интервью

«Мама, мягко говоря, была в шоке»: 4 истории студентов с очень необычными специальностями

Исследователь космоса, бильярдист, священник и гебраист — о своём выборе и том, где будут работать

Юристы, экономисты, менеджеры — из года в год на эти специальности в новосибирских вузах наибольший спрос, и власти только успевают говорить о переизбытке таких специалистов. Иногда конкурс в вузах на подобные специальности доходит до 100 человек на одно место. Обозреватель НГС нашёл четырёх выпускников новосибирских школ и гимназий, которые теперь учатся в университетах на действительно необычных специальностях. И узнал, как их туда вообще занесло.

Глеб Шигин

МГУ им. Ломоносова, космические исследования и космонавтика, 1-й курс


«Мама, мягко говоря, была в шоке»: 4 истории студентов с очень необычными специальностями


Мой выбор был из трёх направлений, если считать именно МГУ: механика мехмата, астрономия физфака и ФКИ (мой факультет). Но так уж сложилось, что на мехмате традиционно много математики, а на физфаке — физики, а мне хотелось чего-то среднего. И вот в МГУ открыли новый факультет — космических исследований, где и математика, и физика, и даже программирование.


Однокурсники руководствовались в основном тем же, чем и я: программа сбалансированная, обещают много учить о космосе. Пока прямо интересных предметов сейчас нет: общий курс физики и математики всех сортов и расцветок. Уже на старших курсах должны появиться такие предметы, как астрономия и астрофизика, в программе есть изучение Big Data, машинное обучение, проектирование космической техники.


О востребованности специальности сейчас сложно говорить. Само собой, хороший учёный-астроном или инженер-проектировщик космических кораблей — на вес золота, но в данный момент космическая программа конкретно нашей страны не в самом лучшем состоянии. Но, как говорится, не здесь, так там. А там сейчас такие люди очень нужны. Но если и здесь такие люди будут нужны сильнее, чем там, то вообще прекрасно. 


Само собой, хотелось бы иметь дело с космосом: изучать его, отправлять в него людей, участвовать в этом глобальном угаре современной науки по вселенной. 


Но это именно какой-то идеальный вариант. Если мыслить более приземлённо, то хочется просто работать в технической сфере, будь то IT, инженерия, матмоделирование или статистика. Мой факультет напомнил мне о моих детских увлечениях космосом.


Валерия Михайлова

СПбГУ, семитология, 3-й курс


«Мама, мягко говоря, была в шоке»: 4 истории студентов с очень необычными специальностями


Я понимала, что хочу заниматься языками, потому что это то, что у меня получалось и получается. В итоге по баллам я прошла и в НГУ на китаистику, и в СПбГУ на семитологию. Тогда я мало что знала про восточные языки и решила, что если уж начинать их учить, то что-нибудь менее распространённое, чем китайский. Поступление на семитологию даже для меня стало сюрпризом, так же как для родных и друзей. Вообще, первой реакцией, когда я сообщала эту новость, было: «Семитология? А что это?». Ещё спрашивали: «И кем ты будешь после университета?». В общем, 


люди не совсем понимают до сих пор, чем я занимаюсь. Но, как правило, когда я рассказывала, что такое семитология, друзья радовались за меня — всё-таки это экзотика.


Мы учимся во дворце Петра II, в университете очень красиво. А люди, которые преподают у нас, — это известные в востоковедческих кругах учёные, причём мирового масштаба. Это давало и даёт мотивацию развиваться. На первом собрании кафедры нам сказали: «Учиться у нас сложно, но интересно». И не обманули. Восточные языки совсем не похожи на европейские, а у меня это ещё и две разные письменности (арабский, иврит), сначала очень сложно перестроиться на это. 


Если б мне кто-то сказал два года назад, что я буду читать Библию и Коран в оригинале, — я бы не поверила. 


Или вот арамейский язык (Иисус Христос на нём говорил, между прочим) — много вы знаете людей, которые его знают? Он мёртвый, конечно, но дополняет картину семитских языков. Мне все предметы нравятся на факультете: всё это необычайно интересно. У нас комплексное образование, то есть помимо языков мы изучаем и историю, и этнографию региона.


Курс у нас большой: изначально набрали 120 человек, сейчас осталось меньше. Типичная история для восточного факультета СПбГУ: «Хотел на китаистику или японистику, но попал на направление N». <...> Из нас готовят учёных, в первую очередь в семитологии много неизученного. Но вообще востоковедение даёт большой ареал специальностей: в основном это перевод и преподавание. Европеец со знанием восточного языка ценится просто потому, что их не так много. 


При изучении любых языков, а особенно восточных, необходимо в первую очередь терпение. Язык ведь отражает то, как люди видят мир, и на Ближнем Востоке это восприятие здорово отличается от нашего. Вообще, главная сложность профессии востоковеда в том, что невозможно говорить на восточном языке, не зная об особенностях культуры. То есть можно сказать что-нибудь привычное европейскому человеку, а для восточного это будет неуважением или оскорблением. В этом, кстати, и главная прелесть востоковедения.


Павел Лапин

Новосибирская православная духовная семинария, теология, 4-й курс


«Мама, мягко говоря, была в шоке»: 4 истории студентов с очень необычными специальностями


Поступая в семинарию, я думал о своем призвании, думал о пути священника, о смысле жизни и любви к Богу, которому служат священники. В данный момент существуют указы патриарха, которые предписывают необходимость богословского образования для священников. На последних годах обучения в школе многие ребята суетливо ищут занятие, которое им по душе и которому обучают в университетах. Так и я, начиная с десятого класса, перебирал разные специальности. В ноябре десятого года обучения я принял крещение, и моя жизнь несколько изменилась. 


Студенты семинарии — это классные ребята. В основном они выросли в православных семьях, ходили в воскресные школы, с детства посещали храм. Но есть и малая часть студентов, к которой и я принадлежу, — это ребята из светских семей, воспитанные в обычных школах и в храм, как правило, не ходившие до некоторого времени. Однажды я начал читать Библию просто для расширения кругозора. Затем произошло нечто — у нас это называют встречей с Богом, или можно назвать это уникальным духовным опытом, после которого человек становится верующим. И вот из-за этого опыта 


я подумал, что если я смогу, будучи священником или просто христианином, хотя бы на часть поделиться своей радостью с кем-то от встречи с Богом, от жизни с Богом, то сделаю этому человеку доброе дело, которое, возможно, изменит его жизнь к лучшему. 


Мои родители сначала относились с некоторым скепсисом к моей религиозной жизни, но потом я почувствовал от них большую поддержку в своём, как я думаю, благом намерении. 


Для поступления нужно было сдать ЕГЭ по русскому языку, истории и обществознанию. Также мы сдаём вступительные экзамены, на которых проверяют наши знания Священного Писания, церковного учения, истории церкви. Также даётся несколько тем, на одну из которых нужно написать сочинение. 


<...> Самые яркие впечатления оставили преподаватели Священного Писания, философии,
истории, риторики. Придя в семинарию, я узнал детей священников и тех, кто объездил половину континента автостопом. Узнал выпускников православной гимназии и тех, кто прожил бóльшую часть жизни у Тихого океана. Если углубиться, то в семинарии есть много интересных историй. 


Богослужебная практика проходит у нас каждое воскресенье и состоит в том, что мы помогаем при совершении служб: поём на клиросе, прислуживаем в алтаре. Есть проповедническая практика — она составляет подготовку и выступление с проповедью. Священническое служение, если можно назвать это специальностью, в церкви востребовано всегда, но сейчас особенное время: священников мало, люди строят храмы в разных новых и старых районах, и там нужны священники. 


Мои друзья выбирали самые разные направления учёбы: от специалиста по нанотехнологиям до юриста или психолога. Думаю, если бы не эта специальность, я бы выбрал что-то связанное с гуманитарными науками: мне нравится история, хотелось бы отучиться на филолога, получить педагогическое образование. Но жизнь одна, и, наверное, всего не успеть. 


Олег Мечковский

РГУФКСМиТ, теория и методика индивидуально-игровых видов спорта (бильярд), 4-й курс


«Мама, мягко говоря, была в шоке»: 4 истории студентов с очень необычными специальностями


На момент поступления у меня не было других вариантов, кроме этого вуза, хотя по результатам ЕГЭ была возможность поступить и в другие университеты. Для друзей это не стало неожиданностью — я всегда думал в этом направлении. Мама, мягко говоря, была в шоке. Не от выбора вуза, а оттого, что он находится в другом городе. Меня поддержал отец. 


На факультете индивидуально-игровых и интеллектуальных видов спорта студенты учатся по направлениям бильярдного спорта, бадминтона, настольного тенниса, гольфа, шахмат, боулинга. В группе бильярда нас всего двое. Поступление было не очень лёгким, потому что я впервые оказался один в чужом городе. Кроме результатов ЕГЭ была сдача нормативов: бег, прыжки в длину, отжимание на время... Также были упражнения на бильярде. 


Из необычных предметов нам преподают сам бильярд, массаж, биомеханику. Больше всего нравится психология и педагогическое совершенствование. У меня остались очень яркие впечатления от первых дней учёбы: я ощутил масштабы университета — это огромная территория в 64 гектара и куча народу. <...> Я был потрясён. Все преподаватели увлечены своим предметом и просто фанатеют от своей работы. Преподаватели сразу заразили своей увлечённостью и приверженностью своему делу. В этот момент я понял, что оказался там, где должен был. 


Главная мысль, которую я почерпнул буквально на первом занятии, — это то, что от людей, связанных со спортом — будь то тренер или работник департаментов спорта, — от всех зависит здоровье всей нашей нации. 


Невероятно большое количество людей занимаются русским бильярдом. Дети начинают играть, стоя на подставке у стола, когда ещё не достают до него, и играют до старости — у нас в городе проводятся турниры гранд-лиги в возрасте от 60–70 лет.


В Новосибирске много тренеров, кто работает с детьми и взрослыми, но мало людей, имеющих физкультурное или педагогическое образование, не говоря уже о профессиональном бильярдном образовании. Моя будущая профессия — это, конечно же, тренер по бильярдному спорту. Сейчас я уже работаю тренером в бильярдном клубе, а начал я ещё в 15 лет помощником тренера в ДЮСШ, я трёхкратный чемпион Сибири, многократный — области. 


Есть огромное количество игроков, которые играют долгое время и, достигнув определённого уровня, не могут двигаться дальше самостоятельно. Есть люди, которые приводят на бильярд своих детей и хотят, чтобы они достигли в этом виде спорта высоких результатов. Для этого нужен профессионал, разбирающийся не только в самом виде спорта, но и знающий биомеханику и физиологию организма. 


Читайте также:

Фабрика медалистов: репортаж из новосибирской гимназии, где учатся самые умные дети.

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено