20 октября воскресенье
СЕЙЧАС -4°С

Будни на мусорных баках: столичные актёры показали горожанам сценки, похожие на правду (они пугают)

На улицах начался странный театральный фестиваль «Три вороны» — он не оставил равнодушными местных

Поделиться

Такие спектакли очень популярны в Москве, и зрители платят за участие в них по 1000 рублей. У нас всё прошло в рамках фестиваля — бесплатно

Такие спектакли очень популярны в Москве, и зрители платят за участие в них по 1000 рублей. У нас всё прошло в рамках фестиваля — бесплатно

Объяснить спектакль-перформанс «Неявные воздействия», открывший фестиваль уличных театров «Три вороны», практически невозможно. Московские актёры ЦТИ «Трансформатор» два часа водили по улицам города около сотни зрителей, разыгрывая то там, то там небольшие представления. Причём эти перформансы настолько переплетались с реальностью, что иногда становилось непонятно: это, например, взаправду полиция приехала всех задерживать или по сценарию? А этот нетрезвый местный обитатель, оказавшийся рядом с актёром, как он себя поведёт: начнёт ли «подыгрывать», не понимая, что это представление, или просто покроет всех матом. Корреспондент НГС.Афиша тоже попытался понять в чём дело.

Началось представление возле Дворца бракосочетаний

Началось представление возле Дворца бракосочетаний

Около сотни зрителей собрали в назначенное время в назначенном месте, им раздали программки, которые можно было не читать (там так и написано), специальные жетоны, задававшие маршрут представления, и повели в неизвестность. В этом спектакле нет авторского месседжа, предупредили зрителей, и если у кого-то в голове что-то появится, то это плод только его воображения.

Постепенно действие перемещалось на соседние улицы

Постепенно действие перемещалось на соседние улицы

Маршрут спектакля «Неявные воздействия» определялся рандомно: ведущие забирали у зрителя жетон и по номеру на нём определяли, куда на очередном перекрёстке следует поворачивать. А цвет жетонов ещё и определял степень «приличности» текста, который в очередном месте исполнял актёр.

Впереди с флагом — режиссёр Всеволод Лисовский (Москва)

Впереди с флагом — режиссёр Всеволод Лисовский (Москва)

Впереди с флагом шёл режиссёр московского Центра театрального искусства «Трансформатор» Всеволод Лисовский, который назвал себя не режиссёром, а комиссаром. Идущий впереди колонны Лисовский напоминал то ли Иисуса Христа в очках, то ли подстриженного лидера «Гражданской обороны» Егора Летова.

Иногда актёры забирались на крыши маленьких магазинчиков

Иногда актёры забирались на крыши маленьких магазинчиков

Актёрам исполнять монологи приходилась даже на крышах магазинчиков. Жители домов удивлённо выглядывали из-за шторок, не понимая, что тут происходит. Самые смелые открывали окна и получали от кураторов программы театральные афишки, объясняющие творящееся «безобразие».

Иногда общались с проезжающими машинами 

Иногда общались с проезжающими машинами 

Никто, даже сами актёры, не знал, в каких «интерьерах» за очередным поворотом им придётся обыгрывать заготовленный монолог. Вот один из актёров вышел на проезжую часть возле Центрального рынка и начал обращаться с речью к проезжающим автомобилям. В этот момент кураторы фестиваля всерьёз задумались о возможном появлении полиции.

После этой сценки актёра встретила Росгвардия 

После этой сценки актёра встретила Росгвардия 

Полиция подъехала чуть позже, когда другой актёр в жилом дворе под окнами начал орать во всё горло и просить выглянуть обиженную им даму сердца по имени Наташа. Наташа, ясное дело, в окне не появлялась, «герой» распалялся всё больше и больше…

Полицию вызвали местные жители, не понимавшие, что происходит

Полицию вызвали местные жители, не понимавшие, что происходит

В сторонке горе-любовника уже поджидала подъехавшая по вызову жильцов Росгвардия. Обошлось без жертв: кураторы фестиваля объяснили, что происходит, показали необходимые разрешения от властей, росгвардейцы сфотографировали происходящее и удалились.

Танцы на одной из точек театрального маршрута

Танцы на одной из точек театрального маршрута

Актёрские мини-сценки в жилых дворах иногда разбавлялись причудливыми пластическими этюдами. Исполнялись они где-нибудь между парковкой и каким-нибудь промышленным объектом.

Рассуждения о Боге

Рассуждения о Боге

Пересказать, о чём были тексты монологов, сложно, да и бессмысленно. Связи между ними не было: вот ты слышишь историю, как незнакомки увели друзей в какое-то странное место, откуда потом пришлось спасаться чуть ли не бегством, а вот начались рассуждения о существовании Бога. Причём в позе лотоса и обязательно где-нибудь над головами слушателей.

Своеобразными декорациями становились даже памятники

Своеобразными декорациями становились даже памятники

Мусорные баки, крыши небольших магазинов, строительная площадка, куча досок во дворе, памятники… Всё это внезапно для зрителей, да и для самих актёров, становилось сиюминутными театральными подмостками.

Эта сценка вызвала раздражение у одного из местных жителей

Эта сценка вызвала раздражение у одного из местных жителей

Какие-то монологи были просты и понятны сразу, какие-то приходилось обдумывать во время движения до следующей точки. Одни тексты смешили зрителей, другие заставляли испытывать совсем другие эмоции.

А этот «хор» на строительных лесах лишь добавил повода для возмущения

А этот «хор» на строительных лесах лишь добавил повода для возмущения

Два эпизода «Неявных воздействий» во дворах домов кооператива «Кузбассуголь», построенных в 1930-е годы в стиле конструктивизма, привлекли внимание одного местного жителя.

А вот и возмущённый житель, он объясняет, что всем надо уходить отсюда 

А вот и возмущённый житель, он объясняет, что всем надо уходить отсюда 

Татуированный жилец в шортах, носках и сандалиях вышел из подъезда и стал матом объяснять собравшимся, что им следует уходить отсюда, так как «здесь дети играют». Снимавшим его зрителям переживающий за спокойствие детей житель показывал жесты из пальцев.

Следующая остановка — у мусорных баков

Следующая остановка — у мусорных баков

И здесь обошлось без жертв: актёры доиграли короткие сценки, и зрители двинулась в глубь квартала — к следующей точке. Она оказалась сразу возле мусорных баков.

Здесь с актером вступил в диалог другой местный житель (на фото — слева)

Здесь с актером вступил в диалог другой местный житель (на фото — слева)

Тут в игру был вовлечён ещё один местный житель. Нетрезвый. Бомж — как он сам себя назвал. Случайный зритель не мог понять, что происходит, но активно вступил в диалог с актёром и даже признал в нём своего — такого же бродягу.

Странная «лягушачья» сцена

Странная «лягушачья» сцена

А вот слова из заготовленных реприз и монологов совсем исчезли, осталось только лягушачье кваканье и передвижение до следующего места какими-то прыжками-перебежками.

И её молчаливое завершение 

И её молчаливое завершение 

Эта странная «лягушачья» сценка таким же странным образом и завершилась: пятёрка актёров молча встала перед наблюдающими и медленно попятилась вперёд. Попятилась вперёд за флагоносцем.

Один из самых пронзительных монологов — об изнасиловании

Один из самых пронзительных монологов — об изнасиловании

Пожалуй самый пронзительный монолог был от лица изнасилованной 18-летней девственницы. Эмоции слушающих усиливались ещё и оттого, что текст произносился каким-то будничным тоном. Словно героиня истории рассказывала о неприятной ссоре со своими школьными товарищами.

Своеобразное обращение в сторону проезжающих автомобилей

Своеобразное обращение в сторону проезжающих автомобилей

Внимания в театральном перформансе «Неявные воздействия» немного досталось и проезжающим по Красному проспекту автомобилистам. Впрочем, в этот раз на дорогу никто не выходил.

Случайными зрителями оказывались и обычные люди, гуляющие по городу

Случайными зрителями оказывались и обычные люди, гуляющие по городу

А потом колонна вышла на центральную аллею Красного проспекта и Лисовский, марширующий с флагом во главе зрителей, попросил всех не останавливаться, несмотря ни на что.

Иногда актёрам приходилось ложиться на землю...

Иногда актёрам приходилось ложиться на землю...

Следующий отрезок пути до самой площади Ленина был словно попурри из небольших сценок: зрители улавливали лишь фрагменты монологов, которые до них доносились. Воздействия становились всё более неявными.

...или залезать на столб

...или залезать на столб

Актёры сидели на лавочках и обращались к своим соседям — обычным прохожим, лежали прямо посреди пешеходной дорожки, даже залезали на столбы…

Кульминационную сцену разыграли на парковке у площади Ленина

Кульминационную сцену разыграли на парковке у площади Ленина

Остановились все только на подходе к площади Ленина. Тут актёрская пятёрка устроила перформанс прямо на виду у всех. Произносились какие-то короткие фразы, которые стирались шумом проезжающих машин.

Зрителями стали не только прохожие, но и проезжающие мимо в автомобилях

Зрителями стали не только прохожие, но и проезжающие мимо в автомобилях

Впрочем, слова тут были, наверное, и не так важны: часто ли в обычной жизни мы улавливаем всё, что произносится вокруг нас?

Всё как в жизни: слов порой не слышно, но это и не важно

Всё как в жизни: слов порой не слышно, но это и не важно

Весь этот перформанс, как казалось, и ставил своей задачей максимально влиться в окружающую нас реальность. Ну или реальность встроить в своё представление.

Зрители наблюдали за происходящим через дорогу

Зрители наблюдали за происходящим через дорогу

Зрители стояли напротив развернувшегося на парковке спектакля и так же, как и проезжающие автомобилисты, пытались разобраться: что же здесь на самом деле происходит?

Финал кульминационной сцены на парковке

Финал кульминационной сцены на парковке

Финал представления на парковке у площади Ленина: все, как говорится, умерли. От чего — тут каждый домыслил себе сам.

Общий актёрский поклон 

Общий актёрский поклон 

Как и полагается, в конце актёры вышли на импровизированные подмостки для общего поклона. Зрители ответили им бурными аплодисментами.

На переходе возле архитектурной академии

На переходе возле архитектурной академии

Небольшой марш-бросок после кульминационной сцены, и толпа зрителей переместилась на одну из боковых аллей возле оперного театра.

На аллее возле оперного театра

На аллее возле оперного театра

Завершилось всё как-то очень тихо, спокойно и буднично. Идущий впереди комиссар Лисовский незаметно передал флаг одному из актёров в футболке с надписью "религия" и исчез. Исчезли потихоньку и сами актёры. Последний произнёс монолог — негромко, словно беседовал со своими старыми друзьями, снял с древка флаг, попрощался и ушёл.

НГС рассказал о фестивале уличных театров «Три вороны» на прошлой неделе, опубликовав подробную афишу всех будущих представлений. 

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
вадик_дмб2004
19 авг 2019 в 20:59

зашол ради задницы но ее почемуто мало. а какие то посиделки на кортях на мусоре да на лестницах . сами пусть такое смотрят интиллегенты вшивые))

Фото пользователя
19 авг 2019 в 21:11

вся суть "современного искусства - провокация. Чем тупее, тем лучше. "художники" зашивающие рот, "музыканты" поющие в церкви или "актеры" валяющиеся на улице.

19 авг 2019 в 20:35

Куда мы катимся....