проблема

Треск по швам: школьный стадион отдали под застройку — жильцы соседних домов боятся, что они рухнут

На месте площадки, где играют дети, хотели поставить медцентр, но теперь в планах появилась высотка

Когда-то участок принадлежал школе, но её давно закрыли — местные предполагают, что из соображений безопасности: стены здания, как и у соседних домов, стянуты обручами
Когда-то участок принадлежал школе, но её давно закрыли — местные предполагают, что из соображений безопасности: стены здания, как и у соседних домов, стянуты обручами


Год назад жители улицы Блюхера с удивлением узнали, что на школьном стадионе рядом с их домами планируется стройка. Сам проект — не то медицинский, не то спортивный центр — их не обеспокоил. Гораздо страшнее, говорят они, что сейчас его хотят сделать высоким: 18 февраля на публичных слушаниях будут решать, можно ли изменить зонирование, чтобы построить его законно. Такой серьёзной стройки расходящиеся по швам из-за неустойчивых грунтов хрущёвки могут не пережить. Как школьный стадион оказался в частных руках, почему стройка на нём опасна для соседей и могут ли они повлиять на ситуацию, выясняла корреспондент НГС.


«Покушения» на бывший школьный стадион между зданиями на Блюхера, 38 и Блюхера, 40 местные жители отбивают уже около 10 лет. В 2008 году, вспоминает житель дома № 38 Александр (имя изменено по просьбе собеседника — он пояснил, что не хочет открыто воевать с «мафией точечной застройки»), здесь собирались построить подземную парковку с эксплуатируемой кровлей.


— Кое-кое-как удалось остановить это безобразие, было написано миллиард писем, и всё утихло <…>, — рассказал он НГС. — Все эти 10 лет на этом поле резвятся детишки, играют в футбол ребята, гуляют с собаками жители близлежащих домов.


Но прошлой весной на стадионе вновь появились рабочие и начали изымать грунт для геологических изысканий.


— Спрашиваю [их]: что будет-то здесь? Вроде медицинский центр. Ладно, а высотой-то какой: 5, 6, 10, 11 [этажей]? Нет, вроде бы двухэтажный, — рассказала корреспонденту НГС старожил дома Лариса Беляева.


Сейчас здание принадлежит минобрнауки Новосибирской области, а вот от участка ведомству приказали избавиться в 2016 году
Сейчас здание принадлежит минобрнауки Новосибирской области, а вот от участка ведомству приказали избавиться в 2016 году


До 2016 года бывший школьный стадион относился к территории здания по улице Блюхера, 40 — сейчас здесь находятся учреждения министерства образования. Но в 2016 году, как следует из протокола балансовой комиссии минобрнауки Новосибирской области, по приказу департамента земельных и имущественных отношений области право пользования участком было прекращено.


Весной 2018 года участок вновь появился в протоколах правительственных комиссий, причём уже с конкретными планами на освоение. Компания «Новосибирский центр регенераторной хирургии и реабилитации» тогда предложила проект «Центра спортивной подготовки и медицинской реабилитации», который был одобрен, так что территория была выделена в аренду даже без торгов. Никаких подробностей проекта в документах правительства не нашлось.


Компанией «Новосибирский центр регенераторной хирургии и реабилитации» владеет Анатолий Иваненко — он же учредил в Новосибирске частную клинику «Золотое сечение», и именно её номер телефона указан в базе данных «Контур.Фокус» как контактный у новой компании. Впрочем, связаться с руководством не удалось: по телефону заверили, что письменный запрос корреспондента НГС переслали директору клиники Веронике Иваненко, но связаться с ней по телефону нельзя, а самого Анатолия Иваненко не оказалось на месте. Ответа на запрос не последовало.


Стройка на пустыре беспокоит жителей соседнего дома из-за угрозы его обрушения
Стройка на пустыре беспокоит жителей соседнего дома из-за угрозы его обрушения


По описанию, которое Лариса Борисовна получила от рабочих, получалось, что новое здание должно быть сдвинуто к улице Блюхера, примерно в 30 метрах от их дома на Блюхера, 38. С 2-этажным медцентром местные жители готовы смириться: невысокое здание, считает Беляева, не потребует свайного поля, будет лёгким и не помешает. «Конечно, такой лоскут земли, я понимаю», — иронизирует она.


Сейчас же участок предлагают перезонировать из зоны для объектов спорта и здравоохранения в зону многоэтажной общественной застройки, и, как выяснили местные жители на встрече в департаменте строительства и архитектуры 15 февраля, речь идёт вовсе не о двух этажах, а как минимум о семи.


— Там присутствовал какой-то товарищ по проектированию этого самого медцентра, — рассказал присутствовавший на встрече Александр. — Вежливо лапши нам на уши навешал, что будет и так, и сяк, что это часть единого проекта по спорту к 2023 году, но мы всё равно остались при своём и будем далее бороться.


Высотность беспокоит жильцов дома № 38 в первую очередь из-за технологии строительства: многоэтажное здание потребует серьёзного фундамента, а значит, застройщику придётся вбивать сваи. Таких работ соседние с участком дома просто не выдержат, уверены люди.


Несколько лет назад на трещины дома поставили маячки, но неправильно, и с тех пор никто их не проверял, сетует Лариса Беляева
Несколько лет назад на трещины дома поставили маячки, но неправильно, и с тех пор никто их не проверял, сетует Лариса Беляева


Дома здесь строили в начале 1960-х годов, дом на Блюхера, 38 заселили в 1962, но уже через полгода один из подъездов пришлось выселять: он «раскрылся, как цветочек», вспоминает Лариса Борисовна. Тогда конструкцию дома восстановили, и до конца 1980-х никаких потрясений не было. А потом от фундамента до крыши треснул дом № 36 — да так, что из комнаты через щель можно было выглянуть на улицу. К решению проблемы, по воспоминаниям Беляевой, у которой в этом доме жила мать, привлекли даже главного инженера города, и стены аккуратно стянули: на фасаде хорошо заметны железные «пояса» и дополнительные рамы вокруг окон.


Ещё через 10 лет то же самое произошло и с домом № 38, вот только в конце 1990-х рабочие были уже не так внимательны, и дом «гуляет» до сих пор, сокрушается его старожил.


— Когда у нас треснуло, никто ни геодезию не делал, ничего — это было в 1998 году. А у нас эта территория — где гора, а где озеро, дома построены на изломе. Когда у нас начал потолок расходиться, пришла комиссия. У нас тут даже ночевал главный инженер ПТО, — рассказала Лариса Беляева. — Сделали стяжку, но всё трещит.


На стенах дома тут и там в добавление к уже замазанным трещинам появляются новые, несмотря на металлическую стяжку
На стенах дома тут и там в добавление к уже замазанным трещинам появляются новые, несмотря на металлическую стяжку


При ремонте выяснилось, что кирпичная хрущёвка построена из силикатного кирпича, а «красный кирпич там как изюм в батоне», — крепости конструкции это не добавляет. Дополнительно её покачивает от постоянных вибраций трамвайной линии вдоль улицы Блюхера. Да и фундамент, говорит Беляева, укрепили очень некачественно, и с тех пор трещины на здании только увеличиваются, а огромные железные пруты, тянущиеся поперёк квартир и стягивающие противоположные стены дома, кое-где провисают.


— Когда началась стройка дома через дорогу, нас колбасило. Мы тогда скопом прямо туда пришли с демонстрацией: не дадим вам работать. Они нас послушали, делали фундамент давлением, — вспоминает Лариса Борисовна. — Соседний дом когда строили, начали тут КАМАЗы гонять — мы тоже прикрыли, они меняли технологию.


Но с тех пор ситуация усугубилась, считает она, и жители готовы допустить новую стройку поблизости только при одном условии: что власть гарантирует им или сохранность их дома, или равноценное жильё, если он всё-таки не выдержит.


Соседний дом тоже обтянут железными лентами: 30 лет назад здесь просто стал отваливаться подъезд
Соседний дом тоже обтянут железными лентами: 30 лет назад здесь просто стал отваливаться подъезд


Параллельно жители пишут обращения в мэрию — в основном с предложением организовать на пустующем участке зелёную зону.


— Я сам выдвинул желание приобрести в собственность жителей данный участок для самостоятельного освоения его под эту зеленую зону, что-то типа «безвозмездного пользования участком», — поделился Александр. — Ну и вообще. Когда «откусывали» участок, могли бы и нам его предложить, мол, некому за ним ухаживать. Мы бы что-нибудь придумали.


Пока, судя по ответам мэрии жителям, участок всё ещё принадлежит Новосибирской области, и никаких разрешений на работы на нём власти не выдавали. По мнению координатора движения «Искалеченный Новосибирск» Михаила Рязанцева, ситуацию ещё можно круто развернуть.


— В выписке [из ЕГРН] собственника и арендатора нет — договор ещё не заключён или ещё не зарегистрирован в Росреестре, — пояснил он. — В таком случае ситуация складывается хорошо: гораздо проще отменить ещё не оформленное решение или намерение. Одно решение проще «откатить», чем решение с оформленным договором аренды, и тем более проще, чем решение с договором аренды и выданным разрешением на строительство. При активных действиях жителей, естественно.


В городе есть случаи, когда новосибирцам удавалось отстоять зелёные зоны: например, в прошлом году начали разрабатывать проект парка в пойме реки 1-я Ельцовка — годом раньше зелёную зону хотели закатать в асфальт. 

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено