интервью

«Чувствуешь себя голым»: учитель, прокурор и следователь — о профессиональных запретах

Они не пьют в барах, скрывают любовников и не могут вести соцсети — иначе их уволят с работы

В начале июня несколько тысяч педагогов устроили флешмоб в поддержку уволенной учительницы из Омска — молодая преподавательница сфотографировалась в купальнике на занятии в модельной школе, и снимок выложили в Сеть. Родители сочли это аморальным и пожаловались руководству школы, завуч предложила девушке уволиться по собственному желанию. Узнав об этой истории, педагоги массово выложили пляжные фото в соцсети с подписью «Учителя тоже люди». Однако омская школа — не единственное место, где существуют запреты на вроде бы невинные поступки. Корреспондент НГС поговорила со школьной учительницей, помощником прокурора и сотрудником Следственного комитета о том, какие запреты существуют в профессиях и что заставляет их чувствовать себя уязвимыми. Родители, коллеги и недовольные граждане следят за ними в социальных сетях и в публичных местах — а фотография в баре может стоить им карьеры.

По словам молодых педагогов, родители школьников всё чаще интересуются, что публикуют учителя их детей в соцсетях
По словам молодых педагогов, родители школьников всё чаще интересуются, что публикуют учителя их детей в соцсетях


Светлана, Б. учитель: «В гимназию я пришла три года назад, после университета. Завуч, которая меня курировала вначале, намекнула, что в соцсетях ничего личного выкладывать не стоит, потому что у гимназии хорошая репутация. Я учитель английского, мне как начинающей дали второклассников. Родители младшешкольников сейчас включены во все процессы, знают каждого педагога, создают чаты. Две мамы нашли мою страницу в "Одноклассниках" — я зарегистрировалась там, чтобы общаться с бабушкой, которая живёт в Барнауле. На странице, кроме пары фотографий, ничего не было. 


Неприятно, чувствуешь себя голым, уязвимым перед другими. 


Может, они находили меня и в других соцсетях, но там не видно гостей. Сейчас в соцсетях у меня подписки только на страницы о преподавании иностранных языков, паблики нескольких фотографов-путешественников и группы про кошек. Остальное храню в закладках, стараюсь не комментировать ничего. 


После митингов в других городах, на которых задерживали школьников, был неформальный разговор в учительской — они опасались, что наши ученики тоже могли выйти на акции в Новосибирске. 


Открыто мне никто не запрещал, но и без того понятно, что на акцию Навального учителю идти не стоит. Включается самоцензура. 


За три года рассталась с двумя парнями — в Instagram не постила их фото. Мои ровесницы спокойно ходят на свидания, но я боюсь, если начну афишировать отношения с мужчинами, найдутся те, кто заявит, что я подаю плохой пример ученицам. Вам покажется это смешным, но до сих пор хорошая молодая учительница в глазах родителей и старших коллег должна быть немного синим чулком. Если 50-летняя учительница выложит фотографию, где она в купальнике у себя на даче жарит шашлыки, реакция будет другая, чем на фото 24-летней учительницы на пляжной вечеринке.


Переживаю, когда с друзьями на летнике заказываем кальян и коктейли, ведь прохожие видят, кто сидит на веранде. 


С одной стороны, в этом нет ничего преступного, а с другой — опасаюсь, что о моих профессиональных качествах будут судить по отдыху в баре. Всё же работа — это не вся моя жизнь, все должны отдыхать. Я подрабатываю переводчиком ещё, если уволят — полностью уйду в эту сферу. Этим себя успокаиваю».


Лилия М., помощник прокурора: «Официального приказа в прокуратуре нет. Но есть проблемные граждане, которые любят ходить по страницам чужих людей, и если я на открытой странице под своим именем и фамилией выложу фото с алкоголем или в купальнике, то я осознаю: если они напишут жалобу, меня привлекут к дисциплинарной ответственности минимум. 


В зависимости от содержания фотографии могут и уволить.


Делаем все страницы закрытыми, меняем фамилии. Мои однокурсники из института прокуратуры работают по всей Российской Федерации — невозможно найти друзей и коллег, потому что все регистрируются под другими именами, чтобы граждане не находили. У меня таких случаев не было, но зампрокурора Новосибирска Игоря Стасюлиса (гособвинитель в деле «Тангейзера». — Д.Я.) преследовали в соцсетях.


Я понимаю, что я человек публичный. Пересмотрела свои студенческие фото на странице — удалила фотографии, где была в компании с выпившими, где был слишком откровенный наряд или где была слишком весёлая.


В институте со мной учились дети, чьи родители работали в прокуратуре или судебной системе. Они изначально понимали, что нельзя. 


Если в компании пьют пиво, то они не фотографировались, отходили — боялись за карьеру родителей. Даже одевались строже, никаких декольте.


Будучи студенткой, могла перейти дорогу в неположенном месте, сейчас боюсь, что попадётся принципиальный полицейский и составит в отношении меня "административку", и меня уволят. Зачем мне это? Я лучше пройду 20 метров до пешеходного перехода. Если иду в форме, стараюсь аккуратнее говорить по телефону — волей-неволей люди обращают внимание.


За фото с алкоголем в баре сотрудники различных ведомств рискуют получить строгий выговор
За фото с алкоголем в баре сотрудники различных ведомств рискуют получить строгий выговор


Когда была на повышении квалификации в другом городе, встретила парня, который учился на курс младше. Он меня подвозил, мне страшно с ним было ехать — всячески, как мог, нарушал правила дорожного движения. Спрашиваю, зачем он так, — "А что? Остановят — покажу удостоверение". Некоторым людям власть даёт раскрепощение, но это до добра не доводит. У меня наоборот. Однажды с друзьями поехали в Петербург в отпуск. Жара невыносимая, стояли в огромной очереди. Друзья перелезли через забор — не потому, что им 500 рублей было жалко, а чтобы не стоять 40 минут в очереди. А я стояла и ждала. Кажется, безобидный поступок, но откуда мы знаем, как он может в дальнейшем отразиться? Немаловажно, что в нашей системе я человек, скажем, случайный — у меня ни мамы, ни папы нет в системе».


Вадим Д., следователь: «Нам вообще ничего нельзя делать, особенно нежелательно выпивать в публичных местах, например барах. Были рекомендации удалить фотографии из социальных сетей, особенно в форме. У меня во "ВКонтакте" только одно изображение машинки — больше ничего нет. В Сеть попадали фотографии сотрудников в алкогольном опьянении в различных заведениях. Были определённые прецеденты, когда граждане, которые точат зуб на следователей, жаловались, что вот на такой-то странице размещены такие-то фотографии. Принимались дисциплинарные меры — выговоры и строгие выговоры. Не помню, чтобы доходило до увольнений, но наказывали строго. Это может повлиять на карьеру и повышение по службе.


Отдыхать можно хоть где, но лучше отвернуться спиной, чтобы никто не видел. 


Переход не по "зебре", превышение скорости, не пристегнулся в машине — за это всё прилетает. Другому человеку — хоть на голове стой, а следователь, полицейский или военный и штраф заплатит, и непонятно, чем дело закончится для него.


Двоякое чувство от запретов, но это же государственная система, и, когда ты идёшь сюда работать, ты принимаешь правила системы. Говорить, что "это неправильно и я так не хочу жить" — а зачем ты сюда шёл? На самом деле сильно ни от чего не отказываешься, просто делаешь всё более осознанно, с головой».


Читайте также:

Новосибирские педагоги присоединились к флешмобу «Учителя тоже люди» и выкладывают фото в купальниках — их не устраивает, что представители других профессий могут свободно выкладывать фото с пляжа и отдыха, а учителей за такие снимки готовы уволить.

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено