Эффект бомбы

По версии следствия, Октябрьский суд взорвал случайно выпущенный на свободу разбойник

Эффект бомбы

В Новосибирске начался беспрецедентный судебный процесс по делу о подрыве здания районного суда. 3 сентября 2006 года в результате мощного взрыва было частично разрушено одно из крыльев здания Октябрьского суда Новосибирска. По подозрению в организации небывалого по дерзости преступления был задержан некий ранее судимый Константин Шихавцов, который на тот момент являлся подсудимым по делу о серии разбойных нападений — его дело рассматривал один из судей Октябрьского райсуда. По невероятному стечению обстоятельств Шихавцова, постоянно находившегося под стражей, вдруг выпустили из СИЗО под подписку о невыезде — судья был в отпуске, продлить арест оказалось некому. «Воздух свободы» опьянил мужчину настолько, что он твердо решил больше никогда не возвращаться в камеру. Уничтожить материалы уголовного дела, взорвав суд, именно такой вариант решения проблемы показался Шихавцову наиболее «оптимальным».

35-летний Константин Шихавцов, ранее судимый за различные преступления, в очередной раз попал на скамью подсудимых не как какой-нибудь рядовой вор или грабитель, а как человек, покусившийся на судебную систему. Шихавцов, как утверждает следствие, намеренно подорвал здание Октябрьского районного суда, чтобы избежать ответственности за другие совершенные им преступления. Дело Константина Шихавцова рассматривается как исключение — не по подсудности и не по территориальному признаку. Решением судебного департамента материалы переданы в один из районных судов Новосибирска — в Калининский — по признаку «случайной выборки». В Октябрьском суде дело не могло быть рассмотрено по принципиальным соображениям — потерпевшими и свидетелями по делу является чуть ли не весь коллектив райсуда.

Согласно материалам расследования взрыв в здании федерального суда общей юрисдикции Октябрьского района Новосибирска произошел в ночь на воскресенье 3 сентября 2006 года. В момент взрыва в самом здании суда находился только один охранник, он и вызвал пожарных. Прибывшим на место расчетам предстала картина довольно серьезных разрушений: стены одного крыла здания обрушились, почти во всем здании вылетели стекла, в некоторых коридорах обвалились перегородки, взрывная волна разрушила одну из внешних несущих стен здания.

В ходе осмотра места происшествия следователями прокуратуры было установлено, что в результате взрыва в той или иной степени пострадали материалы порядка 40 уголовных дел.

Поскольку папки с делами хранились в металлических сейфах, максимальный вред, причиненный большинству материалов, выражался только в обугливании верхних листов папок. Однако некоторые дела оказались частично уничтожены. В числе таких дел было и 5-томное дело группировки разбойников, возглавляемой неким Константином Шихавцовым.

Именно дело Шихавцова больше других заинтересовало сыщиков. Различные версии о террористическом акте или покушении на кого-либо из судей следствие отодвинуло на второй план. В 4 часа утра воскресенья в здании суда вряд ли мог находиться кто-то из судей. В здании был только единственный охранник, да и он «базировался» в другом — невзорванном крыле. В итоге версию о попытке умышленного уничтожения материалов уголовного дела с целью ухода от ответственности оперативники приняли в качестве основной. А подсудимый по делу о разбоях Шихавцов, неожиданно оказавшийся незадолго до взрыва на свободе, оказался единственным, кто реально мог совершить такое преступление. Константина Шихавцова задержали через 5 дней после взрыва.

В ходе расследования выяснилось, что 35-летний житель Новосибирска — ранее судимый Константин Шихавцов, — употреблявший внутривенно героин, обвинялся в совершении ряда групповых разбойных нападений с применением обреза охотничьего ружья. Дело Шиховцова и двоих его сообщников рассматривал судья Октябрьского суда Евгений Захаров.

Летом 2006 года произошло необъяснимое: в очередной раз слушания были отложены, судья ушел в отпуск, срок содержания под стражей подсудимых истек. В итоге сообщники оказались на свободе под подпиской о невыезде. Через несколько недель лидер группы, не посвящая в планы своих прежних приятелей, нашел новых подельников, с которыми и организовал подрыв.

Ночью 3 сентября 2006 года злоумышленники просверлили в стеклопакетах здания Октябрьского суда отверстия и через шланги закачали во внутренние помещения несколько десятков литров бензина и газа. Бензин сливали из канистр, газ перекачивали из обычных бытовых баллонов. Поджог всей этой богатой «адской смеси» подозреваемые осуществили посредством самодельных фитилей, вставленных в те же отверстия. Фитили представляли собой медные трубки, набитые охотничьим порохом, с прикрепленными к ним веревками, пропитанными бензином.

Позднее эксперты отметили хорошее знание подрывного дела и химии, которое продемонстрировал Константин Шихавцов.

Но одного он не учел — вся эта горючая смесь вызвала не масштабный пожар, как рассчитывал мужчина, а мгновенный взрыв. Следователи установили: если бы в здании начался пожар, сгорели бы вообще все дела. Но поскольку все «богатство» газо-бензиновой смеси ушло на разрушительный взрыв, активного горения в здании уже не было.

Материалы дела Шихавцова органы следствия восстановили полностью — они могут это сделать даже вне зависимости от того, насколько сильно повреждены конкретные паки с материалами, находящиеся в суде. В январе 2007 года мужчина получил за свои разбои 8 лет лишения свободы. Вскоре ему были предъявлены обвинения по ч. 2 ст. 167 УК РФ «Умышленное уничтожение или повреждение имущества путем поджога». Максимум, что могут добавить осужденному, — это 5 лет лишения свободы. Впрочем, в случае признания вины Константин Шихавцов практически на всю жизнь останется должником государства — ущерб, причиненный зданию суда, потянул на 40 миллионов рублей.


Дмитрий Косенко
Фото petropavlovsk.ru


НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА