Необычная беременность (видео)

Фильм новосибирского режиссера рекламных роликов стал предметом дискуссии на очередной «Умной среде»

Необычная беременность (видео)Все фотографии

Очередная дискуссионная вечеринка «Умная среда», которая проходит в джаз-клубе «Труба», коснулась проблемной для нашего общества темы сиротства. Началось все с просмотра 10-минутного фильма «Невидимые» режиссера компании «ЛБЛ Сибирь» Павла Меняйло, посвященного теме социального сиротства (когда ребенок является сиротой при живых родителях). После чего выступил сам режиссер фильма, а также начальник городского отдела опеки и попечительства Главного управления образования Людмила Свистун и президент организации усыновителей «День Аиста» Евгения Соловьева, являвшаяся к тому же и одним из авторов сценария этого фильма.

Справка: По экспертным оценкам, в России сейчас более 4 млн детей являются социальными сиротами. В Новосибирске в прошлом году было зафиксировано более 4500 официально выявленных детей-сирот (социальных — порядка 90 %). И число их постоянно растет. В 2006 году детей-сирот было около 4300.

Павел, откуда взялась идея снять такой фильм и какова его история?

П.М.: Для меня это не социальное кино. Оно такое внежанровое. Предполагалось, что будет 7 новелл: о матери-одиночке, о молодой паре, ожидающей ребенка… А начиналось все тогда, когда Женя (Евгения Соловьева — прим. автора) пришла и сказала, что есть московские деньги на фильм, состоящий из нескольких новелл на социальную тематику. Но как водится, московские деньги остались в большой Москве... Время шло, а двигатель был запущен. Мы собрались и сделали этот фильм.

Расскажите об актерах. Кто эти ребятишки?

П.М.: Моей младшей дочери 4 года, и меня часто спрашивают, не моя ли это дочь снимается. Но я не мог снимать свою, потому что она годится для рекламы: ребенок, который в семье, у него все в порядке… Такие дети не смогут сделать того, что cделали наши герои. Анюта с непростой судьбой, как и Денис (дети, снявшиеся в фильме — прим. автора). Их для проекта нашла Женя. С ними работать, так скажем, было очень адекватно. Это кино в некотором смысле псевдодокументальное.

Легко ли им было входить вновь в эту ситуацию?

Е.С.: Мальчику 8 лет, ему объяснили: «Это для того, чтобы с другими детьми не было так, как с тобой». А Анютка еще маленькая... Спросите у ее мамы…

Ольга Макаренко (новая мама 5-летней Ани, снявшейся в фильме — прим. автора): Ане очень понравилось. Для нее это как игра была. Сейчас она с радостью смотрит этот ролик, все время веселится, вспоминает, как они голубей кормили, бегали. И все время спрашивает: «А когда меня дядя Паша еще пригласит?» Анюта тоже хлебнула такой жизни — она оказалась в двухлетнем возрасте на улице со своей 6-летней сестренкой. Как мне рассказывала ее сестра, им было очень плохо там, где они жили, и она подумала, что надо искать другую маму. Так девочки ушли на улицу, где потом их обнаружила милиция.

Сколько детей-сирот в Новосибирске находят свою новую семью?

Л.С.: В 2006 году 37 % детей были устроены сразу же после их выявления. В 2007-м эта цифра поднялась до 45 %. Остальные дети идут в учреждения. Ситуация в Новосибирске не отличается коренным образом от ситуации в России — зеркальное отражение всех тенденций.

Необычная беременность (видео)
Что движет людьми, которые усыновляют детей-сирот?

Е.С.: Случаи бывают разными и мотивации тоже. Я могу сказать, какая мотивация мне как женщине кажется самой позитивной. Та же самая, когда жена рожает ребенка, — мы с мужем хотим ребенка. Как показала наша практика (правда, наша организация существует всего 2 года), мотивация у наших участников простая — хочу ребенка. Не хочу спасти мир, не хочу быть матерью Терезой, а просто хочу иметь ребенка. Для тех, кто варится, так сказать, в усыновительской тусовке, в этом нет ничего особенного: можно родить, а можно и усыновить.

Чем занимается ваша организация «День Аиста»?

Е.С.: Мы занимаемся в основном тем, что готовим будущих родителей. Просто прийти и усыновить — это вряд ли получится хорошо, к этому надо немножко подготовиться, т.е. это своеобразная школа для беременных. Наша практика показала, что усыновление и рождение ребенка не очень-то отличаются по психологическим процессам, которые происходят в человеке. Есть обычная беременность, а есть усыновительская беременность.

Почему в стране лишь немногие идут на усыновление? Конечно, если не брать во внимание экономический фактор — неуверенность в завтрашнем дне.

Е.С.: Усыновление, мы считаем, не пропагандируется должным образом. Пять с половиной лет назад, услышав бы все подобные разговоры о сиротах, социальном сиротстве, меня бы не сподвигло все это на какие-то действия. Но произошла личная история, и все повернулось к усыновлению. Но я думаю, что это неправильно. Такие мысли не должны возникать стихийно. Можно, кстати, этим решить и демографические проблемы. Потому что об этом очень много говорят. Но почему-то, когда говорят о демографии, говорят о количественном факторе — сколько детей родилось. А о качественном аспекте демографии не говорит никто. А что станет с этими родившимися детьми через 20 лет? И вот мы думаем, что усыновление — это качественный аспект демографии.

У нас всегда было принято скрывать усыновление в интересах ребенка, потому что неловко… Меняется ли что-то в этом?

Л.С.: Тайна усыновления была всегда. С 37-го года это было политически обусловлено… Сейчас тайну усыновления никто не отменял. Но если вы имеете желание не сохранять эту тайну, то это ваша личная позиция. Но те лица, которые причастны к процессу усыновления, все равно ее будут сохранять. Большинство усыновителей сохраняют тайну. Существуют такие понятия, как имитация беременности, помещение в родильный дом, встреча из родильного дома, хотя ребенок этот усыновленный… Но я приветствую и тех людей, кто не сохраняют эту тайну и открыто говорит об этом шаге. И это даже более позитивно сказывается на детях, чем тогда, когда дети случайно или от доброжелателей узнают об этом факте. Тогда происходит трагедия. Да и часто тайна мешает проводить наблюдение и медицинское сопровождение ребенка. Ведь родители, если усыновляют ребенка до года, имеют право изменять дату его рождения на месяц. Но пока есть закон о тайне усыновления, мы обязаны его соблюдать.

Е.С.: Некоторые исследования говорят, что дети, даже самые маленькие, на уровне подсознания помнят все. Поэтому, если даже им не проговаривать, что с ними произошло, это все равно есть у таких детей в сознании. Мы беседовали с теми (сейчас они уже мои ровесники), кого усыновили за рубежом. И все говорили, что они всегда что-то чувствовали, называли это по-разному: «дырка в душе», «рана»… Т.е. ребенок чувствовал, что с ним что-то не так. И многие ощущали какую-то боль. А соответственно, могли как-то пытаться заглушить эту боль алкоголем, ранними половыми связями, наркотиками… А тем детям, кому с самого детства признавались во всей правде, им было легче жить. Им говорили, что просто в начале жизни у них была драма. И когда возникало такое тянущееся чувство, ребенок понимал, что это не из-за того, что он не такой как все, а просто из-за той драмы.

Считается, что усыновление ребенка — долгая бюрократическая процедура. Так ли это?

Е.С.: Раньше я говорила, что усыновить — это просто. Это проще, чем получить водительские права. Теперь я говорю то же самое, но с горечью. Почему с горечью? Потому что иногда нет времени подготовиться к этому. Надо пройти медицинскую комиссию, доказать, что ты можешь содержать семью, не бомж, нет судимостей, да по большому счету собственно и все.

Необычная беременность (видео)
Л.С.: Когда приходит кандидат, он получает уже заранее всю информацию о ребенке, причем даже конфиденциальную. Что касается историй про эту бюрократическую процедуру, то тут каждый документ оправдан. Даже слишком просто все.

Правда ли, что чаще всего усыновляют маленьких детей?

Е.С.: То, что детей усыновляют больше до 3 лет, — это миф. Самый дефицит усыновительский — девочка 5 лет. А еще больший миф, я уже не знаю, кто это придумал, что девочки 5 лет — предел мечтаний! У меня есть дочь, рожденная, так у нее в 5 лет началось такое! Кризис маленькой женщины.

Как обстоят дела с усыновлением иностранцами? А при желании усыновить одного ребенка одновременно двумя семьями — из России и зарубежной, как поступят соответствующие органы?

Л.С.: По действующему закону, если 6 месяцев ребенком никто не интересовался, то иностранной паре или одинокому иностранному гражданину будет выдано разрешение. Если ребенком заинтересовались одновременно две пары, то предпочтение будет отдано только российским усыновителям.

А есть механизм, который защищает в этом права российских усыновителей? Ведь иностранной паре нетрудно, например, дать нужным людям взятку, чтобы решение было в их пользу.

Л.С.: Есть такой механизм. Называется прокуратура. Да и в суде этот случай всплыть сразу может… У нас не было такого, чтобы в один момент все ринулись усыновлять. К сожалению, не было вот такого ажиотажа, а хотелось бы. И чтобы было больше российских усыновителей.

Е.С.: К сожалению, предложение тут очень сильно превышает спрос…


Илья Калинин
Фото – кадры из фильма «Невидимые»


2008-03-24
  • PT2M55SФрагмент фильма «Невидимые» (4 Мб)
    Фрагмент фильма «Невидимые» (4 Мб)

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА