Андрей Радзюкевич: «Примитивное культурное вредительство»

Новосибирский архитектор о зданиях, скульптурах и порочных претензиях на статус столицы Сибири

Андрей Радзюкевич: «Примитивное культурное вредительство»

В Новосибирской государственной архитектурно-художественной академии прошли публичные лекции, посвященные памяти Сергея Баландина — известного сибирского ученого, педагога, общественного деятеля и архитектора. На лекциях собрались представители педагогического, научного и архитектурного сообществ. Участники обсуждали вопросы молодежной культуры, политики, науки и образования. Одной из самых спорных и интересных тем стала — есть ли у Сибири столица? Своей точкой зрения на этот вопрос с корреспондентом НГС.НОВОСТИ поделился Андрей Радзюкевич.

Справка: Андрей Радзюкевич — кандидат архитектуры, доцент НГАХА, директор центра довузовской подготовки НГАХА. Организатор художественно-проектных олимпиад среди одаренных школьников региона. Научные интересы лежат в сфере изучения законов красоты в искусстве и архитектуре. Автор статей «Эпоха постмодЫрнизма», «Есть ли у Сибири столица?» и фельетона «Мой метод».

Что такое столица?

Это место, где принимаются стратегические управленческие решения. В первую очередь финансовые. Потому что если нет финансов, не будет ни культуры, ни науки, ни образования, ничего.

Какие основания есть у Новосибирска, чтобы называться столицей Сибири?

Во-первых, это крупный транспортный и логистический узел, складской комплекс. Почему мы стали лидерами в Сибири? Потому что у нас всегда была барахолка и есть барахолка. И традиционно сформировался перевалочный пункт. Во-вторых, Новосибирск находится близко и к географическому центру России, и к географическому центру Евразии. Сейчас, поскольку происходит глобализация экономики и увеличение транспортной доступности территорий, такое понятие, как географический центр территории, будет иметь гораздо большее значение. Те места, где уже накопилось много народа, уже становятся некомфортными и неуправляемыми. Жители Москвы уже сидят друг на друге и задыхаются. Все туда зачем-то стремятся. Сформировался некий устойчивый миф, что там все хорошо.

Вы думаете, будет обратный процесс?

Не знаю. Россия, для того чтобы себя сохранить в этих границах, должна больше ориентироваться на реальное и динамичное развитие Сибири. Сейчас управленческие решения связаны только с тупым выкачиванием нефти, газа, алмазов, золота... Взамен центр что-то подкидывает местным элитам, и все. А что будет дальше — никого не интересует.

В чем недостатки нашего города по сравнению с другими?

Я думаю, большой разницы нет. Люди-то везде одинаковые. Конечно, в Иркутске есть красивая древняя архитектура. В Красноярске тоже есть. И в Томске, и в Омске. Есть и образование, и культура. Тут самое важное не в том, чтобы противопоставлять сибирские города путем выделения более главного, а в том, чтобы их объединить. Вообще, нужно делать некую конгломерацию городов, в которых можно было бы реализовывать управленческие функции.

А стремление к столичности, мне кажется, порочный подход. По нашей ментальности получается, что в столице люди лучше, их и кормят лучше, и финансово обеспечивают лучше.

А все остальные как бы хуже. Нельзя сказать, что какой-то город лучше другого. Они все примерно одинаковые. А у нас привыкли всех строить в одну шеренгу по иерархическим уровням. Менталитет такой.

Есть ли у Новосибирска архитектурное лицо?

Скорее, гримаса. Пегая такая. У нас есть шедевры архитектуры. Например, оперный, работы А.Д. Крячкова. А то, что в настоящее время делают, это не архитектура. Это строительный бизнес. И подпись архитектора на проектах является на нем неким декоративным фиговым листочком.

Как можно определить архитектурный стиль Новосибирска?

Это даже не эклектика, а мешанина. Винегрет. Эклектика — это когда человек старается объединить в нечто целое разные стили. А когда стоит оперный, а за ним строятся некие огромные коммерческие объекты, стилистически не имеющие никакого отношения к стилистике оперного, то получается примитивное культурное вредительство. Я бы назвал сегодняшний стиль Новосибирска стилем постмодЫрнизма, от слова «дырка». То есть в городской застройке отыскивается дырка, производится ее юридический захват и на месте этой дырки лихорадочно быстро клепается максимально возможное количество квадратных метров. Есть еще одно подходящее название — какофония.

Можете ли вы привести примеры объектов архитектуры, а не строительного бизнеса, которые были воплощены за последнее время?

Это сложный вопрос. У нас в городе есть способные архитекторы. Тот же главный архитектор города Арбатский. У него прекрасный вкус. Он замечательно, на мой взгляд, разбирается в архитектуре. Но система конвейерного клепания сверхдоходных квадратных метров может изменить хоть кого: есть у тебя вкус и внутренняя культура или нет — неважно. Большие деньги перешибают все. У нас есть хорошие архитекторы, но, как говорится, в котле с горячей водой нет холодного места: они в эту систему попали, и она их переработала.

Как вы оцениваете новое здание автовокзала?

Если говорить о масштабе, я воспринимаю его отрицательно, потому что он взламывает силуэт этого места. Тем более, там храм Александра Невского, это начало города, а тут вбивается какая-то крупная коробка, которая сильно наползает на Красный проспект. У нас белиберда не только в архитектуре, но и везде. В городской скульптуре, например. Вот сделали памятник тому же А.Д. Крячкову. Казалось бы — как хорошо! Но если внимательно и профессионально разобрать это «произведение», то следует признать, что это скорее карикатура, а не скульптура.

Сейчас на пл. Калинина собираются делать некую девочку на шаре высотой в пять этажей. Это памятник, посвященный 425-летию присоединения Сибири к России. И тут откуда-то берется образ какой-то девочки на каком-то шаре. Складывается такое впечатление, что никаких мук творчества наши украшатели городской среды не ведают. Что первое в голову пришло, то и ляпают. Или герб города около Дома Ленина. Герб города держат какие-то тушканчики, страшные, на мой взгляд. И я до сих пор не могу выяснить, кто автор этого «произведения». И ведь кто-то принимает решения по этим «объектам», кто-то осваивает средства, кто-то отливает их в материале, а общественности потом остается только изумленно таращить глаза и недоумевать — откуда это все выныривает.

Есть ли у Новосибирска своя атмосфера?

В некоторых местах есть. Мне нравится гулять по улочкам и квартальчикам около ДК Горького. Там среда сомасштабная человеку. Там хорошо и уютно. Хочется погулять или просто посидеть на лавочке. А в основном — по улицам нашего города хочется как можно быстрее пробежать и не задерживаться. И когда ко мне собирался приехать друг из Словении, я с ужасом думал: что я ему тут покажу, куда я его поведу?

Если представить, что Новосибирск — человек, то какой он?

Большой, больной, противоречивый, задыхающийся, Новосибирск — это подросток с сознанием старика. Он быстро вырос, но в нем ничего не созрело.

А может, Сибири лучше отделиться от РФ?

Это бред. Если говорить о сепаратизме, то я выскажу парадоксальную мысль — самые первые сепаратисты — это московские управленцы и финансисты, потому что они сами отделяют себя от всей России своей политикой выкачивания региональных ресурсов.

Что вас раздражает в городе?

А я, знаете, как-то абстрагируюсь уже от всего… Раздражает пыль. Гравий, который в ветреную погоду летит прямо в лицо.

А какое у вас любимое место?

Самое красивое в нашем городе — это... облака. Еще мне нравится Академгородок. Там простые хрущевские коробки, но с помощью элементарных вещей — колера и деликатного вписывания в лесной массив — можно создать приятную атмосферу.

Что, на ваш взгляд, может символизировать Новосибирск?

ТЭЦ-5, труба, которую видно из любой точки города. Та же барахолка. Завод НЗХК, дающий львиную долю поступлений в бюджет города. Особенно хотел бы отметить в качестве символа города суперсовременный фронтовой истребитель-бомбардировщик Су-34, выпускаемый на заводе им. Чкалова.

Какой город заслуживает носить звание столицы Сибири?

Мне не нравится сама идея присвоения какому-то городу этого титула. Мне кажется, что у Сибири должна быть не управленческая, а духовно-поэтическая столица. У нас нет ощущения поэтики места проживания. Нет фольклора, связывающего нас с этой землей. У России есть образ сказочного града Китежа, так и у Сибири мог бы быть неведомый город где-то на Алтае или в Саянах. Некое неведомое чудное Беловодье. Если же говорить о реальных управленческих столичных функциях, то сегодня говорить о столице Сибири глупо. Наш регион является колонией московской метрополии, и поэтому у нас никаких стратегических управленческих решений не принимается. Как бы мы ни пыжились.


Алла Аршинова
Фото Веры Сальницкой

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА