«Неожиданности обязательно будут»

Новосибирцы сыграли ключевую роль в строительстве Большого адронного коллайдера

«Неожиданности обязательно будут»Все фотографии

18 сентября руководство Института ядерной физики им. Будкера решилось подробно рассказать о своем многолетнем участии в проекте Большого адронного коллайдера (БАК) — вероятно, самого амбициозного физического эксперимента в истории человечества, который начался в женевском центре CERN. Новосибирский институт был одним из ключевых поставщиков проекта: в подземном кольце окружностью 27 километров установлены детекторы, охладители, сверхпроводящие элементы и другое оборудование, произведенное в самом ИЯФ или под его контролем. Ученые рассказали, чего ждут от запуска коллайдера они сами и чего не стоит бояться всем остальным.

«О запуске адронного коллайдера писалось столько, что трудно понять, о чем теперь говорить», — смущенно признался директор Института ядерной физики Александр Скринский. Академик напомнил, что пионерами в создании ускорителей на встречных пучках (коллайдеров) считают именно новосибирцев — первые в мире такие ускорители были созданы в американском Стэнфорде и в новосибирском Академгородке — под руководством академика Герша Будкера, основателя ИЯФ. Ученик академика Будкера, Александр Скринский, в свою очередь известен как автор экономической «схемы Скринского». Именно эта схема позволила России в середине девяностых, практически в отсутствие денег у государства, подписать соглашение «Россия-CERN» и на равных принять участие как в строительстве, так и в последующем использовании БАК.

В результате именно ИЯФ поставил для проекта Большого адронного коллайдера больше оборудования, чем любой другой институт в мире.

Вклад института в строительство самого кольца ускорителя оказался больше, чем у всех американских лабораторий вместе взятых. Институт активно строил как сам ускоритель (80 % от всего российского вклада в проект), так и огромные детекторы, фиксирующие результаты столкновений частиц. ИЯФ, в частности, можно считать создателем так называемого детектора ATLAS — установки размером с шестиэтажный дом. «Человек тем и отличается от животного мира, что сильно любопытен и хочет узнать, из чего все устроено. Дети игрушки ломают, а взрослые сталкивают протоны с протонами и стараются понять, что происходит», — снизошел до понятных образов замдиректора ИЯФ по научной работе Юрий Тихонов, отвечавший за работу над детектором.

Кроме того, ИЯФ поставил в проект установку электронного охлаждения протонов (она позволяет пучку частиц в коллайдере не «растрепаться»), а также соединяющие и токопроводящие элементы супермощных магнитов, окружающих кольцо коллайдера. «Это критически важная вещь. Нужно питать электричеством объект, который находится при температуре +2 от абсолютного нуля. Они были сделаны у нас на основе технологии низкотемпературной сверхпроводимости», — пояснил Александр Скринский.

Александр Скринский решил экономическую задачу по строительству коллайдера
Александр Скринский решил экономическую задачу по строительству коллайдера
«Чтобы извлечь всю возможную информацию, эксперименты на установке будут продолжаться не менее 15–20 лет», — рассказал член ученого совета CERN, член-корреспондент РАН Александр Бондарь. Сотрудники ИЯФ будут принимать участие в экспериментах — как в обеспечении технической части, так и в обработке научных результатов.

Анализом чудовищного по интенсивности потока данных, поставляемых коллайдером, (ранее называлась цифра в 10 миллионов гигабайт в год) будет заниматься мировая компьютерная сеть с узлами по всему миру. Один такой узел находится в Новосибирске.

«Это позволяет нам иметь доступ ко всей информации — сырой, получаемой прямо из эксперимента. Проблема заключается в недостаточной производительности нашего оборудования и наличии людей», — сообщил Юрий Тихонов.

Руководству ИЯФ пришлось комментировать и разного рода фобии относительно возможного «конца света», подогретые запуском коллайдера. «Есть космические частицы, которые сталкиваются с существенно большей энергией, и ничего такого до сих пор не случилось», — сообщил Александр Скринский. Активно муссируемое в прессе предсказание о появлении в коллайдере «черных дыр» физики отнесли на счет «языкового барьера» между учеными и обывателями. «Могут возникать микроскопические объекты, которые просто назвали «черными дырами». С космическими «черными дырами» они не имеют ничего общего», — объяснил Александр Бондарь.

Что касается ожиданий самих ученых, то именно детектор ATLAS, созданный институтом, в комплекте с другим детектором предназначен для поиска так называемого бозона Хиггса.

«Неожиданности обязательно будут»
21 октября детектор опечатают, и он начнет фиксировать первые тестовые результаты столкновений частиц. В результате ученые надеются подтвердить или опровергнуть теорию «хиггсовского бозона» — нового класса частиц, до сих пор не наблюдавшихся. Именно из таких частиц, как предполагается, была создана вся масса Вселенной.

«Неожиданности обязательно будут. Другое дело, что они никак не связаны с опасностью для человека. Это другая линия понимания», — заключил Александр Бондарь.


Петр Малков
Фото vokrugsveta.ru, автора, lenta.ru,


НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА