А. Асеев: «Вырубки лесов нужно избегать»

Новый председатель СО РАН поделится площадями Технопарка с НГУ и отдаст ученым служебное жилье

А. Асеев: «Вырубки лесов нужно избегать»

6 июня Александр Асеев, избранный председатель СО РАН и вице-президент РАН, рассказал о своем видении ключевых проблем Академгородка и сибирской науки в целом. Главной задачей господин Асеев считает обеспечение приоритета работ в рамках фундаментальных исследований, прогнозировании и экспертизе перспектив научных направлений, коммерциализацию научных результатов и улучшение условий жизни сибирских ученых. После доклада Александр Асеев ответил на вопросы журналистов, касающиеся новосибирского Технопарка, зарплат, жилья и вырубок.

Александр Леонидович, каково ваше отношение к Технопарку?

Безусловно, Технопарк — дело нужное. В 1991 году, когда появилась возможность свободно выезжать заграницу, мне довелось побывать во многих городах, и первым технопарком, в который я попал и который дал мне возможность почувствовать разницу между советской системой и сугубо рыночными отношениями, был технопарк города Дортмунда. Вот показательный пример: фирма «Райх», занимающаяся в составе технопарка развитием электронно-лучевых систем нанолитографии, изначально созданная двумя учеными, стала полным монополистом в своей сфере. С этой фирмой нас связывает длительное сотрудничество, и их рост происходил на моих глазах. Соответственно, при грамотном проектировании можно достичь многого.

В России технопарки должны развиваться, причем я считаю, что главное — это даже не коммерческий успех, который, безусловно, важен, но возможность для образованной, талантливой молодежи реализоваться. И пускай не все хотят быть теоретиками (кто-то, допустим, хочет реализоваться в наукоемком бизнесе), но ни для тех, ни для других сейчас возможностей в Академгородке нет. К сожалению, создание Технопарка идет малыми темпами, многое упущено, многое было сделано неправильно. Кроме того, дело это для страны абсолютно новое — нет опыта и стабильно действующих законов, например, касающихся льгот для технопарков.

Потерян темп, не очень оптимальными были решения по размещению Технопарка, районированию — все это вошло в полное противоречие с Земельным кодексом РФ. Я про это не буду говорить, вы сами все и так прекрасно знаете.

В 2006 году вы говорили, что Технопарк в том виде, в котором он существовал, — это проект застройки Академгородка элитным жильем. Изменилось ли ваше мнение?

Я действительно так говорил. У нас были бурные обсуждения на президиуме, и не на одном. Однако за два года все-таки, на наш взгляд, удалось этот проект оптимизировать в сторону более разумного подхода. Вы знаете, часть производственных площадей вынесена на ул. Инженерную — это очень хорошо. Мы обеспечили площадями «СибАкадемИнновацию» и «Сибакадемсофт», планируем наконец построить общежитие студийного типа. Проект перестал быть таким глобальным. Активно идет работа по наполнению Технопарка, и мы признали, что с этим существуют проблемы. Однако когда задача поставлена, решить ее проще. А два года назад считалось, что все само собой получится, как манна с небес.

Я не буду давать исчерпывающий комментарий, мне еще требуется вникнуть во многие детали. Но я думаю, что если еще немного оптимизировать эту программу и поделиться частью корпусов и земельными ресурсами с НГУ, будет то, что надо.

Некоторое время назад встал вопрос о приватизации коттеджей, выделенных в советское время академикам СО РАН. Как вы будете решать проблемы со служебным жильем?

Их нужно разрешить приватизировать. Это был один из пунктов моей программы. Коттеджи коттеджами, а у нас и с общежитиями СО РАН не все в порядке. Вот пример, как проблема решалась у нас в институте. Мы даже в тяжелые 1990-е годы покупали сотрудникам квартиры — конечно, часть суммы оплачивали сотрудники, но институт платил значительные деньги. Так получилось, что в те времена, когда СО РАН был в упадке, у нас шли договоры с Германским министерством науки и технологии. Таким образом мы получили возможность обеспечивать сотрудников жильем. И потом многие купленные на институтские деньги квартиры были отданы успешным сотрудникам, которые проработали больше 10 лет.

Соответственно, мне кажется, что вся проблема служебного жилья требует пересмотра. А про коттеджи — это ведь при Лаврентьеве коттедж был элементом роскоши, а сейчас любой состоятельный человек строит себе дом, а то и два.

Люди, которые многие годы проработали в СО РАН и создавали его брэнд, достойны того, чтобы коттеджи стали их собственностью.

Передача служебного жилья — одно из первых поручений, которые я буду в ближайшие дни обсуждать в Управлении делами СО РАН. С общежитиями проблема сложнее, но мы будем прорабатывать варианты исходя из интересов сотрудников СО РАН, проживающих в общежитиях длительное время.

Какие перспективы роста зарплат сотрудников СО РАН?

Зарплата сотрудников будет полностью зависеть от тех направлений, которые я сформулировал в моей программе: в частности, от освоения инструментов коммерциализации научных результатов, от сотрудничества с возрождающейся промышленностью между предприятиями топливно-энергетического и перерабатывающего секторов экономики Сибири, от развития нанотехнологий. Сумеем встроиться в те программы — будет и повышение зарплаты, и жилье и т.д. А если не будет успехов в этом плане — значит, мы обречены на скромную очень жизнь.

Когда была шумиха с вырубкой лесов, какова была ваша позиция?

Вырубки лесов нужно всячески избегать.

Будут ли кадровые перемены в Управлении делами СО РАН?

Я вижу, что с 1 июня началась некая паника. Подобное я уже пережил 10 лет назад, когда стал директором института. Однако у меня был принцип «плавность, преемственность и коллегиальность», которому я четко следовал. Все люди делают ошибки, но задача руководителя в том, чтобы найти его хорошие качества. Молодой человек, который приходит к нам в институт, может стать теоретиком, ездить в Оксфорд, получить Нобелевскую премию, однако это получается не у всех. Хорошо, у нас есть множество дорогих, современных, экспериментальных установок, можно работать там. Но если у кого-то здесь тоже не выходит, то это не станет поводом для прессования. У нас есть и технологические линии, где тоже можно себя проявить.

Большие проблемы сейчас у СУНЦ (ФМШ). Далеко не каждый одаренный ребенок может учиться там. Слишком большая родительская плата. Как решить эту проблему?

Я вхожу в комиссию Академии наук по нанотехнологиям, и там мы разрабатываем программу, которую сейчас пытаемся воплотить: в России должны быть 3 научно-образовательных центра нанотехнологий, и базироваться они должны 1) на связке МГУ и Курчатовского научного центра, 2) в образовательном научно-техническом центре, организованном академиком Алферовым, 3) в новосибирском Академгородке на базе НГУ, СУНЦ и СО РАН. Рано или поздно это будет принято. А в рамках бюджета проблему не решишь, какие бы программы ни придумывались.


Владимир Иткин
Фото автора



НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА