«Не могу выйти замуж, родить детей»: девушка унаследовала долг отца в 4 миллиона за бизнес в 90-х

Её отец-учёный поручился не за того человека — теперь у девушки нет ни жилья, ни денег

Из-за сделок родителей в 90-х Вера Сёмка теперь должна около четырёх миллионов рублей
Из-за сделок родителей в 90-х Вера Сёмка теперь должна около четырёх миллионов рублей

Детство и юность жительницы Новосибирска Веры Сёмки — это бандиты под дверью и бесконечные судебные заседания, вспоминает девушка. После смерти родителей она стала наследницей не только трёхкомнатной квартиры в Академгородке, но и долга почти в четыре миллиона рублей. Прожив всю жизнь в квартире родителей, несколько лет назад она узнала, что квартиру продали за долги ещё в 94-м году. Сейчас 26-летняя девушка разбирается в сделках родителей, которые они совершили ещё в 90-е. Из-за постоянных судов Вера не может устроить свою личную жизнь и боится, что зарплаты бюджетника не хватит на оплату долгов. НГС попытался разобраться в запутанной истории, а адвокат и судебные приставы рассказали, как заранее узнать о возможных долгах перед получением наследства.

26-летняя Вера Сёмка унаследовала не только трёхкомнатную квартиру в верхней зоне Академгородка, но и баснословные долги своих родителей. Многих подробностей событий 90-х, когда история с продажей квартиры только началась, Вера не знает и не помнит — ей было не больше пяти лет. Мама и папа Веры умерли четыре года назад, и рассказать, кто и почему заключал сделки, просто некому.


Её отец Борис Сёмка был научным сотрудником Института истории, там он встретил молодую лаборантку Раду — скоро пара поженилась, и у них родилась дочь Вера. Чтобы у девочки была своя комната, родители поменяли «двушку» на «трёшку». 


У Веры есть документы, что новую квартиру приватизировали на неё и маму в 1994 году.


В 2005 году, когда Борис Сёмка ещё был жив, он рассказывал Тайге.инфо, что в начале 90-х Анна Гордиенко — супруга заместителя директора по научной работе Института философии и права Алексея Гордиенко (в 2000 году он возглавил Советский район) — предложила ему открыть совместный бизнес. Сёмка отказался, но предложил ей другого партнёра — своего знакомого Максима Сливу. Вскоре Слива занял у Гордиенко крупную сумму и пропал. Тогда Гордиенко потребовала от Сёмки, который согласился стать поручителем Сливы, вернуть долги приятеля. Прессе Сёмка сказал, что Гордиенко вынудила их семью оформить доверенность на неё, но Слива вернулся и признал свой долг, но к тому времени Сёмка уже остался без жилья. 


Несмотря на продажу квартиры, семья никуда не переезжала, хотя, по воспоминаниям Веры, их пытались выселить.


«Я не знаю, каким способом заставили мою мать подписать доверенность. Понимаю, это были лихие 90-е — это могли быть и угрозы. К нам ходили настоящие бандиты из 90-х. Родители говорили никому не открывать. На маму неоднократно нападали всё время. Доверенность была на всю квартиру. Так как я была несовершеннолетней, нужно было согласие опеки, насколько мне известно, функцию этого органа выполняла администрация Советского района. Сейчас эти документы в архиве. Как мне одобрят ходатайство об ознакомлении с материалами, я хочу всё-таки на это взглянуть и, возможно, возбудить прокурорскую проверку», — объясняет Вера. Девушка уверена, что разрешение выдали незаконно — ребёнка хотели выселить в никуда.


Половина «трёшки» была приватизирована на несовершеннолетнюю Веру. Теперь истец требует, чтобы она вернула деньги за свою долю и за долг матери, который получила в наследство
Половина «трёшки» была приватизирована на несовершеннолетнюю Веру. Теперь истец требует, чтобы она вернула деньги за свою долю и за долг матери, который получила в наследство


Кассационная инстанция Новосибирского областного суда в марте 2005 года признала ничтожным договор купли-продажи за 2,5 миллиона неденоминированных рублей, хотя реально квартиру продали почти в полтора раза дороже.


«Там говорится, что на счёт несовершеннолетней Сёмка В.Б. были внесены денежные средства в размере 1 882 000 неденоминированных рублей. На момент моего 18-летия на этом счёте было около 80 тысяч, я не знала назначение этого счёта. Впервые я участвовала в суде, когда мне было 14–16 лет, мне было даже смешно, что кто-то хочет отобрать нашу квартиру, — в таком возрасте не понимаешь юридических тонкостей. Также говорится [в определении], что установлено, что фактически квартира была продана по действующей на момент сделки рыночной стоимости 30 миллионов неденоминированных рублей», — рассказывает Вера. На её счёт в банке перечислили только половину суммы из договора, свою часть от реальной суммы продажи квартиры она не получила. Насколько Вере известно, родители также ничего не получили — они не смогли доказать, что квартиру по доверенности продали дороже.


«Даже если бы эти деньги до сих пор лежали бы на счёте — тысяч сто там было бы, что бы я смогла на них купить? Очень плохую машину, и, видимо, жить в ней», — недоумевает девушка. Суд решил, что продавцы должны вернуть деньги, а покупатели — квартиру. Мама Веры должна была выплатить вдове покупателя Юрия Г. 1 759 625,5 рубля, а также отца и мать обязали выплатить 1 759 625,5 за долю Веры. 


«Деньги списывали с отца, так как мать не работала. В то же время мать ушла из семьи, я жила с отцом. В 2014 году с разницей в два дня умерли оба родителя. У отца был рак, у матери тоже была болезнь. От бабушки мне досталась квартира, в которой жила мать, — квартира была в таком ужасном состоянии, что мне пришлось её продать по бросовой стоимости — с этих денег я раздала некоторые долги родителей, купила комнату, а вскоре ко мне приходят представители истца и говорят, что я должна 3,5 миллиона», — рассказывает девушка.


Теперь, когда Вера стала совершеннолетней, истцы считают, что она обязана выплатить не только долг матери, но и вернуть деньги, которые родители не заплатили за её долю. 


Вера поясняет, что в апреле областной суд установил размер её долга в 1 870 000, и она готова отвечать за долг, который получила в наследство от матери. В мае истцы продали долг агентству «Финанс Секьюритиз», а опытные юристы пытаются доказать, что раз половина квартиры была приватизирована на Веру, то с 18 лет она отвечает за неё.


«Понимаю, это работа юристов той конторы, они собрали по приставам на меня долг матери в 2,6 миллиона, долг отца и все проценты — это уже около четырёх миллионов. Они считают, и суд их сейчас поддерживает, что я обязана нести ответственность по достижении совершеннолетия за те долги, которые якобы в моих интересах были приобретены моими родителями. У меня опускаются руки, что после стольких лет судебных тяжб, которые сжирают годы моей жизни. Дальше мы будем проходить круги ада обжалования в различных инстанциях этого решения. Мне представитель истца напрямую сказал, что мировая возможна, только если вы отдадите нам квартиру. Мне 26 лет. Я не могу выйти замуж, родить детей, сменить место жительства из-за этого», — сетует Вера. Девушка работает звукооператором в бюджетной организации — с зарплаты бюджетника не оплатить многомиллионные долги.


В «Финанс Секьюритиз» обратилась вдова покупателя — Валентина Г., она сказала юристам, что у неё больше нет сил судиться. Юрист «Финанс Секьюритиз» Артём Ананьев считает, что в этой ситуации пострадавшие все — и Вера, которая не до конца знала о долгах родителей и вступила в наследство, и покупатели супруги Г., которые заплатили за квартиру, но так её и не получили. 


«Пожилые люди [покупатели супруги Г.] остались без квартиры, за которую заплатили. Долг Веры не изменился — 3,5 миллиона. Когда Вере исполнилось 18 лет, она стала отвечать сама по своим обязательствам, поэтому половина долга, которая была присуждена с родителей, автоматически перешла на неё, а вторая половина, которая взыскана с матери, — об этом есть определение суда о правопреемстве, что она приняла наследство матери», — объяснил позицию компании Ананьев.


Как пояснил корреспонденту НГС юрист по наследственным спорам агентства «Капитал ресурс» Дмитрий Поздняков, такие дела сегодня встречаются редко, большинство из них решилось ещё в двухтысячных — сейчас уже мало сделок с недвижимостью, когда вопрос касается приватизации. 


Зато сегодня часто люди наследуют квартиры вместе с ипотекой. Однако, прежде чем вступить в наследство, адвокат советует подробно изучить имущество и долги умерших родственников.


«Наследник отвечает по долгам наследодателя только в сумме полученного наследства. Узнать о долгах родственников можно исключительно из официальных источников — сайт судебных приставов-исполнителей, сайты арбитражных судов по месту прописки наследодателя. Если мы говорим о кредитных обязательствах, сейчас многие банки даже по программе потребительского кредитования включают договоры страхования заёмщика. В случае установления факта задолженности по кредитному договору нужно смотреть документы по возможному страхованию. Если страхование было, то нужно обращаться в страховую компанию как правопреемник», — посоветовал Поздняков.


В УФССП рассказали, что узнать о долгах родственников можно в банке исполнительных производств, но в их базе есть информация о должниках, на которых уже возбудили исполнительное производство, — то есть когда решение суда уже передали приставам, в остальных случаях специалисты ведомства рекомендуют обращаться к нотариусу.


Читайте также:
Увязли в долгах: жители Новосибирской области стали реже брать потребительские кредиты, но при этом занимают у банков более крупные суммы, чем год назад.

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено