Семь раз отмерь

Пациентка горбольницы отсудила два миллиона рублей за ампутированную ногу

Этот тяжелый протез Оксане Кондрашкиной изготовили в Бердске бесплатно...Все фотографии
Этот тяжелый протез Оксане Кондрашкиной изготовили в Бердске бесплатно...

Четыре года назад 35-летней новосибирской продавщице в горбольнице ампутировали левую ногу. Выбора, ей объяснили, не было — ампутация или летальный исход. После операции, уже на костылях, женщина отправилась со своей историей болезни к независимым медэкспертам. И те вдруг заявили, что до скальпеля дело можно было и не доводить. Начался судебный процесс, растянувшийся на полтора года. Точку в этой тяжбе поставили в минувший понедельник, 22 сентября. Суд обязал горбольницу выплатить своей бывшей пациентке 2 миллиона рублей в качестве моральной компенсации за необратимые ошибки врачей. Корреспондент НГС.НОВОСТИ выяснял подробности этого беспрецедентного разбирательства.

Четыре года назад, ранним июльским утром Оксана Кондрашкина отправилась по делам. Поймала попутку, села рядом с водителем, пристегнулась. Дальше помнит отрывочно. Вот они на полной скорости вылетают с трассы... Врезаются в дерево… Жуткая боль в левом колене… И вот она уже лежит в «скорой», а врач успокаивает, что все могло быть гораздо хуже.

Кондрашкину привезли в травматологическое отделение городской клинической больницы № 1. Врачи диагностировали осложненный вывих левого коленного сустава, который тут же и вправили.

В качестве дальнейшего лечения назначили скелетное вытяжение. Это когда в пяточную кость вводится спица и натягивается в дуге. Нога больной при этом находится в приподнятом положении. Однако через неделю врачи сменили тактику лечения и наложили гипсовую повязку. Состояние Оксаны после этого стало резко ухудшаться, и вскоре доктора диагностировали уже тромбоз подколенной артерии, который, в свою очередь, привел к развитию гангрены. На консилиуме было решено ампутировать ногу на уровне средней трети бедра.

Два с половиной года Оксана пыталась вернуться к прежней жизни. Но ничего не получалось. Ушел муж. Никто не брал на работу. Пособия по инвалидности, что-то около трех тысяч рублей в месяц, ни на что не хватало. Вдобавок ко всему в голове засела мысль, что ногу «залечили», что вывих, пусть и осложненный, не мог сам по себе превратиться в гангрену. Чтобы подтвердить эти подозрения, Кондрашкина полтора года назад обратилась в новосибирский Центр медико-страхового права. Его специалисты отправили историю болезни своей клиентки в Томское бюро судебно-медицинской экспертизы. Через несколько месяцев пришел ответ.

«Смысл его был в том, что в ходе лечения действительно были допущены ошибки, которые и привели к ампутации, — говорит Оксана Кондрашкина. — Однако уже на первых заседаниях суда представители горбольницы категорически оспорили мнение томских экспертов и настояли на новой экспертизе, на этот раз в Омске». Категоричность ответчика понять легко. Дело в том, что в качестве компенсации за моральный ущерб и потерю трудоспособности Кондрашкина запросила 6 миллионов рублей.

Омским экспертам была отправлена карта стационарного больного, описание тактики лечения и задано в итоге 18 вопросов. Ответы на некоторые из них звучали так:

...а новый — легкий — протез из Москвы будет стоить 200 тысяч рублей
...а новый — легкий — протез из Москвы будет стоить 200 тысяч рублей
– Необходимо ли было исходя из характера травмы и состояния травмированной конечности в период с 7 июля по 16 июля изменение тактики назначавшегося лечения?
– Необходимости изменения тактики назначенного лечения не было.
– Спровоцировало ли наложение гипсовой повязки развитие заболевания, последствием которого стала ампутация конечности?
– Нельзя исключить, что смена метода иммобилизации стала определяющим фактором в развитии тромбоза левой подколенной артерии и развитии острой артериальной недостаточности левой голени.


Именно эти ответы, по мнению Кондрашкиной, да к тому же буквально слово в слово повторяющие выводы томских специалистов, и повлияли на решение суда. В итоге судья обязала взыскать с горбольницы и ее собственника — мэрии Новосибирска — в пользу заявительницы 2 миллиона 139 тысяч 697 рублей 42 копейки, из которых два миллиона — только за моральный ущерб.

«Оксана Кондрашкина и мы полностью удовлетворены решением суда, — говорит директор Центра медико-страхового права Юлия Стибикина. — Мы даже не ожидали, что в таком большом объеме будет удовлетворен моральный вред».

Среди подобных исков сумма является беспрецедентной не только для Новосибирска, но и для России в целом. «Я специально изучала российскую практику по похожим делам, — говорит Стибикина. — 700 тысяч рублей — это максимум, чего добивались пострадавшие пациенты».

Однако в горбольнице считают, что сумма взыскания «нереальная». «Вы знаете, сколько заплатят родственникам погибших в авиакатастрофе в Перми?» — спросила автора в неофициальном разговоре представитель горбольницы. «Миллион». — «Вот именно — миллион, а тут за ногу — два».

Решение суда в больнице намерены обжаловать. «Пьяного водителя, который не справился с управлением, — вот кого надо судить, — заявил журналистам заведующий травматологическим отделением городской клинической больницы № 1 Владимир Городилов, как только вышел из зала суда после оглашения резолютивной части постановления. — А действия врачей были абсолютно правильными». Кроме того, тактика лечения, по словам заместителя главного врача горбольницы Натальи Тендитной, была заменена на равнозначную по настойчивым требованиям самой пациентки, которой лежать на скелетном вытяжении было тяжело.


Андрей Ткачук
Фото автора


НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА