«Она ничего не поняла, как кино посмотрела»

Муж расчленил жену и положил в холодильник, а потом пытался продать мясо соседям, — 7-летняя дочка видела, как ее маму режут на куски

Поделиться

Поселок Горный Тогучинского района — небольшой и нетипичный для сибирской глубинки. Тут даже центром притяжения поселка является не администрация (она спряталась на 1-м этаже жилой пятиэтажки), а новенький храм. Ходят туда, правда, редко — некогда, местные жители целыми днями на работе: из почти 10 тыс. населения большинство так или иначе связаны с добычей каменной породы на карьере и ее переработкой для нужд строительной отрасли. Корреспонденту НГС.НОВОСТИ Горный показался ярким, ухоженным и в целом позитивным поселком, по которому вольготно разгуливают десятки разноцветных кошек и довольные местные жители. Центр застроен аккуратными кирпичными 5-этажками; в одной из них, на кухне квартиры на верхнем этаже, полиция обнаружила 22 августа расчлененный труп местной парикмахерши, 35-летней Аллы Ч. — причем случайно.

…Под ногами понятых и полицейских хрустели белые таблетки, разбросанные по спальне вокруг тела 37-летнего Юрия З.; в нос бил тяжелый сладковатый запах. 7-летняя падчерица умершего, Станислава, рано утром прибежала к подруге мамы и пролепетала: «Кажется, дядя Юра умер», та позвонила участковому. На самом деле обнаружив в квартире труп хозяина, полицейские не сумели отыскать документы умершего, зато нашли в холодильнике источник запаха — большие и плотно запакованные полиэтиленовые мешки. Открывать их не стали, потому что в тот момент и не подозревали, что гражданская супруга Юрия — парикмахер Алла — тоже мертва и находится в пакетах.

«А где твоя мама?» — спросили у девочки. Станислава показала рукой на холодильник. Еще не понимая, что происходит, оттуда достали один из пакетов. «Разорвали, а там голень и пальчики. И все, я корвалол прям из бутылки залпом [выпила], чтоб «мотор» не разорвало от страха», — рассказала Светлана Михальченко, бывшая понятой при обыске.

Картина произошедшего чудовищна, даже если опустить подробности, не подтвержденные пока следствием. В понедельник, 19 августа, Юрий избил Аллу, в очередной раз приревновав ее к одному из клиентов. Соседи вспоминают — кровавое побоище началось еще на улице около 7 часов утра. Юрий затащил Аллу в квартиру, после чего крики стихли — вероятно, один из ударов был смертельным. После убийства мужчина разделал тело жены, расфасовал части по пакетам и положил в холодильник. Затем ушел в запой: «Он в те дни еще по квартирам ходил, предлагал купить у него мясо. Даже думать не хочу, чье…» — с содроганием вспоминает соседка Любовь Лазарева.

Падчерице отчим выходить из дома запретил — в одной квартире с мамой в холодильнике девочка прожила 3 дня. «Все происходило на глазах у девочки», — со вздохом подтвердила Людмила Морозенко, сотрудница соцобеспечения п. Горный.

Сам Юрий З. умер в ночь на четверг. «Причина смерти мужчины еще устанавливается», — сообщили НГС.НОВОСТИ в Следственном комитете РФ по НСО, отметив, что версия самоубийства — приоритетная. По факту обнаружения двух трупов началась доследственная проверка. Общаться с журналистом ведущий ее следователь отказался. В местной полиции сомневаются в версии суицида. Один из сотрудников поделился соображениями: Юрий случайно отравился, намешав алкоголь и таблетки. В доказательство своих слов собеседник рассказал, что в двери квартиры была записка: «Я уехал в Сарапулку (поселок в 10 км от Горного. — А.А.)».

Вероятно, мужчина намеревался убить также падчерицу, избавиться от тел и тихо исчезнуть, выдав это за активные поиски семьи в другой деревне.

7-летняя Станислава сейчас в больнице — больше ее некуда было пристроить. Родственников, не считая тети в Таджикистане, нет. На этой неделе судьбу девочки должны решить сотрудники тогучинской службы опеки и попечительства — скорее всего, ребенок попадет в детский дом. Людмила Морозенко рассказала: произошедшее обошло сознание девочки стороной. «Она ничего не поняла, как кино посмотрела», — описала состояние Станиславы женщина.

История этой семьи отчасти объясняет жестокий финал. Парикмахер Алла с маленькой дочкой переехала в Горный из Таджикистана после развода с мужем — владельцем чайханы. Здесь женщина попала под обаяние Юрия, местного дебошира. Спустя некоторое время он отправился на 4 года в колонию. Уточнить, за что именно, не удалось, однако соседи отметили, что тот был не раз замечен в грабежах. Алла исправно ждала его, и весной 2013-го Юрий освободился. На свободе он принялся пить и бить Аллу, которую подозревал (беспочвенно, как уверяют подруги парикмахера. — А.А.) в неверности.

Уйти от него или пожаловаться в полицию женщина боялась — вместо этого она замывала следы собственной крови в подъезде после очередного скандала. Соседи же повлиять на мужчину не могли: в ответ он «обещал проиграть их детей и внуков в карты и зарезать».

Эксперт-психиатр, директор Регионального экспертного бюро Станислав Граховский заметил, что поставить диагноз человеку заочно невозможно, однако рассказал: человек, совершая убийство, заранее встраивает его в свою картину мира. «Эти действия являются для него нормой, он это делает с ощущением справедливости, гордости … И не чувствует при этом каких-то угрызений совести», — считает психиатр, тем самым косвенно подтверждая догадку полиции о том, что убил себя Юрий ненамеренно.

У девочки, пережившей кровавую трагедию, шансов на усыновление меньше, чем у других детей, — такой факт биографии пугает потенциальных опекунов.

«Это эффект реактивной индукции, постоянного ожидания. Те, которые усыновляют детей, всегда ждут от них какого-то подвоха», — пояснил г-н Граховский. Слова соцпедагога о том, что ребенок морально не пострадал, эксперт уверенно подтвердил: «Дети есть дети, они воспринимают происходящее как естественное, потому что не сформирован еще ценз, шаблоны «хорошо» и «плохо». Это потом она из этого будет мораль создавать: случившееся отразится как норма жизни, для нее это (убийство мамы. — А.А.) будет естественным ходом событий».

«Сам факт [убийства матери] не является какой-то сложностью и дополнительным препятствием для семейного устройства ребенка, — парирует Анна Черных, представитель Новосибирской городской общественной организации по работе с усыновителями «День аиста». — То, что [произошедшее] травмирующий фактор, — несомненно. Но 100 % детей, которые находятся в детских домах, травмированы. У нас родителей трудно найти подросткам, люди хотят детей помладше. 7 лет — это такой возраст, который востребован приемными родителями. Просто этот процесс должны сопровождать психологи».

Александр Агафонов

Фото thinkstockphotos.com (1), автора (2, 3)

Комментировать

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей +7 923 157 00 00