«Кошки не получают от секса удовольствия»

Интервью с лидером движения «Права животных» о пользе кастрации, опасных собаках и дремучести новосибирцев

«Кошки не получают от секса удовольствия»Все фотографии

С требованием кастрировать себя пикетировал здание правительства НСО кот Леопольд. 16 августа для пропаганды стерилизации активисты движения «Права животных» вывели на улицы ростовые куклы кота Леопольда и собачки Каштанки с плакатами «Стерилизация лучше убийства» и «Убийство слабых — удел трусливых». О том, как зоозащитники предлагают решать проблему бездомных собак, корреспондент НГС.НОВОСТИ беседовала с председателем движения «Права животных» Софией Осоченко. На интервью госпожа Осоченко пришла с застенчивой благовоспитанной дворнягой Басей. Пару лет назад Бася была членом уличной стаи. Муниципальная политика по отношению к бездомным собакам исходит из того, что такие, как Бася, социализации не подлежат.

Справка: Осоченко София — родилась в 1981 г. в Новокузнецке. По образованию — преподаватель русского языка и литературы. В настоящее время — инструктор йоги; председатель Новосибирского городского общественного движения «Права животных».

Как давно вы занимаетесь зоозащитной деятельностью и как к этому пришли?


Я занимаюсь этим три года. Все началось, когда я переехала из центра в Октябрьский район и обнаружила там колоссальное количество бездомных животных. В районах, где сносят частный сектор, — Октябрьском, Кировском, Ленинском, Дзержинском — бездомных собак больше всего. Люди из частного сектора переезжают, а дворовых собак бросают. Знаете, все так любят фильм «Хатико» про красивые страдания красивой собачки… И вот я вижу сколько угодно этих самых Хатико, которые сидят и ждут. По разным оценкам, в городе от 30 до 50 тысяч бездомных собак. Тридцать тысяч Хатико! И всем на них плевать.

Что представляют собой зоозащитные организации Новосибирска вообще и «Права животных» в частности? Чем вы занимаетесь и откуда берете деньги?

Всего таких организаций четыре или пять. «Права животных» — это около пятидесяти регулярных активистов. Мы существуем на пожертвования горожан. Их сумма может составлять до 60 тысяч в месяц, летом падает до 30 тысяч, и нехватку мы восполняем своими деньгами. Ветеринария — штука дорогая. Желающих бесплатно передержать животное, пока ему не найдут дом, на всех не хватает. Поэтому приходится прибегать к платным передержкам. Под опекой у нас находится около 25 животных. Как правило, в месяц десяток пристроили — десяток взяли. Не пристроили — новых взять не можем. А найти животному дом — самое сложное. У нас колоссальное перепроизводство беспородных животных, которые мало кому нужны, — люди хотят модную собачку для статуса.

Когда на НГС была новость про котенка без ануса, которого спасли хирурги, мне позвонило за день человек 40. Все хотели только этого котенка. Котята, которым «не повезло» и они родились с нормальной попой, им не подходили.

Если бы полномочия по решению проблемы безнадзорных животных завтра целиком отдали вам, что бы вы делали?

Пытаться переловить бездомных собак, которые размножаются в геометрической прогрессии и пополняются домашними, — идиотизм. Один из признаков идиотизма в медицине — это когда человек более девяти раз подходит к задаче с одним и тем же, не дающим результата, решением. А мы уже сто лет безуспешно пытаемся решить проблему бродячих собак отловом.

Во-первых, должна быть законодательно прописана ответственность за животное. Обязательная электронная регистрация домашних животных, когда каждой собаке и кошке имплантируется чип с информацией о владельце. Если собака поймана на улице без владельца, человек должен быть оштрафован. Во-вторых, программа стерилизации всех неплеменных животных, с преодолением безграмотности населения в этом вопросе. В-третьих, реализовывать просветительскую программу: брать животных из приютов не только хорошо, но и почетно. В-четвертых, люди, которые берут крупных собак «серьезных» пород, должны получать соответствующее разрешение, как на ношение оружия.

«Кошки не получают от секса удовольствия»
Люди отказываются от стерилизации, чтобы не лишать животное радостей секса. Но кошки и собаки не получают от секса удовольствия.

Для них это вообще болезненная процедура, на которую их толкает только инстинкт. Это сопоставимо с тем, как многодневный голод заставляет человека есть все, что угодно, включая то, что в обычном состоянии вызывает отвращение. Вынашивание и выкармливание щенков отнимают у собаки массу сил. Это одна из причин, по которым бездомная собака живет лет семь, а домашняя — лет пятнадцать.

Такая программа — чипирование, ответственность по закону, стерилизация — реализована в Нидерландах, Швеции, Швейцарии, США, Англии. Нет метода, который решил бы проблему прямо завтра. Но — в отличие от вообще неэффективных попыток перебить всех собак — комплексный подход лет через пять дает результаты.

У нас же власти идут на поводу у неосведомленного населения: «не хотите регистрировать — не надо, не хотите стерилизовать — не надо». Но если человек находится во власти, он должен быть осведомленнее и дальновиднее общей массы населения. Иначе какого черта он вообще занимает свой пост?

Опять же, если бы у вас были все полномочия, вы бы запретили убивать уличных собак?

От отлова нельзя отказаться полностью: на улицах есть агрессивные собаки, подлежащие гуманной эвтаназии. Но их меньше, чем люди думают. Большая часть покусов и все нападения с летальным исходом — это не бездомные, а домашние собаки. При этом в нашем центре по проблемам домашних животных агрессивными и подлежащими усыплению считают всех собак с улицы. Так проще.

Я пыталась выяснить, на каких основаниях там усыпляют щенков, которых люди везут туда, — десятками в неделю. Их тоже признают агрессивными? Наконец, мне в ответ буркнули что-то типа: «Ну, да».

Какую свою акцию вы считаете самой удачной?

У нас была прошлой осенью акция «С новой стрижкой в новый дом» — в элитных салонах красоты для животных нам помогали преобразить запущенных собак с улицы. Из 10 собак 7 забрали сразу.

Вы жалуетесь в полицию на известные вам случаи жестокого обращения с животными?

«Кошки не получают от секса удовольствия»
Да, мы подаем заявления — чаще всего по поводу огнестрельных ранений, стрельбы в городе, которая сама по себе — правонарушение. Есть свидетели, есть заключения врачей. Но правоохранительные органы неизменно отвечают: нет состава преступления. Последний случай: мирная собачка чуть больше таксы, жила во дворе, с ней играли дети, потом один человек из этого двора в нее выстрелил. Здоровенная дыра в собаке — можно было, промахнувшись, убить и человека. Как ведется проверка? Участковый приходит к человеку и спрашивает: «Вы стреляли?». Человек отвечает: «Нет». Все! Ни разу в Новосибирске полиция не дала хода делу о жестоком обращении с животными. И, да, кстати, нам очень нужны добровольцы-юристы, которые помогут с составлением и отслеживанием заявлений.

Кто такие перекупщики, о которых много говорят зоозащитники?

Это люди, которые обещают рублей за 200–500 пристроить ваших котят или щенков. За неделю у них таких щенков наберутся десятки — и большая часть погибнет от голода и жажды. Массовое убийство, которое происходит только потому, что люди размножают беспородных животных, а потом хватаются за голову — куда же их девать?

Перекупщики работают по объявлениям или стоят на улице — с коробкой щенков или котят, которые, возможно, к вечеру сдохнут от перегрева на солнце. Если вы спрашиваете у человека, продающего котят, не возьмет ли он и ваших, и он соглашается за ваши же деньги, — это перекупщик.

Из животных, которых он все-таки продаст, половина погибнет от полученных в антисанитарных условиях инфекций.

Перекупщики на Ленинском рынке продают дворняг с купированными ушами, выдавая их за ротвейлеров и «азиатов». Перекупщики стоят на Центральном рынке, на станции метро «Октябрьская». Есть знаменитая Лариса, которая со своим фургоном уже лет десять промышляет на площади Калинина. Мы писали в прокуратуру — пришел милиционер и погрозил ей пальцем. И по-прежнему в центре города стоит фургон, набитый животными без ветпаспортов, без прививок — рассадник не только жестокости, но и заразы.

Вы задумывались, откуда берутся, например, догхантеры, отстреливающие собак? И вообще, почему люди равнодушно относятся к тому, что на их глазах — и на глазах их детей — страдают животные?

Догхантеров, конечно, жалко, потому что чувства, которые главенствуют в их жизни, — страх и порожденная им жестокость. Сложно сказать, сколько их. Думаю, большая часть их выступлений в интернете — не реальные действия, а троллинг. Ясно и то, что на количество собак они никак не влияют, но повышают общий уровень жестокости. Почему люди равнодушны? Вероятно, от неосознанности, невежества, лени. От того, что здесь ничто не способствует гуманизации. Жестокость в телевизоре, отсутствие социальной рекламы, вместо духовных ценностей — пьяные попы на «геленвагенах», давящие людей. Отношение к животным — просто одно из зеркал, отражающих общее состояние общества.


Елена Полякова
Фото thinkstockphotos.com (1), автора (2), Стаса Соколова (3)

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА