«Это подарок природы»

Новосибирский ускоритель позволит уничтожать неизлечимые опухоли мозга

Недавно целый ряд российских СМИ сообщил о создании в Новосибирском институте ядерной физики им. Будкера уникального ускорителя нейтронов для уничтожения неизлечимых злокачественных опухолей мозга. Новосибирские физики действительно создали не имеющую аналогов установку, позволяющую лечить безнадежных пациентов с помощью так называемой бор-нейтронозахватной терапии. Метод позволяет превратить нейтроны в своеобразное самонаводящееся оружие против рака, причем именно установка ИЯФ впервые позволит сделать эту терапию сравнительно доступной. Однако к клиническим испытаниям врачи и ученые перейдут только года через три. Корреспондент НГС.НОВОСТИ выяснил у автора концептуального проекта ускорителя старшего научного сотрудника ИЯФ Сергея Таскаева, что, как и когда будет лечить новосибирская установка.
На чем основан принцип борнейтронозахватной терапии?

Нейтронозахватную терапию можно назвать настоящим подарком природы. Она была предложена почти сразу после открытия нейтрона — в 1936 году. Ученые обнаружили, что ядро изотопа бор-10 захватывает нейтрон на громадном расстоянии: тепловой нейтрон поглощается с расстояния в сто раз больше размера ядра бора. Это удивительное свойство. Обычно ядро захватывает нейтрон, только когда он летит прямо в него.

Сама методика состоит в том, что если удастся создать повышенную концентрацию бора в раковых клетках, то возможно избирательное уничтожение опухолей облучением медленными нейтронами. Все дело в том, что как только это ядро бора поглотит нейтрон, эта частица тут же разваливается на две — альфа-частицу и ион лития, который в большинстве случаев еще и испускает гамма-квант. Происходит обычная ядерная реакция с большим энерговыделением. Самое удивительное в этой реакции то, что, поскольку альфа-частица и ион лития быстро тормозятся, почти вся энергия ядерной реакции, около 80 %, остается именно в той клетке, которая содержала бор. Получается удивительный метод: нейтрон блуждает по организму, находит раковую клетку и уничтожает ее в результате ядерной реакции.

Раковые клетки поглощают бор гораздо активнее?

Да, все основано именно на этом. Это тоже подарок природы. Еще во время Второй мировой войны американцы отрабатывали этот метод на мышах. И действительно, в 50-х годах они продемонстрировали, что в раковых клетках бора накапливается больше. В результате специально для развития этой методики американцы построили два ядерных реактора! Однако знаний тогда по сути не было никаких. Два пациента умерли на рабочем столе. Возбудили уголовное дело и закрыли методику. Однако один из ассистировавших врачей, некто Хатанака, уехал к себе домой, в Японию, и стал развивать метод у себя. Он сделал препарат бора, который лучше накапливается в раковых клетках, и начал лечить — действительно лечить. Он вскрывал череп пациента прямо возле ядерного реактора, вырезал опухоль, потом вводил препарат и прямо здесь же подставлял пациента под пучок тепловых нейтронов. Его первый пациент с диагнозом «глиобластомы мозга» прожил после этого 21 год! В начале 90-х Хатанака опубликовал эти результаты, после чего начался бум бор-нейтронозахватной терапии. Сейчас на целом ряде реакторов идут клинические испытания.


Например, в Италии, если верить сообщениям СМИ, врачи смогли вырезать печень пациента, облучить и успешно вернуть на место. В чем новизна вашего подхода?

Очень быстро выяснилось, что нет подходящего источника нейтронного излучения. Даже если все эти клинические испытания покажут, что все работает, то методикой будет очень сложно воспользоваться. Нужно будет строить клинику возле ядерного реактора. Отсюда проблемы с безопасностью и общественными фобиями. Например, в Японии реакторы, отслужившие некий срок, просто закрывают. В результате та знаменитая японская команда, которая начала работу над методикой, сейчас остается без инструмента.

Новизна нашего подхода состоит в том, что вместо реактора для получения нейтронного пучка мы предлагаем использовать ускоритель, который можно поставить в онкологическую клинику. Но мы не только предложили оригинальный ускоритель-тандем с вакуумной изоляцией и припороговый режим генерации нейтронов, но еще и делаем его. Причем из-за сложности задачи мы решили пойти еще неизведанным путем в надежде получить требуемый результат. Специалисты, указывая на возможные проблемы реализации нашего предложения, в то же время с интересом ждали: «Получится ли?». К счастью, получилось — ускоритель собран и протонный пучок получен.

Что будет дальше?

У нас есть программа, рассчитанная на ближайшие два с половиной года. Мы должны получить стационарный 5 мА 2 МэВ протонный пучок. Затем сбросить его на литиевую мишень, из которой в результате взаимодействия протона с ядром лития будут лететь нейтроны. Затем эти нейтроны надо будет немного затормозить, сформировать терапевтический пучок эпитепловых нейтронов и измерить их спектр и поток. Через два с половиной года мы должны аттестовать ускоритель и подготовить техническое задание на сооружение таких установок. После этого можно будет вести разговоры с конкретными клиниками, надеюсь, российскими. Конечно, под эту установку необходимо будет специальное здание, нужно будет снова вкладываться, рисковать.

То есть вам понадобится венчурный инвестор?

Да, либо инвестор, готовый рисковать и дать деньги под то, что еще никто никогда не делал, либо интерес проявят те в мире, кто сейчас занимается этой терапией на реакторах. Также у нас есть научный интерес продолжать заниматься этим делом, поскольку уже сейчас, после проведения первых экспериментов, видим пути улучшения установки.

На чьи деньги удалось построить первую установку?

У этого направления очень интересная судьба. В институте мы занялись им десять лет тому назад, в результате обычного телефонного звонка одного одногруппника другому: «Гриша, я тут был на конференции по нейтронозахватной терапии, ты не знаешь, кто может сделать ускоритель?». Через некоторое время был дан ответ: «Мы можем». Сначала все закрутилось на голом энтузиазме, потом нас поддержали международные научные фонды. На их деньги и на деньги института в 2004 году мы начали строить установку. В этом году, когда установка уже построена, мы наконец получили российское финансирование по программе уникальных установок.

Если бор-нейтронозахватная терапия настолько эффективна, почему у вашей установки такая узкая специализация — несколько видов опухолей мозга?

Ответ очень простой. Такая специализация служит основанием, почему этим методом нужно заниматься. Эта методика лечит именно неизлечимые опухоли. Кроме того, в отношении многих других опухолей такая терапия будет напоминать стрельбу из пушки по воробьям. Нейтронозахватная терапия специализируется на опухолях, которые не локализованы, которые часто непонятно, где искать. При этом не все опухоли накапливают бор. Да и сам препарат бора недешев — терапия довольно дорогостоящая. Сейчас главное, чтобы эта методика получала инструмент для развития, а потом посмотрим, что еще можно лечить.


Петр Малков

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Новости звёзд

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено