24 мая пятница
СЕЙЧАС +12°С
  • 6 мая 2019

    Новая функция на сайте

    Друзья! Теперь можно посмотреть подробности об авторах материалов - они стали кликабельны на сайте под текстами. У каждого указана личная почта - пишите напрямую журналисту, которому доверяете!

    29 марта 2019

    Новая рубрика на НГС

    Привет! Мы запустили рубрику "Куда ты летишь?" - в ней мы каждую неделю будем разбирать спорные видео ДТП с экспертами и рассказывать о сложных маневрах, которые могут плохо закончиться для водителей. Наш первый материал уже на сайте!

    Подробнее
    28 февраля 2019

    Новое в дизайне сайта

    Привет! По просьбам читателей мы сделали в версии нашего сайта для ПК кнопку, которая помогает вернуться наверх, к самому началу материала. Теперь читать наши фоторепортажи и длинные интервью стало чуточку удобнее!

    Еще

Белый снег, серый лёд

23-летний парень замерз насмерть: он вышел из электрички в сплошную стену метели и заблудился — спасатели проигнорировали звонок о помощи

Поделиться

Губернатор Василий Юрченко отстранил от должности Сергея Трифанцева, начальника новосибирской областной аварийно-спасательной службы (обособленное от МЧС подразделение, которое занимается поиском пропавших людей). Причиной послужила трагическая гибель в снежной пустыне Болотнинского района 23-летнего жителя Новосибирска Владислава Лаврухина — он замерз насмерть, не сумев найти дорогу в темноте.

9 марта в 15:30 парень приехал на электричке из Новосибирска на станцию Чебула, планируя успеть на автобус, который курсирует от железной дороги до села Светлая Поляна, где живут бабушка и дедушка парня — оба на пенсии. «Бабушка накануне уехала к родственникам во Владивосток, парень решил помочь дедушке по хозяйству», — рассказал корреспонденту НГС.НОВОСТИ глава сельсовета Светлой Поляны Давид Андресян.

В тот день дороги в районе замело, из-за чего автобусы не ходили вовсе, и Лаврухин решил отправиться от железнодорожной станции до деревни пешком — ему нужно было преодолеть около 10 км.

Пройдя около 3 км, Владислав сбился с пути, о чем сообщил отцу по мобильному. Поняв, что самостоятельно дорогу в снежной пелене сын не найдет, родители парня забили тревогу. Пока Лаврухин-старший общался с полицейскими, мама Владислава звонила в аварийно-спасательную службу НСО. Однако там, по словам женщины, приняли решение отложить поиски до утра.

«Мы с сыном связывались до 6 вечера, пока у него не затих телефон. Я позвонила дежурной [аварийно-спасательной службы]. Мне сказали, что дороги переметены и никто на вызов не поедет до утра. Если утром всё успокоится, то они выедут. Я ее спросила: вы понимаете, что такое «утром»? Она мне ответила — да, понимаю. Я, говорит, сейчас пойду доложу начальнику, но я очень сомневаюсь, что что-то будет предпринято», — рассказала Елена Лаврухина корреспонденту НГС.НОВОСТИ.

В итоге спасать парня около 17 часов отправились сотрудники местного отделения полиции на служебной «Ниве», которая буквально через пару километров увязла в снегу.

Оставив двоих сотрудников вызволять автомобиль, за пропавшим отправились двое полицейских на лыжах. Оба — опытные охотники, и Лаврухина, образно говоря, «выследили» по оставленным на снегу следам и оброненным предметам одежды.

«Он был в каких-то 150 м от построек фермы. Парень запаниковал, вспотел, выбился из сил — и замерз. Как сейчас помню — нашли мы его в 3:50 утра. Зрачки уже не реагировали на свет, но тело еще не окоченело», — вспоминает Анатолий Зверев, замначальника полиции по охране общественного порядка ОМВД России по Болотнинскому району. В темноте Лаврухин сбился с пути, свернул с дороги в поле и обошел Светлую Поляну справа.

Парень был так легко одет, что погиб, несмотря на несильный (в тот вечер было около –4 градусов) мороз: джинсы, кроссовки и куртка с толстовкой. По словам обнаруживших его полицейских, если бы они нашли Владислава на час-полтора раньше, его можно было бы спасти.

В аварийно-спасательной службе НСО сообщили, что начальник спасателей Сергей Трифанцев уволился с формулировкой «по собственному желанию», не дожидаясь окончания проверки, которая, как заявили в областном управлении МЧС, все еще продолжается. Комментировать решение, принятое экс-начальником, и последующее за этим отстранение Сергея Трифанцева нынешний исполняющий обязанности начальника аварийно-спасательной службы НСО Константин Можейко отказался.

Мнения профессионалов расходятся: многие уверены, что в тот вечер группе спасателей стоило отправиться на помощь, невзирая на условия. «Неважно — ночь, шторм, снегопад. Спасатель для этого и существует, чтобы на уровне осознанного риска выполнять работы по спасению людей. Мне было совершенно непонятно, почему не выехали искать человека. Вполне возможно, если бы было своевременное реагирование, человека бы живого нашли. Я всех тонкостей не знаю. Может быть, поздно поступила информация. Но неважно, когда поступила информация, — важно, что отказали», — считает Александр Земляк, руководитель оперативного подразделения спасателей Новосибирской службы спасения СПАС 001. Собеседник также добавил, что профессиональные спасатели искали бы пропавшего Владислава Лаврухина примерно тем же способом, что и полицейские-охотники: разбили местность на квадраты и методично прочесывали бы ее, бросив на поиски максимум сотрудников.

Доказать прямую вину в гибели парня теперь уже бывшего начальника аварийно-спасательной службы, по мнению адвоката Павла Ярового, сложно.

Произошедшее, по его мнению, можно было бы квалифицировать по ч. 2 ст. 293 УК РФ «Неисполнение должностным лицом своих обязанностей, повлекшее по неосторожности смерть человека».

«Надо оценивать все обстоятельства — невозможно сказать, есть или нет у конкретного лица состав этого преступления до проведения проверки. Какая там была ситуация? А может быть, там другие люди погибли бы, и он (Трифанцев. — А.А.), наоборот, жизни спас? Если родственники считают, что в его действиях был состав преступления, нужно обращаться с заявлением в правоохранительные органы с просьбой о привлечении к уголовной ответственности», — говорит Яровой. Наказание по этой статье (если бы в суде доказали, что пропавший погиб из-за бездействия спасателей), по мнению адвоката, скорее всего, было бы условным — 3–4 года. «С учетом таких факторов, как отсутствие судимости, раскаяние и компенсация морального вреда», — добавил Павел Яровой.

Сумма компенсации законом не регламентирована, но в судебной практике в подобных случаях редко превышает 300 тыс. руб.

Громкие разбирательства после неудачных поисков людей в Новосибирске были всего один раз — 5 лет назад, когда на Обском море затонул катер с двумя спасателями и одним гражданским, которые искали тело утопленника. Катер, предположительно, налетел на топляк, все находившиеся на нем погибли. Виновным в происшествии признали одного из спасателей, который принял решение отправиться на поиски.

Александр Агафонов

Фото thinkstockphotos.com