фоторепортаж

Гетто для изгоев: репортаж из района, где пропадают дома

Легендарный «Телецентр»: пленные немцы, криминальные банды и дома, из которых не хотят уезжать

В начале мая мэрия с торгов во второй раз продала большой квартал в «Телецентре». Бараков в этом районе с каждым годом становится всё меньше, но на их месте пока красуются либо долгострои, либо пустыри. Корреспонденты НГС провели два дня в разрушающихся переулках Серафимовича и Римского-Корсакова, выяснили, за что их любят местные жители и почему раньше здесь опасно было гулять, и узнали у экспертов, почему застройщики неохотно берутся за большую территорию у метро в самом центре Левобережья. 

В проданном в начале месяца квартале уже несколько лет пропадают дома
В проданном в начале месяца квартале уже несколько лет пропадают дома


В начале мая мэрия с торгов продала квартал с бараками в микрорайоне «Телецентр»: право построить новое жильё на месте 7 домов разной степени ветхости за 15,83 млн рублей получила компания «Комфортный дом», которая входит в группу «Строитель».


Квартал уходит с торгов не в первый раз, но предыдущий застройщик, алтайская «дочка» столичной группы «Партнёр», за неё так и не взялся. Впрочем, местные жители тогда довольно активно выступали против застройки: вместо допустимых 12 тысяч «квадратов» нового жилья тут предлагали построить 32 тысячи.


Сейчас медленно разбирают дом  № 1,  потом возьмутся за соседний дом  № 3  — отсюда уже выезжают люди
Сейчас медленно разбирают дом № 1, потом возьмутся за соседний дом № 3 — отсюда уже выезжают люди


За последние годы из квартала пропало три дома, ещё один, в 4-м переулке Серафимовича, 1, неприкаянно стоит за металлическим забором — без крыши и с распахнутыми окнами без стёкол, через которые видны обои в цветочек и обрушившиеся перекрытия. К соседнему, запланированному на расселение только к концу следующего года дому на Серафимовича, 16 подкатывает иномарка: крепких парней в салоне интересует, кто занимается сносом: доски, говорят, хорошие.


Тамара Борисовна вспоминает снос одного из соседних домов: «Вообще
не очень приятно было смотреть: вроде, только был кому-то нужен, и так небрежно»
Тамара Борисовна вспоминает снос одного из соседних домов: «Вообще не очень приятно было смотреть: вроде, только был кому-то нужен, и так небрежно»


Жительница дома № 16 Тамара Борисовна говорит, что все дома в квартале, кроме их углового, сносит мэрия: «Она уже и документы взяла у жителей». Сносят в этот раз долго, сетует она.


— Этот дом уже месяц или больше [как расселили], — припоминает старушка. — Тут всё Маша ходила, её ругали, что голубей кормила — их много развелось. Она с ключами от «Новомарусино» ходила: приезжала оттуда, покупала крупу в магазине и кормила. Так они её знали, провожали, встречали.


На месте снесённых деревянных бараков сейчас пустыри, открытые погреба и кучи земли и мусора
На месте снесённых деревянных бараков сейчас пустыри, открытые погреба и кучи земли и мусора


До этого с карты буквально за день пропал дом № 18: приехал экскаватор и всё снёс, и утром уже на месте дома, в котором десятилетиями жили несколько семей, была ровная площадка.


Кучи мусора и перерытая площадка с провалами погребов осталась на месте нескольких домов рядом со школой № 94 за стройкой СК «Комфорт» на Серафимовича, 10, которую на карте уже пометили долгостроем. Рядом за забором зияет пустыми окнами ещё один расселённый барак.


Проплешины, на которых ещё недавно стояли дома, встречаются в «Телецентре» всё чаще
Проплешины, на которых ещё недавно стояли дома, встречаются в «Телецентре» всё чаще


Постепенно пустеют дома в 3-м переулке Серафимовича: в марте мэрия объявила об изъятии квартир в аварийных домах № 10 и 12. Весь квартал, куда также входят деревянные бараки переулка № 14 и 16 и дом на Вертковской, 32, в 2016 году выкупила компания «ТрестМонтажСтрой» — тогда площадка обошлась застройщику в 46,2 млн рублей.


Жительница дома № 14 Ирина Усачёва говорит, что его сносить не собираются.


— Мы ни к кому не относимся: как нам сказали, приватизированная земля, а все квартиры в муниципалке. Мы как бы и в мэрии, и не в мэрии — мы вообще как бы нигде, — негодует она. — Вот мы платим за квартиру: через банкомат забить [адрес нельзя] — мы не существуем, никаких переулков здесь нет.


Делать хоть какой-то ремонт местные жители боятся — стена может рухнуть даже от стука молотка или отрывания старых обоев
Делать хоть какой-то ремонт местные жители боятся — стена может рухнуть даже от стука молотка или отрывания старых обоев


Аварийный дом заметно просел, из стен квартир в подъезды вываливаются целые куски, просто если вдруг решишь сменить обои и оторвать старые, — да и вообще вся конструкция деревянного дома держится на каменной печи, которая тоже вот-вот обвалится. «Ничего не трогаем, потому что боимся трогать», — комментируют жители.


— Я детей не пускаю на унитаз, боюсь, что соседи [к нам провалятся]. «Терпите и ждите» — весь ответ [администрации]. У меня ребятишки спрашивают: «Бабушка, когда мы с помойки уедем?». А я не знаю, — разводит руками Ирина Усачёва.


«Мы здесь, как вам сказать, живём дружно», — говорит Сергей, минутой раньше прогнав свою подругу фразой «Иди отсюда, б***ь!»
«Мы здесь, как вам сказать, живём дружно», — говорит Сергей, минутой раньше прогнав свою подругу фразой «Иди отсюда, б***ь!»


— Приезжала девушка какая-то, ну «бурда моден» прям, сказала, что им надо войну снять в нашем подъезде, — со смехом добавляет отдыхающий в кресле у подъезда Сергей.


Директор «ТрестМонтажСтроя» Алексей Шикитов в разговоре с корреспондентом НГС от любых комментариев отказался: как по принадлежности разрушающегося дома к выкупленной им территории, так и по планам на застройку и срокам.


«Аксиома» — пока единственная высотка в микрорайоне, но рядом уже строится ещё одна 25-этажка
«Аксиома» — пока единственная высотка в микрорайоне, но рядом уже строится ещё одна 25-этажка


«Телецентр» вообще не имеет чётких границ — такого микрорайона, например, в справочнике 2ГИС не существует. При этом весь он — как уменьшенная копия Новосибирска. Вот деревянный барак, рядом за оградой и под охраной — относительно новый и очевидно дорогой кирпичный дом с необычными треугольными эркерами. Вот пустырь, а возле него — добротная кирпичная «сталинка» с лепными карнизами для заводской элиты. Ряд хрущёвок и панелек, через дорогу — частный сектор. Над всем этим высится единственная здесь 25-этажка ЖК «Аксиома», которую в прошлом году построила всё та же группа «Строитель». Впрочем, скоро к ней добавится ещё одна: в том же квартале высотку строит «БизнесСтрой».


Жители новых домов по «Телецентру» стараются не гулять, предпочитая Монумент Славы или Сад Кирова, — грязно
Жители новых домов по «Телецентру» стараются не гулять, предпочитая Монумент Славы или Сад Кирова, — грязно


Ещё относительно недавно барачные кварталы считались опасным местом для прогулок — особенно ближе к пересечению улиц Костычева и Вертковской.


— Много криминала здесь было, и убийства, и всё было — в 80-е здесь вообще такое было… А сейчас кто переехал, кто завязал. Наркоманов теперь нету. В 2009 году здесь был ужас. Прям кучами ходили, потому что здесь точки были. Их всех пересажали, и всё. Сам врать не буду: в 2010-м тоже ни за что посадили, в 2012-м вышел — никого нету! — смеётся Сергей.


Помимо деревянных бараков для рабочих завода, в микрорайоне строили шлакоблочные дома для тех, кто рангом повыше, и кирпичные «сталинки» — для «элиты»
Помимо деревянных бараков для рабочих завода, в микрорайоне строили шлакоблочные дома для тех, кто рангом повыше, и кирпичные «сталинки» — для «элиты»


Ближе к площади Маркса было спокойнее: здесь, рассказала не пожелавшая представиться жительница дома на Серафимовича, 15, жили пленные и вывезенные из Поволжья немцы.


— Вот тут стоял барак, тут немцы жили, которых переселили во время войны, — женщина показывает на 16-этажку на Степной, 6. — [Немцев] много было, они работали на заводах. Они очень дружные, у них семьи такие крепкие были, и мы их уважали, потому что они были большие труженики. Наши немножко с ленцой, а они трудились. И старые люди, бабушки, даже плохо по-русски говорили, говорили на немецком. <…> У нас в доме приличная семья была, женщина одна вырастила троих детей, и дети были такие честные — ей весь подъезд ключи оставлял. У неё даже гвоздики были набиты, и она знала, где какой ключ.


Место бараков уже несколько десятилетий пытаются занять новые дома, но силы пока неравны
Место бараков уже несколько десятилетий пытаются занять новые дома, но силы пока неравны


Конфликтов с жителями бараков, говорит она, у тех, кто живёт в более новых домах, никогда не было. Хотя её сосед Алексей признался, что перевёл ребёнка в другую школу, опасаясь нападок от детей, живущих в старых кварталах, а житель дома на Серафимовича, 26/1 Сергей добавил:


— Мы знаем, что здесь не совсем всё благополучно, поэтому стараемся так: дети гуляют — и мы гуляем.


Жители новостроек с настороженностью относятся к соседям, хотя конфликтов, признают они, не было
Жители новостроек с настороженностью относятся к соседям, хотя конфликтов, признают они, не было


Ирина Усачёва говорит, что в новых домах жителей бараков, многие из которых поколениями живут в них без возможности продать ветхое жильё и переехать, называют изгоями.


— Я врать не буду. Когда ещё не полностью забором были обнесены [новые дворы], моя бабушка туда ходила, ей говорили: «Уходите, вы чужие».


Деревянные бараки так стары, что от полчища грызунов их наверняка спасает только множество живущих здесь котиков
Деревянные бараки так стары, что от полчища грызунов их наверняка спасает только множество живущих здесь котиков


Впрочем, переезжать в новые дома «Новомарусино» или «Просторного» многим не хотелось бы. «Телецентр» всё-таки место очень удобное и обжитое: до метро 10 минут неспешным шагом, есть как небольшие магазины, так и торговые центры, кинотеатр, детские сады и школы, да и работа у части местных жителей тоже под боком. В районе есть свой шарм: уютные зелёные дворики (за многими из них ухаживают), судачащие у подъездов бабушки, греющиеся на солнце коты.


— Здесь как в деревне — хорошо, свежий воздух. В центре нет такого! — улыбаясь, говорит житель дома во 2-м переулке Римского-Корсакова.


Если бы не качество большинства домов, «Телецентр» был бы одним из самых комфортных микрорайонов
Если бы не качество большинства домов, «Телецентр» был бы одним из самых комфортных микрорайонов


Территория очень привлекательная — это неоднократно признавали застройщики. Долгое время над ней «бился» умерший в прошлом году руководитель ГК «Союз» Александр Михайлов. Местные жители вспоминают о нём с теплотой (у жительницы построенного им дома на Серафимовича, 15 при упоминании о нём на глаза даже навернулись слёзы: «Мы его так уважали, такой замечательный человек») и хвалят его дома. Сейчас, хотя бараки с карты исчезают быстрее, активного строительства меньше.


Дома на углу Костычева и Вертковской оказались в подвешенном состоянии — выкупивший их застройщик рассказать о перспективах сноса отказался
Дома на углу Костычева и Вертковской оказались в подвешенном состоянии — выкупивший их застройщик рассказать о перспективах сноса отказался


Гендиректор SKY Group Владимир Литвинов, занимавшийся расселением бараков в районе площади Станиславского, считает, что «Телецентр» «угробили».


— Мне эту территорию физиологически просто жалко, — признаётся он. — То, что там было сделано — вакханалия на территории, отсутствие единого генерального плана, — и привело к беде, которая сейчас там существует. <…> Так как нет единого генплана, эти участки разрозненные никому не нужны. <…> Бездарно провалили квартальную тему, а сейчас надо столько усилий, столько средств, чтобы это более-менее в божеский вид привести. <…> Я те бараки, которые у меня по контракту, заканчиваю и больше в жизни не подойду к этой теме. Всё.


В «Телецентре» есть свой шарм и уют — да и воздух чище, уверяют местные
В «Телецентре» есть свой шарм и уют — да и воздух чище, уверяют местные


Архитектор Игорь Поповский говорит, что решить проблему только генпланом или проектом планировки района нельзя.


— Это не входит в компетенции генплана города, это входит в компетенции землепользования, а землепользование и межевание проходит по тем границам, которые были ещё в советское время. А в советское время межевание проходило как попало, потому что земля была общая и у всех одна, — поясняет архитектор.


Микрорайон можно сделать комфортным для горожан, но этим нужно заниматься всерьёз и комплексно
Микрорайон можно сделать комфортным для горожан, но этим нужно заниматься всерьёз и комплексно


По его мнению, Новосибирску пришло время заказывать проекты как в программе реновации в Москве, которые комплексно решают множество вопросов по большим территориям, от землепользования до внешнего вида застройки. Но для этого нужна жёсткая позиция мэрии — даже больше, чем просто финансирование.


— Можно сделать качественную среду даже с тем, что есть. Но это надо сделать профессионально, — подчёркивает Поповский.


Читайте также:

Дисбат: мёртвый город

Фоторепортаж из заброшенного микрорайона Новосибирска — он пугает горожан и притягивает сталкеров.

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено