А. Шаповалов: «Это проблема Ксении Собчак»

Новосибирский антрополог рассказал о том, как женский оргазм грозит гибелью западной культуре

А. Шаповалов: «Это проблема Ксении Собчак»

Перед Днем святого Валентина в клубе «Труба» прошла провокационная лекция кандидата исторических наук, новосибирского антрополога и специалиста по первобытнообщинному обществу Андрея Шаповалова. Те, кто знаком с выступлениями Шаповалова, считают его сексистом и шовинистом за любовь к термину «самка человека». Однако не все знают его высказывание: «Человек — звучит гордо, а самка человека — круто». Тема доклада в этот вечер была не совсем обычной — «Второе открытие оргазма как цивилизационная проблема». Не совсем обычной оказалась и аудитория — в основном она состояла из молодых девушек. Пообщаться с г-ном Шаповаловым захотел и корреспондент НГС.НОВОСТИ — один из немногих мужчин, пришедших в этот вечер.

Тема довольно провокационная…

Когда мы поставили слово «оргазм» в заглавие темы, я оказался в рискованном положении: я вынужден сейчас говорить о вещах, где каждый, в общем-то, тайно или явно считает себя большим специалистом. Поэтому я не буду говорить о персональном опыте, я буду рассматривать оргазм как некую антропологическую метафору.

Что вы можете в целом сказать об оргазме с точки зрения теории происхождения человека, которой вы придерживаетесь?

Поскольку я обещал рассказать, чем грозит миру второе открытие оргазма, я считаю необходимым рассказать, что дало первое. Оргазм свойственен очень многим биологическим видам, но исключительно самцам (так биологи говорят в книгах). Самка человека — единственная в животном мире, которая испытывает оргазм. Женский оргазм с точки зрения биологии совершенно не нужен. Опираясь на ряд антропологических теорий, не очень популярных у нас, считается, что оргазм был тем поворотным моментом, который и привел к созданию собственно человека. По проблеме происхождения человека существует несколько теорий, но они все не очень внятные. С моей точки зрения, есть только одна, которая приблизилась к ответу на этот вопрос, — именно секс сделал человека человеком.

В чем заключается эта теория?

Я расскажу о ней коротко, много буду упускать... 4 или 5 млн лет назад произошли какие-то биологически-климатические изменения на планете. Человекообразные обезьяны кардинально изменили образ жизни. Изменение произошло и в групповой структуре… Соотношение самцов и самок было примерно четыре–пять к одному — самцов меньше. Есть один сильный самец, вокруг которого группируются взрослые самцы, которые создают доминирующую группу. Вокруг них собираются половозрелые самки. И на периферии — молодняк.

Половой инстинкт удовлетворяется в такой структуре по очереди. Оргазма у самок обезьян не существует, а как и во всем животном мире, у них существует такое понятие, как эструс. Это короткий период внутрименструального цикла, когда самка готова к зачатию, и от этого она становится чертовски сексуально привлекательной. В период эструса около самки находится доминирующий самец. Он покрывает ее, как только у него возникает желание. После него такое право наступает у других самцов из доминирующей группы. Но самок очень много, и самцы не сильно конкурируют. Жизнь стабильна. Так вот эта стабильность нарушилась.

С одной стороны, часть самок в новых условиях гибнет, т.к. гибнут самые слабые. С другой стороны, те самки, которые не гибнут, оказываются очень востребованными, а значит, являются источниками конфликтов. Группы самок и самцов становятся по количеству примерно одинаковыми. А самки, которые находятся не в эструсе, являются непривлекательными…

У самки возникла потребность удерживать около себя самцов, когда у нее не было эструса. В итоге мутации пошли по пути приспособления. И у самки в результате различных изменений период эструса увеличился — растянулся почти на месяц, совпал с менструальным циклом, а в результате пропал. В итоге получилось примерно то, что существует и сейчас — женщина может вступать в половой акт фактически на протяжении всего года. И она стала сексуально привлекательной на весь этот период. В итоге система доминирования сломалась, самцы и самки стали разбиваться на временные пары. В ходе этих перестроек возник еще один эффект — женский оргазм — вещь внебиологическая. У самцов оргазм был всегда, а самка его испытала тогда впервые. И это было для нее как взрыв.

К чему это привело?

Самка начала развивать невероятную физическую активность, у нее возникло надбиологическое поведение — она вела себя нестандартно и впервые стала выбирать самца. Для мужчины это ужасно плохо. Ему не очень понятно, по каким принципам она делает свой выбор. Самка стала делать все, чтобы определенный самец, с которым она смогла бы повторить те мощные ощущения, был рядом с ней. И самец, который получил доступ к этой самке, тоже старался делать что-то, чтобы возвращаться к ней и удовлетворять ее. Вокруг этого удовлетворения стала возникать культура. Появляются социальные системы, материальная культура, духовная и т.д. Фактически первый оргазм сделал человека надбиологическим существом.

А далее многие культуры начали женщину задавливать. Христианству это удалось виртуозно: женщину объявили греховным сосудом, и на нее повесили первородный грех. И началось большое давление на женскую сексуальность. Сто лет назад в западной цивилизации никто не считал, что женский оргазм возможен. Он считался клиническим случаем — психической или физической болезнью.

Но к XX веку все изменилось…

Да, изобрели пенициллин, который снял страх перед венерическими болезнями, потом прошли две мощные войны, после которых стало много свободных женщин, которые заняли мужские ниши и научились жить без мужчин… А потом случилось совсем страшное — в 50-х годах возникло общество потребления. Женщина стала иметь свободное время и достаточно свободных средств, чтобы думать о себе. А мужчины почувствовали, что из-за того что женская сексуальность задавлена, они также страдают. И случилась сексуальная революция. Она вновь открыла для женщины оргазм.

А общество потребления начало создавать все новые продукты, которые были ориентированы на женскую аудиторию. Если вначале женщине втюхивали стиральные порошки, стиральные машины, платья, то постепенно стали раскрывать новые потребности женщины. Сейчас предложение на рынке к женщинам следующее: «Ты свободная и независимая, ты чертовски привлекательная, следи за собой, потребляй наши продукты и будешь неотразима! Мужчины штабелями будут укладываться, но это не совсем твои мужчины… Ты должна действовать для себя!»

И это правильно! (женская реплика из зала)

Я тоже считал это правильным, пока не заметил одну вещь — началась борьба за женскую красоту, но женщине никто не объяснил, для чего ей это надо. И женщина на определенном этапе осознает, что это тело, которое она холит и лелеет, ей некому отдать, потому что достойных нет!

Появился целый класс женщин, которые полностью отошли от той культурной модели, которая практиковалась на протяжении 1,5 млн лет. Они теперь не хотят заниматься собирательством и быть привязанными к одному гнездовью. Но биология берет свое — мужчина им нужен, да и семейные ценности еще остались: семья, дети, домашний очаг… Сколько у нас в крупных городах умниц, красавиц, с хорошей работой… Но мужчин на всех не хватает. И чаще не физически не хватает — не хватает достойных! А мужчины постепенно стали утрачивать свои культурные позиции — перестали выполнять свою роль.

И что получается?

На выходе мы имеем огромный процент развода в городах. Потому что чаще всего мужчина не соответствует потребностям женщины. Мы имеем поздние браки, браки, где мало детей… Имеем еще то, что мужчины, да и женщины, не желая ввязываться в такие биолого-семейные проблемы, отходят от них — попросту меняют ориентацию. Никто не осознает то, что с подменой культурных ролей ломается первичная социальная структура.

Вы ни разу не произнесли слово «любовь». Может, все-таки проблема для женщины не в оргазме, а в любви?

Полностью согласен. Но «оргазм» во второй части (речь о втором открытии оргазма — прим. автора) — это в основном метафора. Это удовлетворение не только от полового акта, а от отношений вообще — то, что вы называете любовью. Просто я не очень люблю это слово. Любовь — ненаучное слово, антропологически я его объяснить не могу. И это меня смущает.

Так может, проблема вообще не в оргазме, а в том, что самок сейчас больше, чем самцов? Вот они и распоясались…

В том-то и дело — их больше, и они должны бороться за каждого редкого мужчину. А они их перебирают!

Что нас может ожидать в будущем?

Будет очень большой приток инокультурных элементов (африканцев, индийцев, китайцев), которые не имеют этой проблемы. И они выровняют ситуацию.

Т.е. это проблема не цивилизации, а отдельных культур?

Исключительно западной культуры. И пока эта проблема обозначена на прослойке элитных классов, с которых массовая культура рисует отдельную жизнь. Пока это проблема Ксении Собчак, по большому счету.


Илья Калинин
Фото Ирины Гавва


НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА