подробности

Маленький, но гордый бизнес: портняжка из Instagram

Пара путешественников начала шить детскую одежду — они считают, что 40-летние не умеют это делать

Глеб Духнов и Валерия Пискунова путешествовали и долго не могли найти, чем заняться, — в итоге решили шить одежду
Глеб Духнов и Валерия Пискунова путешествовали и долго не могли найти, чем заняться, — в итоге решили шить одежду

Глеб Духнов и Валерия Пискунова знакомы три года — сейчас ему 27, а ей 20 лет. В 2016 году они ездили автостопом по Азии, потом уезжали на несколько месяцев работать в Китай и пробовали разные профессии. Свой бизнес не пошёл, поэтому они решили смириться и учиться на программистов. Но в конце апреля 2018 года Лера проснулась и поняла, что нужно воплотить свою давнюю мечту в жизнь. Они, далёкие от швейного дела, решили создать свой бренд детской уличной одежды Molala. Журналист НГС.БИЗНЕС узнала у них, как им удалось раскрутиться с нуля и через полгода продавать одежду по всей стране, какую роль в этом сыграла их любовь к путешествиям, когда они планируют выйти на разные маркетплейсы и догнать Zara и Nike, почему им приходится работать до четырёх утра и почему сравнивают себя с группой Queen.

Сейчас в Instagram детской одежды Molala около 30 тысяч подписчиков — её часто заказывают в разных городах России, особенно в Москве, Санкт-Петербурге и Ростове-на-Дону. Глеб Духнов и Валерия Пискунова пока ещё ведут все дела сами, но уже ищут себе сотрудников, потому что их рабочий день начинается в 10 утра, а заканчивается около четырёх утра. Но прежде чем к этому прийти, ребята попробовали многое.


В 2016 году два с лишним месяца они путешествовали автостопом по Азии, когда Лере исполнилось 18 лет: полетели в Пекин и оттуда пешком, без денег дошли до Пхукета, останавливаясь у каучсёрферов.


Потом Лера съездила в Китай поработать — танцевала в клубе. Приехала и позвала Глеба с собой. Он отучился на курсах диджеев за месяц, написал, что имеет опыт шесть лет: «Там это не важно: главное, чтобы ты был европеец, высокий, скакал, руками махал. Я прилично зарабатывал: за два часа в день 150 тысяч рублей в месяц — это были самые лёгкие деньги в моей жизни. Я научил Леру, потом она тоже диджеила», — вспоминает парень.



Пара вернулась в Россию и стала искать новые способы заработать. «В конце апреля я проснулась утром и поняла, что с сегодняшнего дня надо делать: если не сейчас, то когда. Я работала на обычной работе. Временем не сильно располагала, поэтому два дня была на основной работе и два дня с утра до вечера мы с Глебом мотались по городу, чтобы понять, где бы мы могли воплотить нашу идею в жизнь. Не было практически ничего, кроме концепции, как мы хотим это видеть, философии бренда. Мы далеки от швейки: ни я, ни Глеб не шьём. Я только могу нарисовать свою идею», — вспоминает Лера.


Лера во время их путешествия автостопом
Лера во время их путешествия автостопом


По словам ребят, идея проста — сделать что-то новое для детей, потому что в массмаркете всё стандартное и, как правило, розовое или голубое. У Глеба и Леры нет своих детей, но они решили делать вещи, в которые одевали бы их, и такие, в которые хочется одеваться самим.


«Я смотрела на существующую детскую одежду, общалась с целевой аудиторией и видела, что все мамы сейчас очень современные: они ведут свои блоги о моде и красоте. Обращала внимание, как они одевают своих детей, и поняла, что им не во что их одевать, чтобы делать эти красивые фотографии для Instagram. Мне нравится street style, сама обожаю такую одежду и поняла, что её нет», — признаётся Лера.


Глеб считает, что его поколение и те, кому 30 или 35 лет, выросли на другой моде, которая отличается от той, что делают в сейчас: «Одежду для детей сейчас создаёт поколение 40–50-летних — получается, разные представления о моде. Например, нет оверсайза, чёрного цвета, унисекса, который подходит мальчикам и девочкам — как для взрослых. На деле оказалось очень сложно реализовать эту идею, возможно, поэтому никто не делает так, но мы оказались очень упёртыми. Большинство людей бы просто плюнули», — уверен он.


Они нашли свой первый цех, где работали два человека, и отшили первую партию одежды по сумбурным идеям, ничего не зная о тканях: как они называются, для чего какая лучше подходит и так далее. Зарегистрировали свой бизнес, сразу поставили онлайн-кассы, освоив и эту сферу. В итоге прошло два месяца с осознания того, что пора действовать, до первой фотосессии с готовыми вещами в конце июня.


Именно так пара одевала бы своих детей: им нравится оверсайз, чёрный цвет и одежда-унисекс. Они до сих пор помнят имена первых покупателей — Анна и Олеся
Именно так пара одевала бы своих детей: им нравится оверсайз, чёрный цвет и одежда-унисекс. Они до сих пор помнят имена первых покупателей — Анна и Олеся


«Мы потратили много сил и средств на создание первых образцов, особенно с учётом того, что денег не было — 100 тысяч тогда для нас были большой суммой, кровно заработанной. Мы жили в маленькой комнате вдвоём, иногда даже не было денег на еду — всё вкладывали в идею. Много потратили на фотографа — это была большая ошибка. Он был по цене выше средней, но выдал абсолютно не тот результат, который нам нужен. Это был провал. Мы выложили фотографии в Instagram, но у нас вообще не было подписчиков — только я, Глеб, кто-то из знакомых и мама. И главное — мы не знали, как рекламироваться», — расстраивается Лера.


Девушка рассказывает, что её ежедневно бросало из стороны в сторону, когда они сделали первые посты в Instagram: то она думала, что это гениальная идея, то — провал. И так в течение трёх недель.


«Я могла сесть и просто плакать, потому что казалось, что это никому не нужно, не интересно. У нас была мини-депрессия: мы смотрели на аккаунты, у которых 5 или 10 тысяч подписчиков, и не знали, как их набрать. Казалось тогда, что это много. Потом мы стали использовать mass following, чтобы на основе хотя бы 100 живых подписчиков давать какую-то рекламу. Так мы заработали первые 10 тысяч, теперь они уже тысячами подписываются», — говорит Лера.


Реклама — их основная статья расходов: за 2,5 месяца потратили 2 тысячи долларов. Они всё изучали на своём опыте. До сих пор на складе лежат мешки вещей с браком — это потраченные деньги, силы и время.


Лера считает себя в большей степени стилистом, у неё нет специального образования: она смотрит lookbook разных брендов — ей нравится японская и корейская мода, но приходится учитывать психологию и потребности клиентов
Лера считает себя в большей степени стилистом, у неё нет специального образования: она смотрит lookbook разных брендов — ей нравится японская и корейская мода, но приходится учитывать психологию и потребности клиентов


«Мы не можем послать человеку вещь, которая порвётся через месяц. У нас была история: мы вставили кнопки на трикотаж, которые нельзя было делать. Вещи качественные, но кнопка оторвётся через неделю — пришлось снять партию. Поэтому совет молодым бизнесменам — делайте всё качественно и профессионально и будете всегда в топе, потому что хорошего сервиса очень мало. Понимаешь это, когда углубляешься в нишу», — размышляет Глеб.


Первая их коллекция состояла из четырёх вещей с шестью размерами. Далее расширили её до восьми. Но потом пришлось переехать в другой цех и оставить на предыдущем все лекала из-за конфликта. Сейчас в новой коллекции опять восемь новых.


«Чтобы открыть свой бренд, имея хотя бы шесть размеров и 10 изделий, нужно миллиона два на сотрудников, офис, производство. Но нам повезло: нашли лазеечку, которая была не занята, и пролезли. Всё-таки, помимо труда, это везение. Но были моменты, когда Лера говорила, что хочет джинсы за 1,5 тысячи, а я просил подождать, потому что можно три вещи сшить», — вспоминает парень.


Когда ребята углубились в сферу, поняли, что в Новосибирске мало хороших конструкторов и швей, дефицит тканей — что-то необычное или в больших объёмах нужно заказывать за тысячи километров, а это дорого и долго. Поэтому пара не исключает переезда в другой город или перевоза части производства, например, в Питер. Правда, теперь они нашли цех, качество которого их устраивает, но платить приходится, как говорят бизнесмены, в два-три раза выше среднего.


Лера любит чёрный цвет, но добавляет те, которые в тренде: сейчас это фиолетовый, по её мнению. Часто клиенты просят одежду для взрослых, которую они постепенно вводят
Лера любит чёрный цвет, но добавляет те, которые в тренде: сейчас это фиолетовый, по её мнению. Часто клиенты просят одежду для взрослых, которую они постепенно вводят


«Все привыкли делать всё массово и не важно как, а мы придираемся к мелочам. Много нечестных людей встречается. Но всё будет, как в фильме "Богемская рапсодия": этот человек запомнится тем, что отказал Queen. А новый цех выдаёт сервис и качество, которые пока нас устраивают. И формат коммуникации, потому что швейный бизнес — это всегда так: "Какой компутер? Не нужон нам интернеть ваш! Какая заявка по WhatsApp, у меня тетрадка есть". Некоторые не понимают этот стиль, но если с этим цехом не заладится что-то, мы переедем в Питер», — заявляет Глеб.


Но, по словам создателей бренда, они понимают, что с их амбициями этого не хватит в любом случае и предполагают, что нужно будет шить в Камбодже или в Китае, чтобы охватить все страны. Лера дополняет, что те маленькие бренды, на которые они изначально равнялись, они переросли. Теперь они равняются на Zara и Nike.


«Сейчас уже речь идёт о том, чтобы шить тысячами. В Новосибирске особо нет такой возможности — это сроки, недостаток ткани и фурнитуры. Вообще, конечно, если вы хотите зарабатывать деньги, идите в IT, не идите в швейку. У нас друзья-бизнесмены работают в IT, у них себестоимость бизнеса 10%, а у нас — 60%. Но нам нравится то, чем мы занимаемся. При том же напряжении и затрате сил получите больше выхлоп, но здесь это идея, след в истории. Бизнес без вложений — это нереально, нам просто повезло», — радуется Лера.


Скоро они откроют первый фирменный магазин и выпустят пуховики, а в дальнейшем хотят шить на весь мир и продавать франшизу
Скоро они откроют первый фирменный магазин и выпустят пуховики, а в дальнейшем хотят шить на весь мир и продавать франшизу


Недавно пара нашла инвестора, чтобы расширить свой бизнес. Параллельно занимаются оптимизацией всех процессов. Например, хотят сократить процесс упаковки товара: сейчас они делают это сами, два раза приезжая на склад и упаковывая до четырёх утра все посылки, на каждую из которых уходит минут 10. На прошлой неделе они переехали из Академгородка в центр Новосибирска и ищут помещение, чтобы перевезти склад.


«Оптимизируем всё и будем переходить на массовое производство. Цель сейчас — сделать 30–40 вещей, открыть хороший сайт, выходить на европейский и американский рынки — охватить как можно больше маркетплейсов, продавать вещи на Amazon. Открыть первый фирменный магазин — где будет дешевле: в Новосибирске или в Питере. А потом продать франшизу», — озвучивает планы развития Глеб.


Читайте также: 

Маленький, но гордый бизнес: папа Карло из «Тихой гавани»

Новосибирец запустил канал на YouTube про будни столяра: он делает ножи из ореха и ложки для авокадо

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено