истории

«Боялась, что мама будет ругать»: красавица ослепла и похудела до 35 килограммов после страшного ДТП

Она не могла ходить и боялась темноты, но вылечилась — и теперь мечтает увидеть любимую дочь

Анастасия Лобастова потеряла зрение в 2011 году после страшной аварии 
Анастасия Лобастова потеряла зрение в 2011 году после страшной аварии 


Жизнь Анастасии Лобастовой разделилась на до и после аварии — апрельской ночью беззаботная 18-летняя студентка попала в ДТП вместе с друзьями и пострадала больше всех. Она провела почти два месяца в больницах, и врачи даже говорили семье Анастасии, что девушка вряд ли выживет. Студентка сильно похудела, не могла ни есть, ни встать, — а также потеряла зрение. Но, как говорит сама сибирячка, чудеса случаются — и она вылечилась, более того, даже без зрения девушка вяжет и делает украшения, а также пишет книгу. Анастасия Лобастова верит, что однажды увидит своих любимых мужа, дочь и маму, — о своих мечтах и победах над болезнью она рассказала НГС.


Аварию Анастасия Лобастова помнит очень хорошо — это случилось в апреле 2011 года, в то время девушка училась на 2-м курсе Сибирской академии госслужбы, занималась в театральной студии и вела довольно активную жизнь 18-летней студентки.


Тогда в Новосибирске была уже вполне майская погода — снега на дорогах уже не было. В ночь на 22 апреля Анастасия взяла свою Toyota Caldina, которую ей подарил дедушка на совершеннолетие, вместе с другом и подругой она решила прокатиться вечером по пустым городским дорогам. В какой-то момент Настя разрешила другу сесть за руль.


«Получилось так, что в бок машины врезалась другая машина — хотя на дороге было только две машины. Дорога шла изгибом, и мы в этот изгиб входили. А та машина ехала прямо — как раз поэтому и ударила [в нас]. Потом случайно — не знаю, как так получилось, — мы врезались в столб с электрическим щитком. Это были искры — я их помню. И когда уже удар был в столб — я ударилась о лобовое стекло и о сидушку, и вот, видимо, эти два удара, — они и сыграли [основную роль]. 


У меня потом ещё вытаскивали изо лба стекло, и я говорила, что я крутая девушка, я лбом разбиваю лобовые стёкла», — рассказывает Анастасия Лобастова.


О случившемся Анастасия рассказывает уже спокойно
О случившемся Анастасия рассказывает уже спокойно


Дальнейшие события она вспоминает частями — как плакала, как были залиты кровью куртка и волосы, как переживала, что скажет родителям о разбитой машине, и как вызвали скорую помощь. Насколько сильно пострадали другие участники аварии, ей до сих пор в точности неизвестно, она только знает, что друзья восстановились гораздо быстрее её. После аварии они не общались.


«В самой больнице ещё какое-то время я помню, но потом меня ввели в искусственную кому. И уже помню, как я очнулась — это я помню очень хорошо. Мне сначала казалось, что вокруг какие-то драконы. Когда ко мне пришёл врач Денис Александрович, взял меня за руку, я ещё не понимала, что не вижу. Нечётко я всё осознавала. Я ему говорю: "Здесь драконы летают, они мне надоели!", он говорит, что нет здесь никаких драконов», — вспоминает она, предполагая, что так воспринимала мир из-за множества трубок, которые ей поставили врачи.


В реанимации больницы скорой помощи № 2 она провела 28 суток — совсем одна, близких к ней не пускали. Там Анастасия осознала, что лишилась не только длинных красивых волос, но и зрения.


В больницах она провела полтора месяца — после этого девушку ждало долгое восстановление, Анастасия действительно боролась за свою жизнь
В больницах она провела полтора месяца — после этого девушку ждало долгое восстановление, Анастасия действительно боролась за свою жизнь


«А стразик на зубе остался. Для меня было удивительно, что он остался, — ведь это то, что было просто приклеено, и оно осталось, а то, что было во мне, глаза — они перестали работать.


Я потрогала свою голову — она была не в болячках, но очень большие шрамы… Мне говорили: "Не трогай голову", но я всё равно потрогала. И понимала, что мама будет ругаться, что я осталась без волос», — сейчас уже с улыбкой говорит она.


Сначала врачи подозревали у пациентки перелом основания черепа и серьёзное повреждение шеи, но диагнозы не подтвердились. Довольно быстро Анастасия смогла поднимать голову, однако организм в целом был в таком стрессе, что девушка не ела, не говорила и не вставала с кровати. Её едой за сутки были две ложки жидкого пюре — так она резко похудела до 35 килограммов при росте 165 сантиметров.


Она начала вязать после аварии, в 2011 году, как только пришла в себя
Она начала вязать после аварии, в 2011 году, как только пришла в себя


Семью к девушке пустили спустя месяц после аварии — когда она уже оказалась в обычной палате.


«Я поняла, что в этой палате находятся ещё люди. Я попросила у них телефон — у меня телефона не было, — чтобы позвонить маме. Они дали мне телефон, а я понимаю, что не могу даже нажать, чтобы набрали номер, а так как я говорила шёпотом, они не понимали, что я прошу. Я продиктовала, мама взяла трубку, и…. Я даже не могу описать то, что я чувствовала. Я знала, что 21 апреля я вот ещё жила, а тут уже 19 мая — и что почти месяц обо мне никакого слуха не было.


Мама не слышала, что я говорю. Потом, когда она поняла, что это я, она говорит: «Доча, я тебя плохо слышу, но ты послушай меня, я к тебе еду, я знаю, где ты, я скоро буду. Я ещё удивилась — откуда она знает. [Когда семья пришла,] они потом плакали в коридоре — и мне было обидно, почему они плачут, всё же хорошо, я жива, что мы вместе, сейчас-то что плакать?» 


— вспоминает Анастасия Лобастова.


Лечащий врач пытался вдохновить пациентку встать с постели и привёл ей в пример советского героя, лётчика Алексея Маресьева, который продолжал вести активную жизнь, даже когда лишился обеих ног.


«Когда я встала, мне казалось, я вешу 10 тонн. Мне моё тело показалось очень тяжёлым, у меня закружилась голова, подкашивались ноги. Мама меня держит — а врач говорит: «Уберите от неё руки, она должна сама!». Ноги казались чугунными, неподъёмными. Я сделала несколько шагов — и не помню, как рухнула на постель, мне казалось, я разгрузила 10 товарняков», — рассказывает собеседница НГС.


Александра она встретила в 2016 году — пара стала жить вместе спустя месяц
Александра она встретила в 2016 году — пара стала жить вместе спустя месяц


Несмотря на поддержку близких, которые поочерёдно дежурили в её палате, девушке всё равно было очень тяжело, и медперсонал говорил матери Анастасии, что её дочь вряд ли выживет. Но постепенно девушка всё-таки начала поправляться — пациентку перевели в Дорожную больницу, а оттуда выписали совсем. Так что к своему 19-му дню рождения она оказалась дома — истощённая и ещё очень слабая, но живая.


Семья сибирячки стала искать специалистов, которые помогли бы ей восстановиться, и нашла китайского врача, занимавшегося иглоукалыванием, массажем и даже лечением током. На первый сеанс Анастасию принесли на руках, но к последнему, десятому, она уже ходила сама.


Диагноз по зрению девушке называли разный — то говорили, что у неё атрофировался зрительный нерв, то видели проблему в мозге. Её возили и в Уфу — во Всероссийский центр глазной и пластической хирургии — на операцию, хотя местные врачи и не обещали фантастического результата.


Алине 1 год и 8 месяцев, она не знает, что случилось с мамой, но вместо того, чтобы показывать ей предметы, даёт их в руки
Алине 1 год и 8 месяцев, она не знает, что случилось с мамой, но вместо того, чтобы показывать ей предметы, даёт их в руки


«Я сделала эту операцию под девизом, что лучше я сделаю сейчас, чем не сделаю и буду жалеть. Окончательно зрение не вернулось, но у меня в глазах перестало быть сильно чёрно, у меня стало цветно. 


Цветной фон всегда меняется: он не однотонный, он непостоянный, плавает, — в этом состоянии, конечно, тяжело сосредоточиться, идти ровно и в принципе идти, что-то делать, но другого выхода нет, я к этому привыкла. Я научилась жить в этом плавающем цветном мире. 


Цвета не зависят ни от чего — ни от освещения, ни от погоды, они сами по себе есть у меня в голове. Но я говорю — зато не скучно, зато мультики в моей голове. Потому что когда было просто — густой чёрный цвет, — мне казалось, что у меня глаза закрыты, хотя они были открыты», — объясняет сибирячка.


До сих пор она не может сказать, что привыкла жить без зрения, — скорее, освоилась в новом пространстве. Первое время она сильно боялась оставаться одна дома — причём не из-за страха наткнуться на что-то, её пугала сама темнота. Но мало-помалу Анастасия научилась бытовым вещам — ходить самостоятельно, выбирать одежду в шкафу, делать уборку и загружать стиральную машинку, даже вязать крючком. Затем прошла аудиокурсы по макияжу и стала не только краситься сама, но и консультировать других девушек.


Она подчёркивает, что ей сильно помогла мама: например, она говорила, какой оттенок пряжи сейчас в руках дочери, и корректировала изделие, если что-то было не так. Помогла и общественная организация «Интеграция», в которой Анастасия обучилась шрифту Брайля и мастерству лепки из полимерной глины, — теперь она делает украшения на заказ. Руководитель «Интеграции» восстановила девушку на учёбе в академии, но на 3-м курсе студентка вновь бросила учёбу — точнее, ушла в декрет, но пообещала себе, что однажды закончит вуз.


Мужа Александра она встретила в середине марта 2016 года — тогда он подрабатывал таксистом и предложил Анастасии записать его телефон, чтобы ей было проще ездить с одним водителем, чем каждый раз объяснять свои особенности диспетчерам. Довольно быстро разговоры перешли из простых житейских в более личные — они влюбились друг в друга, а в мае они уже жили вместе.


«Я не знаю, как это объяснить. Иногда бывает, что даже со своими близкими я чувствую себя неполноценной, а с ним — нет. Может, это и объясняет то, что он стал моим мужем. Я это чувствую, что он не врёт, что ему не тяжело со мной», — заверила Анастасия.


Дочери Алине уже 1 год и 8 месяцев — девочка не осознаёт, что случилось с матерью, но понимает, что «мама особенная». Бабушке и отцу она показывает на вещи, а Анастасии даёт игрушки в руки или же ведёт её куда-нибудь сама.


Главная мечта Анастасии — увидеть дочь, мужа и других родственников
Главная мечта Анастасии — увидеть дочь, мужа и других родственников


«Первая моя мечта, конечно, видеть дочь, видеть мужа, маму, близких, увидеть себя в зеркале. На самом деле я знаю, как выглядит моя дочь, мой муж, они мне снятся. Я хочу рисовать. Хочу увидеть вещи, которые нельзя потрогать, — я хочу смотреть на звёздное небо, закат, рассвет, море, лес. Я могу это услышать, но я не могу его увидеть. Мечтаю путешествовать, мечтаю прокатиться на воздушном шаре.


Я очень долго искала ответ на вопрос — моя ли это авария, судьба ли это моя или случайность, за что-то меня наказали или от чего-то оградили? 


Мне говорили: "Вот, ты потеряла зрение, а могла бы умереть". Для меня смерть не была страшнее, чем потерять зрение. Мне казалось, что я не живу, а существую. Но довольно скоро я поняла, что жить нужно в любом состоянии — и может быть, что моя жизнь даже интереснее некоторых других жизней. И я счастливая, как была счастливой и до аварии. Счастье… Оно не в вещах — это образ жизни», — рассуждает Анастасия Лобастова.


Посмотреть эту публикацию в Instagram

Привет, друзья! Меня зовут Настя, мне 26 лет. Родилась и живу в Новосибирске. Как и все, закончила школу, поступила в академию. Но в 2011 году один день перевернул всю мою жизнь с ног на голову. 22 апреля я попала в страшную автокатастрофу. На третьи сутки комы в больнице у меня пропала реакция зрачка на свет. Я очнулась через месяц, уже не видела, была очень худая, лысая, не могла ходить, есть, говорить. Моим родным сказали, что я вряд ли выживу. но я выжила. Я живу счастливой жизнью. Я вышла замуж. Родила ребёнка, воспитываю прекрасную доченьку. здесь я пишу книгу о своей жизни после аварии. Очень надеюсь, что смогу кому нибудь помочь советом, поддержкой, смогу поделиться оптимизмом. я до сих пор продолжаю лечение, стараюсь вернуть зрение. Ради себя, ради своей доченьки, ради семьи и друзей. В мире нет ничего невозможного, стоит только поверить в себя и свои силы. #нск54 #незрячие #тактильнаятрость #ориентированиенаместности #интеграция #дистанционноеобучение #новосибирск #анастасиясашина #жизньнакончикахпальцев_as

Публикация от Анастасия Лобастова (@anastasiya_s_0306)


Сейчас ей 26 лет. Она пишет онлайн-книгу — большие и зачастую откровенные посты в «Инстаграме» об аварии, лечении, спорте и о том, каково учиться жить заново. Страницу ей помогают вести подруги — они же зачитывают ей комментарии и записывают ответы читателям. В блоге Анастасия часто пишет о том, что больше не собирается отчаиваться. Об этом она сказала и в завершение интервью:


«Конечно, я не сдамся и буду лечиться. И может быть, в 99 лет я умру, так и не увидев свою дочь. Но я до последнего дня буду бороться за своё зрение».


Ранее ещё одна молодая сибирячка — Мария Лебедева — поделилась с НГС своей историей, которую впоследствии подхватили многие российские и зарубежные СМИ. Жизнь юной красавицы превратилась в кошмар после страшной аварии — она рассказала о безразличии жениха — виновника ДТП, полной слепоте и комплексах.

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено