В. Ильин: «Мы не сможем без помощи людей»

Интервью с начальником Управления Госнаркоконтроля по Новосибирской области

В. Ильин: «Мы не сможем без помощи людей»

18 февраля в Новосибирске состоялось первое заседание областной антинаркотической комиссии — территориального аналога Государственного антинаркотического комитета, первая встреча которого прошла 22 января в Москве. Возглавлять областную комиссию будет губернатор Виктор Толоконский, а задача координации всей деятельности возложена на Управление ФСКН России (Госнаркоконтроль) по Новосибирской области. Начальник управления генерал-майор полиции Владимир Ильин буквально через несколько часов после заседания встретился с корреспондентом НГС.НОВОСТИ и рассказал о том, как теперь будет вестись борьба с распространением наркотиков в регионе.

Почему именно сейчас создается вертикаль антинаркотических комитетов в Москве и в регионах?

Наркоугроза для России встала в один ряд с угрозами терроризма и вооруженных конфликтов. У нас достаточно хорошо поставлен анализ ситуации, и мы понимаем, что самую большую угрозу представляет наркотизация молодежи — мы реально можем потерять целое поколение. Поэтому уже сейчас необходимо наметить комплекс мер, а для этого и созданы антинаркотический комитет и комиссии на местах. В Новосибирской области опыт работы комиссии при губернаторе уже есть, только раньше ей руководил вице-губернатор Андрей Филичев.

За последние три года ситуация резко изменилась в том плане, что мы, координируя работу не только с органами исполнительной власти, но и с широким спектром общественных, религиозных, спортивных и других организаций, стали решать проблемы наркомании общими усилиями. Проводятся родительские уроки, классные часы, и сегодня на заседании комиссии этому уделялось большое внимание. Начиная со школьников и до студентов старших курсов от 3 % до 40 % знают, где и как можно купить наркотики. Достаточно большое количество — 10–12 % — пробовали наркотики, в большинстве своем легкие, хотя такое деление и условно. Все это и вызвало необходимость повысить уровень взаимодействия и координации усилий.

Чем будет отличаться работа этой комиссии от прежней?

Принципиальное отличие: там была главная задача — организовать взаимодействие общественных организаций, контролирующих органов, органов исполнительной власти. А здесь работа будет направлена на организацию работы федеральных и территориальных органов исполнительной власти. Я думаю, что вопросы финансирования и привлечения к работе будут решаться более жестко — сама ситуация вызывает необходимость принятия более жестких мер.

Какие данные по проблеме наркомании в Новосибирской области вы озвучили на заседании комиссии?

По уровню наркотизации населения еще до позапрошлого года мы были в первой пятерке среди регионов России. Сейчас уже в конце первой десятки. Новосибирская область, являясь мультимодальным транспортным узлом и центром торговли, находится на границе, и через нас идет огромный поток наркотиков — мы знаем, что 15–20 % оседают здесь. То есть сам наркотрафик порождает сеть торговли наркотиками. Самый опасный наркотик — это героин.

В 2007 году было выявлено 6750 преступлений, связанных с оборотом наркотиков. Если раньше у нас доля таких преступлений в общей статистике была равна 6 %, то за прошлый год она выросла до 7 %. Есть однако один показатель, который резко упал: в 2006 году было 7576 выездов скорой помощи к лицам с передозировкой наркотиков, 381 человек в этом случае умер; в 2007 году таких выездов было 4790, со смертельным исходом — 181. Снижение смертности от передозировки связано с тем, что не хватает тяжелых наркотиков, и люди переходят на более легкие и даже на употребление алкоголя.

Основные преступления, которые мы выявляем, — это контрабанда. До 15 % произведенного в Афганистане героина (а это 800 тонн в прошлом году) может оседать у нас, в Российской Федерации. Часть наркотиков синтетического происхождения — амфетамины, экстази — идут к нам из стран Балтии, Польши, Германии, Голландии и так далее. За год нами изъято почти 1,5 тонны наркотиков (240 кг героина, вдвое больше синтетических наркотиков) — это 15 млн доз. Мы значительно обескровили этот рынок. Организованных преступных сообществ за прошлый год было выявлено три — это лучший результат в России, и мы никогда столько не выявляли.

Какие-то конкретные решения будут приняты в ближайшее время этой комиссией?

Мы много работаем в таких местах, как бары, ночные клубы, дискотеки — там, где бывают главные потребители наркотиков — молодежь. Там идет активное распространение наркотиков. Оно меняется, и не всегда мы можем эту ситуацию отследить. Наказание по этим статьям очень суровое: за сбыт — до 20 лет, за хранение и перевозку — до 10, и преступники действуют очень конспиративно, но все происходит на глазах руководителей этих учреждений, которые арендуют свои помещения. И сегодня губернатор особо подчеркнул, что нужно разработать комплекс мер и отработать постановление губернатора, по которому будет прекращаться договор аренды с такими клубами.

Очень серьезно поднимался вопрос по ректорам вузов и директорам школ: если будут выявляться факты распространения наркотиков, то будут приниматься решения об ответственности руководителей.

Виктор Александрович поставил задачу — за две недели подготовить предложения по максимальному расширению числа реабилитационных коек в центральных районных больницах вплоть до того, чтобы изменить профиль некоторых лечебных учреждений — в особенности там, где речь идет о детях и молодежи. Губернатор принял решение составить не просто план работы, а целую программу наших действий на ближайшую перспективу, для того чтобы сразу намечать вопросы финансирования. Он пообещал, что на эти цели денег будет выделено столько, сколько нужно.

Какие еще вопросы обсуждались на первом заседании?

В декабре 2007 года было принято постановление правительства по обороту прекурсоров, которое вступило в силу 16 января. Раньше не было постановления правительства, а были списки сильнодействующих и наркотических веществ. У нас в области 113 организаций торгуют сильнодействующими веществами, и существует порядок, как эта деятельность лицензируется. Если же она не лицензирована, то это незаконное предпринимательство, и все деньги, которые от этой деятельности поступают, должны изыматься в доход государства. Начиная с 2005 года мы проводили десятки проверок таких организаций, и в отношении шести юридических лиц были возбуждены уголовные дела. По четырем из шести организаций были приговоры, два дела находятся в суде. И я уверен, в законности своих действий.

Сейчас в силу того что ацетон, медицинский эфир и толуол (они являются прекурсорами для производства наркотических средств) выведены из списка, одно дело будет прекращено в суде. Но вся наша деятельность до этого была законной.

Вообще, ставится цель добровольного мониторинга ситуации, при которой в каждой организации должно быть четко установлено, какое количество таких веществ необходимо для производства. И никто тогда в эту сферу вторгаться не будет. Потому что если образуются излишки, то они уходят в незаконный оборот. За год у нас только на территории области было выявлено пять лабораторий по производству синтетических наркотиков.

Каковы, на ваш взгляд, основные причины распространения наркотиков в Новосибирской области?

Уровень жизни повышается. И как это не прискорбно, рост потребления наркотиков вызван ростом благосостояния: впереди нас в первой пятерке идут Магадан, Югра, Норильск. Там, где уровень заработков выше — там выше и уровень наркотизации. Где есть деньги — туда идет и товар. Но я думаю, что в ближайшие годы с укреплением границы и ее оборудованием мы сможем лучше с этим бороться. Последовательно с 2005 года мы работаем на рейсах из Таджикистана — за год у нас было выявлено 14 контрабанд внутриполостным способом. А теперь мы уже зафиксировали один случай, когда алма-атинским поездом через Барнаул (эта дорога занимает больше двух суток) человек вез в желудке 700 граммов. Это смертельно опасный способ: ведь надо человека напичкать лекарствами так, чтобы он двое суток держался.

Какие бы позиции у нас не были, мы не сможем бороться с наркотиками без помощи людей. Мы смогли это сделать по Кулацкому поселку (знаменитый клан Оглы) — дело слушается в областном суде. Там 92 преступных эпизода, в том числе вовлечение в торговлю героином несовершеннолетних — и по этому делу выступило более 200 свидетелей.

Конопляная проблема заключается в том, что тысячи гектаров в области засорены, и эти брошенные сельхозугодья находятся близко от сел — там молодежь ее и собирает. Не так далеко от нас Тыва, Бурятия, Иркутская область. В Тыве наркотики производят от безысходности, как и в Афганистане. Мы пытаемся пресекать этот трафик, но тут есть путь: из Тывы к нам приезжают учиться студенты, там остается их родовое гнездо, и они пытаются привозить с собой наркотики. Но основная проблема с точки зрения миграционных процессов — это иностранная рабочая сила. За год к нам прибыли 128 тысяч граждан, из них 80 тыс. зарегистрировались как работники. Они въезжают, как правило, автомобильным транспортом, а контролировать эти пути — огромная проблема.

Справка: По данным Управления ФСКН, в Новосибирской области 519 человек на 100 тыс. населения употребляют наркотики. Этот показатель на 28 % выше среднего уровня по СФО и вдвое выше среднего по РФ. На учете состоят 17 тыс. человек, болеющих наркоманией (рост к 2006 году — 4 %). По экспертным оценкам, в учреждениях здравоохранения на учет ставится только каждый 10-й. Отсюда реальное число употребляющих наркотики — 170 тыс. человек, почти 6 % населения области. За год на 174 человека увеличилось количество несовершеннолетних, которые поставлены на учет в наркодиспансерах, из них 160 человек — в сельской местности.


Константин Пономарев
Фото автора


НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА