дней назад присутствовал на фестивале татуировки с майкой группы Slayer, что означает «убийство», и 666 на спине?

Алексей Лобов: Я вполне допускаю, что на стороне тех, кто стоял на крыльце, могли присутствовать члены шахматного клуба, объединенные таким же образом, как «Ермак». Они знали о том, что такое событие готовится. У них заранее на это была реакция. И людей, чья негативная реакция на это событие была жестко оформлена, было гораздо больше, чем количество тех, кто стоял там на крыльце. Из тех людей, которые стояли на крыльце, мне знакомы многие лица — некоторых я знаю лично как прихожан православной церкви. Когда со всех сторон раздавались вопросы, кто мы такие, на каком основании препятствуем этому мероприятию, — ответы всех участников сводились к тому, что мы люди православные. По второму вопросу у меня нет комментариев, поскольку я не знаю, откуда вы взяли такую информацию.

Даниил Плотников: У меня есть фотографии.

Даниил Плотников

Даниил Плотников

НГС: Опять же в соцсети «ВКонтакте» вы цитируете Иоанна Златоуста: «Если ты услышишь, что кто-нибудь на распутье или на площади хулит Бога, подойди, сделай ему внушение. И если нужно будет ударить его, не отказывайся, ударь его по лицу, сокруши уста, освяти руку твою ударом». То есть вы соглашаетесь с тем, что насилие в отношении поругателя нравственности может быть допустимо? До какой степени?

Алексей Лобов: Любая реакция должна быть адекватной. Если человек, который хулит основы веры, не удовольствовался замечанием, сделанным в корректной форме, можно сделать замечание в более жесткой форме и, действуя адекватно обстановке, пресечь подобную несправедливость.

Оскорбление чувств верующих — это уголовное деяние. Пресечение уголовного деяния является обязанностью гражданина.

Даниил Плотников: Смотрите, если я сам иду куда-то и нарываюсь на то, чтобы меня оскорбили, а потом с оскорбленным видом в ответную бью или совершаю какие-то действия… Мне это, во-первых, смешно, во-вторых, это какая-то подтасовка, специальные действия, чтобы выглядеть оскорбленным.

НГС: Вы сказали, что если человек не понимает, можно применить насилие. До какой степени?

Алексей Лобов: Что касается реакции на зло… Если мы видим, как наш ребенок лезет к розетке со шпилькой и не останавливается после замечаний, мы можем шлепнуть его по попе. Мы можем применить то, что ювенальная юстиция в каком-то контексте может рассматривать как насилие.

Насколько простирается отческая рука в стремлении поставить на путь истинный? Я считаю, достаточно далеко.

Если я становлюсь свидетелем того, как некто совершает уголовное преступление, — в данном случае мы говорим о богохульстве, оскорблении нашей традиции, носителем которой я являюсь, как и большинство горожан, — если я увижу, как цинично попирается эта традиция в открытой форме, то имею полное право пресечь акции такого рода, насколько позволит моя конституция, насколько позволят силы и обстоятельства.

НГС: Давайте поговорим про фанатов группы Behemoth, которые не сделали православным ничего плохого. Допустим, они вступают в перепалку, что вы рассматриваете как провокацию. До какой степени эта драка могла бы зайти?

Алексей Лобов: До какой степени могли бы зайти сатанисты, если бы они бросились на православных? (указывая на Плотникова. — В.И., М.К.)

Даниил Плотников: Минуточку, православными вы себя заявляли, а мы себя сатанистами не заявляли. Это вы нас так окрестили.

Алексей Лобов: Вы не сатанисты, ради бога. Это не концерт, это сатанинский шабаш. Даниил, не согласен — делай все, что в этой связи у тебя возникнет. Написал заявление в правоохранительные органы на меня или на тех, кто там стоял? Сдал? Требуй разбирательств по этому поводу и оценок наших действий.

Даниил Плотников: А к чему вы сейчас это говорите? Я с вами диалог веду.

Алексей Лобов

Алексей Лобов

Алексей Лобов: Ты мог бы взять камень, выковырять булыжник из асфальта и кинуть в нас — что ты этого не сделал?

Даниил Плотников: Я же не преступник в отличие от вас.

Алексей Лобов: Ты называешь меня преступником уже второй раз. Прочти Конституцию — никто не может назвать человека преступником кроме суда. Ты написал хотя бы заявление по этому поводу? Если нет, в каком русле ты собираешься действовать?

Даниил Плотников: Я организовал пикет — это мое действие, чтобы люди поняли: такие, как вы, назвавшиеся православными, могут закрыть что угодно. К тому же не факт, что вы относитесь к православным, — у меня лично это вызывает сомнения. Если почитать Новый Завет — вы у меня никак не ассоциируетесь с православным человеком. Вы человек довольно агрессивный. И еще вы сказали, что «власти не отреагировали на наше заявление, и мы уже решили своими силами…». То есть вы взяли на себя функцию власти, я так понимаю?

Алексей Лобов: Нет, ни в коем случае.

Даниил Плотников: Православный человек, христианин, церковь не может брать на себя функцию власти. Мы живем в светском государстве.

Алексей Лобов: Люди, которые стояли на крыльце 19 мая, отдавали себе отчет и были готовы нести ответственность за свои действия. Поэтому там не случилось ничего, что с точки зрения закона можно расценивать как противоправные действия. Если у вас другая оценка, пишите заявления в компетентные органы. Там присутствовали 200 полицейских и 2 полковника. Какие там могли быть противоправные действия?

Даниил Плотников: Это один из вопросов: почему полиция в данном случае бездействовала. Насколько я знаю, сейчас ведутся какие-то разбирательства. Мне, конечно, не сообщают по поводу каждого телодвижения.

НГС: А вам не кажется, что любые запретительные действия в эпоху интернета по сути бессмысленны?

Алексей Лобов: Нет, не кажется. Если простирать ту волю, которую я в себе имею и несу, я не склонен концентрировать внимание вокруг событий 19 числа. У нас на повестке дня гораздо более широкое поле: предстоящий концерт Мэрилина Мэнсона и заявленный митинг.

НГС: Думаю, в Новосибирске есть несколько тысяч человек, которым вы мешаете заниматься любимым делом — ходить на концерты.

Алексей Лобов: Я знаю достоверно, что в Новосибирске есть несколько тысяч людей, симпатизирующих украинской хунте и майдану. Я готов запретить этим людям вести их деятельность.

НГС: Наверняка в Новосибирске найдется немало поклонников Мэнсона…

Алексей Лобов: По поводу Мэнсона у нас есть заявление на 11 страниц, которое мы буквально вчера подали в областную прокуратуру. У нас есть география фанатов, которые собираются приехать (в Новосибирск на концерт Мэрлина Мэнсона. — В.И., М.К.), они обсуждают, как дети будут проходить на мероприятие. Там 7 тыс. билетов.

НГС: Но любителей больше. Вы хотите им запретить?

Алексей Лобов: Я запрещаю эту провокацию.

НГС: Даниил, чисто гипотетически, если власть запретит концерт Behemoth, Мэрилина Мэнсона и другую музыку, которая вам нравится, — ваша реакция? Что вы будете делать?

Алексей Лобов: Уехать!

Даниил Плотников: Не надо за меня отвечать, Алексей. Я буду жить здесь, в Новосибирске, потому что я люблю этот город и люблю эту страну. У меня никак не сочетаются якобы культурные традиции, которые присущи русским, — я так понимаю, вы имеете в виду православие, — о которых вы говорите, с представлением о России современной, России прогрессивной.

Я планирую предпринимать просветительские шаги: доводить до людей, что все это мракобесие, все, что творят так называемые православные активисты, которых православными-то не каждый православный считает.

Мне непонятно, почему группа лиц может [запрещать] на основе своих представлений о морали и нравственности, о зле, о добре… Что может быть абстрактнее зла и добра?

НГС: Давайте подведем итог. Пусть каждый из вас скажет, что вы извлекли из этой беседы, какой сделали вывод. Может, стали больше понимать друг друга?

Алексей Лобов: Нет, мы не стали больше понимать друг друга. Наоборот, развитие событий после 19 мая показало поляризацию точек зрения в обществе. И это один из предметов моих взаимоотношений с властью. Не удастся власти в этой ситуации сохранить баланс «ни вашим, ни нашим». Ситуация не предполагает быть в стороне от нее. Либо власть — область, город — на стороне тех, кто эти провокации осуществляет, либо на стороне консервативной части общества. Третьего не дано. Власть в ближайшее время должна отреагировать. Отсутствие реакции — это тоже реакция, из которой мы будем делать выводы.

Даниил Плотников: Мне мало представилось возможности говорить, вопросы в основном были к Алексею. Я его послушал. Услышал ли, понял его мировоззрение? Сомневаюсь, потому что мне оно кажется слегка запутанным. Согласен с тем, что власти придется дать свой официальный ответ и занять четкую, определенную позицию, чтобы в дальнейшем между нами не было таких разногласий. В ситуации с отменой концерта Behemoth меня возмущает не то, что концерт отменили… Ну ладно, в другой раз случится.

Возмущает то, что этой группе лиц позволили совершить эти действия — испортить людям вечер и создать такой прецедент: мы, группа лиц, можем что-либо запрещать.

Возмущает, что власти это допустили. Я спрашивал у полиции, которая стояла возле «Рок Сити»: «Почему вы ничего не делаете?». Они говорят: «А мы сами ничего не знаем». То есть они сами не в курсе были! Так что хорошо, что концерт группы Behemoth отменили — вокруг этого подняли шум и СМИ это все осветили. Власти надо свою позицию пожестче поставить в дальнейшем.

Владимир Иткин, Мария Каргаполова

Фото Александра Ощепкова

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!